"Хочешь чистый воздух - живи за городом" - Андрей Даниленко | Документ экобиблиотеки | | Экодело - экологические проекты и организации

"Хочешь чистый воздух - живи за городом" - Андрей Даниленко

 

ТЕМА НОМЕРА

В Новосибирске, как и всех других сибирских городах, экологические условия смело можно назвать напряженными, хотя они и улучшились по сравнению с периодом конца 80-х - начала 90-х годов. О закономерностях развития города, ситуации с озеленением и транспортом, а так же о возможности влиять на городское развитие мы и разговаривали. с Андреем Анатольевичем Даниленко, начальником отдела анализа информации, экологической экспертизы и нормирования Комитета природных ресурсов и охраны окружающей среды мэрии г. Новосибирска.

Андрей, как, на Ваш взгляд, должно быть организовано городское управление и хозяйство, чтобы оптимальным образом создавать благоприятную экологическую среду? И, соответственно, способствовать устойчивому развитию города?

Надо сначала понять, а что подразумевается под устойчивым развитием города? До чего он должен развиться? Город сам по себе - это огромный концентрат людей, производственных мощностей, энергии, и все это сжато в узком месте. Это уже подразумевает стрессовую ситуацию и для окружающей среды, и для людей. И лучший вариант, бесстрессовый - сельская местность. И в мире люди так и живут, в маленьких городках, в той же Англии. У нас наоборот была ситуация, когда мы чрезмерно укрупняли города, создавали крупные и еще более крупные населенные пункты. А маленькие города мельчали.

С чем связана эта тенденция к укрупнению городов в России и продолжается ли она?

Видимо, она связана с логикой развития страны. Новосибирск уже не увеличивается, хотя в прогнозах такое было - дальнейший рост. Сейчас в мечтах - уже хотя бы стабилизация населения, потому что смертность в Новосибирске превышает приток населения, не говоря уж о рождаемости.

Можно ли сказать, что благодаря этому Новосибирск - на пути к устойчивому развитию?

Сомнительно. Еще раз говорю, надо сначала определиться в терминах, что собой представляет устойчивое развитие.

В общем виде - это развитие, которое позволяет эксплуатировать среду неопределенно долго без неблагоприятных последствий для ныне живущих поколений и для будущих. В городах это, наверное, создание благоприятной среды для жителей, но не за счет тотального разграбления окружающей среды. Следуя путем устойчивого развития, мы должны изыскивать способы минимизации затрат на жизнедеятельность города.

В наших условиях это уже нереально. Нельзя было создавать город в таких условиях. Новосибирск - полуторамиллионный город и единственный из городов-милионников в мире, а не только в России, находящийся в таких климатических условиях. Отсюда - огромные энергетические потребности, от которых никуда не уйти. В идеальном варианте здесь город вообще было строить нельзя: нужно (выбирая место для такого города) было строить климатическую кривую, ниже которой строить города можно, а выше - нельзя. Мы же всегда стремились освоить северные территории, и севернее Новосибирска залазили, взять тот же Норильск, Якутск.

У нас много городов появилось на транспортных путях. Вспомнить древнюю Мангазею, куда еще ушкуйники ходили. Освоение Сибири шло с Севера, до Ермака еще, когда русские поднимались через устье реки Оби, именно там была древняя Мангазея. Это тоже был город, но другой, не современный, торгово-перевалочный пункт, выполнил свое предназначение - и исчез с географической карты.

Старые города, которые насчитывают сотни и тысячи лет истории - Москва, Рим, уничтожали природную среду вокруг себя постепенно. Новосибирску - 100 лет, тем не менее, тенденция точно та же, что и в тысячелетних городах: уничтожение окружающего ландшафта и окружающей естественной среды. Возможно ли построить крупный город на каких-то иных основаниях?

Уничтожение - это игра терминами. Ни крупный, ни мелкий город, не изменяя среду обитания, не построить. Изменение - да. "Затолкали" реку, необязательно в трубу, просто в набережную, вроде бы красиво - уже изменили. Как представить без набережной Питер? В то же время в других городах: нет набережной - ну и слава богу. Сейчас и Москву невозможно представить без набережной, но это тоже изменения водного объекта, причем с далеко идущими последствиями. На самом деле: перекрываются линии стока, развиваются процессы обводнения территории. Москва на сегодняшний день - подтопленный город, Новосибирск, к слову сказать, - тоже, хотя у нас набережных гораздо меньше, чем в Москве. Но деваться от этих процессов некуда. В процессе строительства бывает: проверили обводненность грунтов на 7 метров - воды нет. Поставили дом - вода появилась. Его еще не довели до верхнего этажа, а вода уже есть. Развиваются барражные эффекты, несмотря на то, что сплошного фундамента нет, он сделан из свай. Но сама по себе проницаемость грунтов изменилась, появились препятствия, и это моментально сказалось на уровне вод. В свое время Энгельс красиво сказал: природа всегда мстит за ошибки. На самом деле это и не ошибки: есть другой способ поставить этот дом? Нет. Другое дело, что нужно обязательно учитывать реакцию среды и стоить таким образом, чтобы минимизировать эти вредные для человека последствия.

В сельской местности мы разве ничего не изменили? Тоже изменили. Была устойчивая система - луг. Но он нас не устраивает: что мы с него можем есть? Ничего. Мы вводим монокультуру - высеваем пшеницу. Мы создаем неустойчивую систему, которая в природе без нашего вмешательства существовать не может. Это означает, что мы не только в городах что-то поменяли, мы везде поменяли. Боремся с вредителями? Их разве в природе не было? Были.

Но не было таких массовых размножений.

А это реакция среды. Мы посеяли пшеницу - много корма для вида, он размножился. Он просто отреагировал на избыток пищи, как отреагировал бы и в природе, а для нас это вредитель.

Из этого вывод: коль невмешательство невозможно, надо делать вмешательство умеренным и устойчивым. Возможна ли такая система взаимодействия с ландшафтом, что человек ограничится вмешательством, которое не принесет ему вреда? Возможно ли сознательно использовать эти реки, прежде всего малые, в создании городских ландшафтов, минимально изменяя их природу?

Более того, даже необходимо. Конечно, должна быть соответствующая градостроительная концепция, которая бы учитывала основные элементы ландшафта и пыталась вписать город в этот ландшафт. Если в эту концепцию река не попадает, ее со временем все равно "затопчут". Так происходило в Москве, происходит у нас, происходило в десятках других городов. А с другой стороны, есть десятки примеров, когда к рекам отнеслись по-другому. Питер неплохо вписался именно в водный ландшафт. Но это планировалось изначально. Петр I вообще пытался строить этот город без улиц. На Васильевском острове все улицы - это бывшие каналы, которые сейчас засыпаны.

Подтопление идет?

А он и так весь подтоплен, изначально весь подтоплен. С этой точки зрения там нельзя было строить город. Но хотелось! Венецию взять - тоже город тонет медленно. Но концепция была - вжиться в лагуну. Каналы - транспорт. Каналы - источник водоснабжения, каналы - канализация. В Венеции до сих пор в них весь сток поступает.

Сам подход был такой, что к водному объекту относились не как к помехе, а как к транспортной артерии, город вживлялся в нее. В Новосибирске малые реки не имели такого значения, поэтому и строили город так. А дальше получилось - не учли их дренирующие особенности, причем, чем глубже речная долина, тем, как правило, большую водопонижающую функцию она выполняет. Это не нравилось, началось выполаживание долин, соответственно, как реакция на это - подъем грунтовых вод.

Не нравилось кому?

Сложно сказать, скорее всего, архитекторам. Наверное, не нравились сильные перепады высот. Я оцениваю это по результату. Есть города, и их много, со значительно большими перепадами высот в черте города, - Киев, уже не говорю о Тбилиси, Ереване. Там вообще сумасшедшие перепады высот.

Это не было связано с промышленностью и так называемыми народнохозяйственными задачами?

Новосибирск вообще очень сложный в этом отношении город. Можно говорить о молодом городе Бразилиа, который изначально создавался как столица и строился по таким планам, чтобы хорошо всем было. Но Новосибирск большую часть своей истории жил в экстремальных условиях. Когда в начале войны сюда привезли две трети предприятий, которые сейчас работают, некогда было думать о том - экологично или не экологично. Нужно было поставить предприятия и выпускать продукцию. Главные условия для работы были вода, энергия. В других условиях кто бы поставил ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3 в тех места, где они сейчас стоят? Их поставили около промышленных предприятий, на первой террасе Оби. ТЭЦ была необходима вода, ведь обе ТЭЦ работают на прямотоке, - для них берут воду в специальном отводном канале для охлаждения оборудования и сбрасывают в него же.

Ну, если взять более старые сибирские города, которые строились не в такой спешке и не в условиях военного времени, не для быстрого промышленного освоения территории. Можно ли сказать, что в них условия сейчас лучше и более удачное планирование?

Думаю, можно привести десятки примеров еще менее удачного планирования, нам в Новосибирске от этого все равно не легче. Тот же Норильск. Очень красивый город, строился по ленинградским проектам. Но построен он был на дне глубокой котловины, а на склонах вокруг разместили крупнейшие предприятия, источники загрязнения атмосферы. Теперь все выбросы ложатся на город - при любом направлении ветра! Ничто не выходит из этой долины реки Норилки.

Красноярск в чем-то повторял опыт Новосибирска, там тоже часть предприятий появилась во время войны, тоже чересполосица - предприятия перемежаются с жилыми застройками. Тем более в 30-е годы к градостроительству были особые подходы. Это мы говорим о городе, что он молод. А надо смотреть, как и сколько раз изменились наши представления о градостроительстве за это время. В 30-е дым, чад, копоть рассматривались как символы индустриализации, индустриальной мощи.

Успеха.

Да, и успеха. Сейчас мы к этому относимся уже с других позиций. Кода строили города в 30-х, не рассчитывали на бурное развитие легкового автотранспорта. С политическими это было связано мотивами или экономическими... Может быть, и действительно Сталин никогда бы не пошел на то, чтобы каждому человеку дать личный автомобиль, как в Штатах. Америку-то сделали автомобили. А вот ощущения свободы - не надо ждать транспорта, сел и поехал, куда захотел, - может, как раз и не хотелось допустить. В итоге получилось: строили завод, при нем строили жилой поселок. Новосибирск тоже формировался по этому принципу. Построили завод Химконцентратов - появилась улица Б. Хмельницкого и поселок для работников завода; строили завод им. Чкалова - при нем сразу поселок и проспект Дзержинского заложили. Решили создать научный центр - построили Академгородок. Концепция была, и город отвечал этой концепции. Сейчас, набив шишек и поняв, что так строить нельзя было, город пытаются перестроить. Разработана новая транспортная схема, новая схема зонирования территории города. И сейчас перед городом уже будет проблема: нужно из жилой зоны удалить оказавшееся там предприятие.

На примере истории нашего города, не столь длительной, видим, что концепции меняются одна за другой, даже на протяжении жизни одного поколения, и под эти концепции трансформируется город. Нет речи о долговременном едином подходе. Возможно ли это вообще для города?

Тоже вопрос очень интересный. Скажем, с точки зрения пенсионера было бы хорошо, чтобы в городе не было никакого производства, может, был бы театр, хотя я сомневаюсь, что сейчас у пенсионеров есть средства в театр ходить. Но сам по себе этот взгляд одновременно и порочный. Чтобы создать город совершенно чистый, он производства не должен иметь? А зачем тогда этот город нужен? Кто в нем будет собираться? Города изначально создавались как центры ремесленничества и торговли. Да, у нас были города, которые ничего не производили. Та же Мангазея. Чисто торговый город, перевалочная база: собирали вокруг меха, грузили, увозили. Пока навигации нет - в склады складывали. Но и Новосибирск сейчас развивается, как мультимодальный транспортный комплекс; не хочу сказать, что это мелко, но всякая однобокость создает ту же неустойчивость. А если завтра потребность в этом отпадет, условия изменятся? Все города, которые создавались "под задачу", не города - городки, десятками умирали и в Америке, и в Австралии. Сейчас такие городки-призраки грозят появиться и у нас. Они бы уже умерли, просто у людей нет денег из них уехать. Половина Кузбасса стала бы пустыней с брошенными городами. Умерла шахта, умерла работа - умер город, никто в нем жить не будет. Только тогда, когда в городе будет хорошо развита производственная сфера, причем будет представлена десятком наименований различных производств, город гарантированно не будет умирать. Рабочая сила может перетекать. Тут будет развита наука, которая отчасти будет связана с этим производством, отчасти работать на образование. Должна развиваться сфера услуг, которая в нашей стране традиционно была "в загоне", а в развитых странах в этой сфере работает большая часть трудоспособного населения, в производстве - меньшая. Люди должны иметь возможность потратить заработанные деньги. Все это и создает город, как устойчивую систему, которая создается на века. Новосибирску в этом смысле, наверное, повезло. С одной стороны - всевозможные пороки развития, с другой - этот город все еще не умер. А печальный пример - город Бердск. Три градообразующих предприятия, и все встали - и город с 100-тысячным населением может умереть.

Транспортная проблема - общемировая. С одной стороны транспорт необходим городу, с другой стороны - сам порождает массу проблем. И в разных концах света решают эти проблемы. Где-то расширяют улицы. Где-то ограничивают проезд личному транспорту и развивают общественный. В Амстердаме, особенно в центре города, многие едут на велосипедах, и очень хорошо работает электрический городской транспорт. А это город с миллионным населением и чрезвычайно плотной системой городов-спутников. Как разгрузить улицы Новосибирска и в то же время не помешать горожанам передвигаться по городу?

Я не против велосипеда, я - "за". Но по климатическим условиям в Новосибирске он все равно не пройдет, потому что полгода в году нам нужен не велосипед, а лыжи. Но, боюсь, что большая часть населения уже не сможет воспользоваться и общественным транспортом при нашем уровне доходов.

Можно, значит, рассчитывать, что проблема загруженности улиц решиться сама собой из-за цен на бензин? Однако пока, похоже, цены останавливают немногих. Из отчета Комитета за 2003 год видно, что до 70% загрязнений воздуха производится автомобилями.

Эту категорию невозможно будет пересадить на общественный транспорт. Не говоря уже о том, что общественный транспорт все равно не панацея, ни одна страна мира на общественном транспорте сильно не сосредоточивается.

Возможно и у нас это устроится как в Амстердаме со временем, когда ситуация станет тупиковой. А пока еще транспорт будет развиваться по традиционным путям: будут расширяться улицы, к тому все идет, к сожалению, не так быстро, как хотелось бы.

Площадь Новосибирска - 625 км2, просто неизбежно на такой территории будет развиваться транспорт. Другое дело, если мы выделим в центре города приемлемую по размерам зону, 5х5 километров, то в принципе в ней можно сильно ограничить движение транспорта. По крайней мере, такую зону было бы выделить реально.

Но таких планов пока нет?

Во всяком случае, нам о них неизвестно. Это опять-таки градостроителям нашим надо задавать вопрос. С другой стороны наша транспортная сеть на сегодняшний день создана таким образом, что выделить такую зону практически не удастся. Нужны дороги, которые идут в обход центра. В принципе, кому-то и не нужно ехать через центр, но они вынуждены. Мы оказались заложниками существующей планировки. Других дорог, объездных, просто нет. Москва построила уже 3 транспортных кольца. А где в Новосибирске возможно построить такие кольца? Допустим, построят третий городской мост у Бугринской рощи, четвертый - против устья второй Ельцовки, построят скоростные магистрали... В обозримый период эти изменения едва ли доступны.

В отчете Комитета отмечено, как очень характерное для Новосибирска явление, вытаптывание парков. Только многими любимый Первомайский сквер этого избежал. Что можно предпринять, чтобы парки не вытаптывались?

В Первомайском сквере самая развитая дорожно-тропиночная сеть. Она уже хорошо сформирована, проложены твердые дорожки. Самое главное - они ведут практически во всех направлениях. Там, где она рационально сформирована, естественно и топчут меньше всего. К тому же парки испытывают чрезмерную нагрузку. Центральный парк, можно сказать, превратился в пивной ресторан под открытым небом. Но дорожки проложены столь хаотично, что большая часть людей ходит между дорожками, это уже хорошо видно. И это вопрос к планировщикам. То же самое можно сказать о десятках других скверов.

У меня создалось впечатление, что Первомайский сквер посещают не меньше, а больше других. Все теплое время компании сидят на всех газонах почти круглые сутки - люди устают от асфальта. И, тем не менее, он выглядит живым.

Ну, он еще и обновленный, хорошо осветленный, поэтому в нем травостой хороший. А в большинстве парков работы по обновлению древостоя не проводились десятилетиями. Есть проект реконструкции Березовой рощи, который тоже будет связан со сносом части деревьев, потому что в нижнем ярусе ничего расти и не может, настолько он затенен загущенными деревьями. Хотя заранее предвижу реакцию граждан. Когда 2 года назад начали реконструкцию, она медленно идет из-за финансирования, моментально появились жалобы. На то, что в Березовой роще рубят деревья. Там действительно сносились клены, для замены - одни деревья сносили, сажали новые. Но я уверен, что лет через 50 эти новые саженцы вырастут до своего максимального размера, снова начнут затенять и снова потребуется их убирать или проводить по крайней мере обрезку деревьев. За всеми парками необходим уход; как говорят в той же Англии, газон нужно не столько поливать, сколько стричь.

Но, может быть, беды этих парков проистекают в большей мере из нехватки озелененных территорий в городе. В Новосибирске население не обеспечено зелеными насаждениями даже по минимальным нормативам. Центральные районы не дотягивают до этих нормативов более чем вдвое.

Вопрос - как считать. Новосибирск создавался на зеленых территориях, и в абсолютных цифрах положение, казалось бы, не так уж и плохо. Если за Уралом расположено 15-17 тыс. га городских лесов, 12 из них приходится на город Новосибирск. Но чрезвычайная неравномерность зеленых массивов по территории города не позволяет им выполнять рекреационные функции в полной мере. Получилось так, что в том же Нью-Йорке Центральный парк расположен в центре города. Если исходить из градостроительных нормативов, крупный объект зеленых насаждений общего пользования должен быть расположен в 15-минутной доступности от места проживания, то, наверное, 3/4 новосибирцев лишены такой возможности. Сложно сделать что-то при существующей застройке, но, по крайней мере, надо пытаться.

Что еще из территорий осталось, за которые можно воевать?

Осталось очень мало. На самом деле - только незастроенная часть долины бывшей реки Каменки. Если искать очень маленькие пустыри и засаживать их, эффекта все равно не даст. Мы уже убедились, что все зеленые насаждения маленькой площади, так или иначе, деградируют и в итоге не могут выполнять своих функций. Об этом говорит и мировой опыт. Везде используют крупные массивы.

Действительно, они могут успешнее самоподдерживаться и требуют меньше вложений средств и труда. Ну, тогда какой же у нас выход?

Выхода два. Все же пытаться создавать массивы, приближенные к жилым зонам, в некоторых случаях такие возможности есть, правда требуют инвестиций. И повысить транспортную доступность имеющихся крупных зеленых массивов - проложить, новые маршруты, чтобы люди могли туда попасть. Чтобы в Заельцовском бору были доступны не только Заельцовский парк и дом отдыха "Мочищенский", а найти, может быть, десяток других мест для остановок транспорта. Как очень хорошую зеленую зону можно было бы рассматривать реконструированную зону Ботанического лесничества - то место, которое у нас называют Ботаническим садом. Там проводили опыты по интродукции десятков редких видов, которые создали бы гордость и привлекательность этому месту. Это изначально искусственная территория с зачатком тропиночной сети могла бы при меньших затратах быть реконструирована в крупную зеленую зону. Для этого нужен, с одной стороны, серьезный инвестор, с другой - выработка новых нормативно-правовых актов. Эта территория отнесена к особо охраняемым территориям областного значения. Хотя, с другой стороны, за счет того, что она была фактически "брошена", число редких видов резко уменьшилось по сравнению со временем регистрации ее в качестве ООПТ.

Городской Комитет охраны окружающей среды инициировал недавно разбирательство по поводу незаконной застройки в водоохранной зоне у Димитровского моста. Есть ли возможность изъять такие зоны для организации парков?

Чтобы использовать такие территории под парки, необходимы крупные финансовые средства. А их нет. Рынок, который там сейчас располагается, является по положению временным объектом. И как раз вынос его вполне реален. Но пока не будет инвестора, который готов вложить туда деньги, город таких вложений не потянет. Город сам по себе - это только управление. Он не является хозяйствующим субъектом. Более того, федеральная политика направлена на то, что и муниципальных предприятий не будет. Не должно быть муниципальной собственности, кроме той, которая необходима для обеспечения управления. А территории, назначение которых иначе, чем для рекреации, и не рассматриваются, есть. Например, устьевая часть реки Ини. По генплану она - перспективный район для создания обширной зоны отдых с аквапарком. Так или иначе, это будет парковая зона. Острова на Оби тоже можно использовать как рекреационные зоны, только продумать, как до них добираться. Во многих районах, кроме Центрального и Железнодорожного, есть резервы для создания крупных зеленых зон. В этих двух как раз можно использовать речные территории - долину Каменки на границе Центрального и Октябрьского районов и берег Оби (хотя бы гипотетически) - в Железнодорожном районе.

Итак, без инвесторов озеленение города затруднено? Поэтому происходит повсеместная вырубка деревьев, сокращение насаждений?

Идет не только вырубка, идет и посадка, причем темпами в 2-3 раза выше, чем пять лет назад. Постепенно она возрастает, но мы все еще не достигли уровня прежних времен, например, 60-х годов.

Сейчас много территорий изымается под так называемую точечную застройку, рядом строятся стоянки, "карманы" в тротуарах или на месте ленточных газонов, на которых располагались деревья. В центре это очень чувствительно. Объясняется ли это тем, что для мэрии наличие таких посадок - лишнее финансовое бремя, а их отсутствие от такого бремени освобождает? Ведь тенденция к уменьшению этих хоть и неустойчивых, но насаждений, просматривается отчетливо.

Там, где требуется для решения транспортной проблемы, это, по-видимому, неизбежно. Во всех остальных случаях политика в городе направлена на максимальное сохранение зеленых насаждений. Даже при размещении тех же стоянок максимально стараются сохранить насаждения. Другое дело, что приходится искать какой-то приемлемый выход: либо создавать пробку на дороге либо делать парковочный карман - что лучше?

И мы опять приходим к градостроительной концепции и принципам городского управления. Что нужно сделать, для того чтобы решать эти вопросы комплексно? Или это снова из области мечты?

Не знаю, это не в моей компетенции. Хотя есть и интересные моменты. Много раз вставал и встает регулярно вопрос: "Кто в городе хозяин?". Любые благие начинания могут быть по существу торпедированы. Перед зданием на Вокзальной магистрали, где и Комитет находится, был вместо газона сделан парковочный карман. Чем ответили на заботу наши доблестные сотрудники ГАИ? Они повесили знак "Остановка запрещена". После долгой борьбы знак сняли. Но они до сих пор ходят и выстраивают в этом месте машины не в "елочку", как предполагалось при строительстве кармана, а вдоль бортика. А есть случаи, когда любая "частная контора", как говориться, "творит, что хочет" - та же Западно-Сибирская железная дорога, перекрыла улицу Шамшурина. Пошумели-пошумели и успокоились. Городская власть ничего не смогла сделать, потому что улица Шамшурина попала как раз на линию Главного вокзала, который рассматривается как единой целое с переходами над улицей. Не договорились, что называется. Ну, это бы ладно. Милиция вообще что хочет, то и делает. Захотели - перекрыли улицу Октябрьскую, сделали себе персональную стоянку. И мэр ничего с этим не сможет сделать, потому что правами регулирования дорожного движения на сегодняшний день не располагает.

Может ли общественность принять участие в формировании лица города, поучаствовать в создании благоприятных для себя условий?

Население, оно же общественность, выбирает себе городской корпус депутатов. И через них может влиять на бюджет города и области, на прочие важные для себя дела. Если депутаты не реагируют на нужды горожан, для чего их, спрашивается, выбирают? Вот у нас пройти негде, везде стоят частные автомобили. Но, с другой стороны, с каждого автомобиля берется налог. Так почему у нас четверть дорог в городе до сих пор не имеет твердого покрытия? Почему все стремятся ездить исключительно по магистральным улицам? Потому что по другим и проехать-то нельзя.

Как депутаты распределили бюджет и где та общественность, что влияет на депутатов?

Далее то же население выбирает депутатов в Гос. Думу. Депутаты Государственной Думы, такие, как Карелин и прочие, проголосовали за законы и де-факто лишили местное самоуправление прав. До анекдота доходит! Предлагаешь запретить движение транспорта по центру города? Я не против. Давайте откроем документы и посмотрим, кто может запретить. За то, чтобы на законных основаниях регулировать движение, хотя бы на случай аварии на городских инженерных сетях, пришлось очень долго бороться и вносить специальный пунктик в закон "Об охране окружающей среды и населения Новосибирской области от экологически вредного воздействия автомобильного транспорта". "Как это - орган местного самоуправления будет регулировать! Какой-нибудь председатель в Пихтовке решать будет. Не делайте из нас идиотов!"

Государственная власть имеет право регулировать, а местное самоуправление - нет. Получается, что губернатор должен регулировать движение.

Прокуратура решает, может или не может город что-то сделать. Мы спрашиваем - можем мы вот это сделать? Отвечают - нет, не можете!

- Почему, это же не урегулировано на федеральном уровне? Не важно. Вот когда будет написано, что вы имеете право конкретно это делать, тогда пропустим правовой акт. А если не написано - не пропустим. У нас власть действует: шаг вперед - два шага назад.

Система управления сейчас предельно проста, к слову, как в Америке. Для представления собственных интересов граждане выбирают своего депутата и дают ему наказы. К сожалению, 90% наших граждан никаких наказов депутатам не дают. Более того, половина граждан голосует против всех - у нас протестное голосование. Получается, мы не формируем власть, которая представляла бы наши интересы. Ни на одном из уровней - ни городском, ни областном, ни федеральном.

Поэтому так плохо и живем.

 

Подготовила Наталья Чубыкина

Комментарии материала:

Разместить комментарий

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии
Новые почвообразователи и рекультиванты на основе сапропеля, производимые в России, дают возможность значительно улучшить урожайность сельхозкультур на истощенных землях, восстанавливать засоленные и пустынные территории, рекультивировать, озеленять и возвращать их в севооборот, удобрять и снабжать гумусом бросовые и техногенно нарушенные площади, бороться с опустыниванием в странах Средней Азии, Африки и Ближнего Востока.   Одним из самых высокоэффективных, экологически чистых и относитель...
Сеть Сибирских Рек при поддержке Альянса «ЭкоДело» в рамках проекта «Речная волна 2.0» организует серию тренингов и семинаров для экологических активистов из Западной Сибири.   О чем пойдет речь? О нашем будущем, о судьбе рек и людей. Реки дают нам жизнь. Сейчас они несут на себе огромные издержки нашего безответственного отношения к  природе и потребительского образа жизни, и потому остро нуждаются в нашей заботе и защите. Чтобы кардинально изменить ситуацию к...
Вопросы утилизации гидролизного лигнина – одни из наиболее важных в производстве различного рода продукции где он является побочным остаточным продуктом, загрязняющим окружающую среду. Лигнин образуется в большом количестве при переработке целлюлозы. Его в виде пульпы как технологические отходы подают в склады-накопители на хранение. В накопителях происходит испарение влаги и образуются большие отвалы высушенной порошкообразной массы, которая способствует загрязнению окружающей среды. Учит...
Эксперты Общероссийского народного фронта в Москве совместно с представителями столичного департамента природопользования и охраны окружающей среды обсудили проект нового регламента работы общественных инспекторов по защите окружающей среды. Документ позволит столичным чиновникам привлекать в своей работе по контролю за состоянием городских заказников, парков, скверов и особо охраняемых природных территорий общественных инспекторов по защите окружающей среды, которые прошли аттестацию в рамках о...
Переработка природных ресурсов страны в малом бизнесе становится повседневной реальностью. Все больше и больше предпринимателей вовлекаются в переработку полезных ископаемых и производство на их основе ценных продуктов и товарной продукции. Российским Центром по сапропелю в 2018 году предложены технология, проектное решение и спецификация оборудования для малых производств глауконитовых сорбентов. Разработаны рецептуры и производственные технологические цепочки производства природного гранулиров...

Материалы данного раздела

Фотогалерея

Интересные ссылки

«Спутниковый мониторинг пожаров на Дальнем востоке России». Сервис работает на основе технологии «Геомиксер», разработанной в ИТЦ «СКАНЭКС»

«Спутниковый мониторинг пожаров на Дальнем востоке России». Сервис работает на основе технологии «Геомиксер», разработанной в ИТЦ «СКАНЭКС»

Активность на сайте

сортировать по иконкам
11 недель 5 дней назад
Дмитрий Мартынов
Дмитрий Мартынов аватар
Нужна ли России ГИС с информацией о состоянии и качестве поч...
Смотрели: 3,518 |

Инженерно-экологические изыскания (http://s-g-i.ru/ecologic...

4 года 36 недель назад
Наталья Новоселова
Наталья Новоселова аватар
Нужна ли России ГИС с информацией о состоянии и качестве поч...
Смотрели: 3,518 |

Интересно. Вынесу в Новости на ГИС Лаб. 

22 недели 3 дня назад
Игорь Стефаненков
Игорь Стефаненков аватар
Прошу отредактировать размещённый на Вашем сайте материал...
Смотрели: 12,976 |

https://polyfact...

4 года 26 недель назад
Александр Ефимов
Александр Ефимов аватар
Прошу отредактировать размещённый на Вашем сайте материал...
Смотрели: 12,976 |

Добрый день, Юрий!

Большое спасибо!

4 года 26 недель назад
Юрий Широков
Юрий Широков аватар
Прошу отредактировать размещённый на Вашем сайте материал...
Смотрели: 12,976 |

Здравствуйте, Александр! Я убрал фото из материала. Изменения будут видны после обновления на сервере. Извините, нас за эту ситуацию.
...

размешен 14.08.18 | Тип: Статью

В Центральной и Южной Азии нарастают  проблемы в сельском хозяйстве из-за истощения водных ресурсов и непрерывного повышения температуры в последние десятилетия.  ...

размешен 12.08.18 | Тип: Статью

Зеленая энергетика, использующая возобновляемые источники энергии, такие как солнечный свет,...

размешен 10.08.18 | Тип: Новость

Публикации портала  ecodelo.org

...
размешен 08.08.18 | Тип: Статью

Представители проекта Общероссийского народного фронта «Генеральная уборка» провели рейд на территории полигона твердых коммунальных отходов в районе Некрасовка на юг...

размешен 04.08.18 | Тип: Статью

Вопросы утилизации гидролизного лигнина – одни из наиболее важных в производстве различного рода продукции где он является побочным остаточным продуктом, загрязняющим окружающую среду....

Подпишись на рассылку

Будьте в курсе последних новостей!

RSS-материал