Российский Дальний Восток в АТР: водные ресурсы и проблемы водопользования

 

Л. В. Горбатенко,

Тихоокеанский институт географии ДВО РАН, Владивосток, Россия 

 

АТР, под которым мы понимаем азиатскую часть Тихоокеанского бассейна, быстроразвивающийся ре­гион, локомотив будущего роста мировой экономики. Возможности этого роста как для отдельных стран, так и для всего региона определяет обеспеченность в т. ч. водными ресурсами. Наличие водных ресурсов – важнейший фактор развития водоемких промышлен­ных производств, сельского хозяйства – основных их потребителей в регионе.

Большая часть региона, кроме Монголии, запада и северо-запада КНР и севера РДВ, расположена в зоне муссонного климата, где среднегодовое количе­ство осадков, определяющее объемы поверхностного стока, превышает, и часто значительно, 1 000 мм, до­стигая, например, на территории Брунея, Индонезии, Малайзии, Филиппин, Сингапура 2 500–2 800 мм. Наибольший сток, соотнесенный с размером терри­тории страны, имеют Вьетнам, Камбоджа, Малайзия, Филиппины, Бруней (1 470–2 670 м3/км2). Удельная водообеспеченность на 1 человека распределена не­равномерно и составляет от 130 м3 в год в Сингапуре до более чем 53 тыс. м3 в Лаосе и 286 тыс. м3 на РДВ (табл. 3.3). Удельная водообеспеченность РДВ – самая высокая в регионе. Наиболее водообеспечен­ными на душу населения являются также Камбоджа, Малайзия и Мьянма.

Средняя водообеспеченность в мире по разным данным [1, 2] составляет от 6 280 до 8 560 м3/год на 1 чел. При этом удельная водообеспеченность 1 000– 1 700 м3/год на человека считается недостаточной, а менее 1 000 м3/год – экстремально низкой [3].

Критический уровень водообеспеченности сегод­ня имеет место в Сингапуре (130 м3/год), Республике Корея (1 447 м3/год), а к 2025 году будет достигнут в КНР [4]. На территории северного Китая, где удель­ная водообеспеченность составляет 828 м3/год на 1 чел., уже сейчас напряженная ситуация. По данным национального Агентства водных ресурсов Филиппин [5], объем воды в стране в 1907 м3 на душу населения является одним из самых низких среди стран ЮВА.

По данным ФАО, нагрузка на водные ресурсы считается высокой, если изъятие ресурса превышает 25% общего объема возобновляемых водных ресур­сов: этот порог уже превышен на Тайване, в Сингапу­ре, Республике Корея – 32, 33 и 27% соответственно. Такие страны, как Китай, Япония, Таиланд, КНДР, также имеют высокие значения показателя нагрузки (18–21%) (см. табл. 3.3). Камбоджа, Бруней, Монго­лия и Лаос используют около 1% своих водных ресур­сов.

Самые высокие абсолютные значения объемов использования водных ресурсов в КНР, Японии, Таи­ланде и Индонезии (579, 88, 87 и 83 км3). Самые вы­сокие удельные величины (на душу населения) – в Таиланде, Мьянме, Японии (1 429, 699 и 696 м3/чел. соответственно) (см. табл. 3.3).

Таким образом, страны региона имеют различные условия формирования стока и, соответственно, раз­личную обеспеченность водными ресурсами, а также различный уровень их использования. Большинство из них имеют национальные проблемы, связанные с водными ресурсами и водопользованием, при этом основная проблема – несоответствие количества и ка­чества водных ресурсов потребностям быстро расту­щего населения. Большое значение в регионе имеют также проблемы трансграничного водопользования. Вызываемые противоречивыми и конкурирующими интересами стран-соседей, они являются предметом конфликтов и требуют урегулирования. Сегодня су­ществует конфликтность в сфере водопользования между РФ и КНР в бассейне р. Амур; КНР, Лаосом, Вьетнамом и Камбоджей в бассейне р. Меконг; КНДР и Республикой Кореей в бассейне р. Хан. У КНР на за­падной границе есть спорные вопросы по водопользо­ванию практически со всеми граничными странами, но это уже за пределами АТР.

Страны и регионы Всего / в т. ч. местные, км3/

РДВ

1 848

Новая Гвинея

801

Н. Зеландия

327

Лаос

333,5/190,4

Камбоджа

476,1/120,6

Мьянма

1 168/1 003

Австралия

492

Бруней

8,5

Малайзия

580

Монголия

34,8

Вьетнам

884,1/359,4

Индонезия

2 019

Таиланд

438,6/224,5

Япония

430

КНДР

77,2/67

Тайвань

61,3

КНР

2 840/2 813

Филиппины

479

Республика Корея

69,7/64,8

* Общий поверхностный сток

14 В порядке убывания значений удельной водообеспеченности, м3/чел. в год

Материалы VII Международной научно-практической конференции «Реки Сибири и Дальнего Востока»

 

Поскольку размеры бассейнов, степень и типы на­грузки на ресурс различны, конфликты имеют разную степень остроты. Для региона в целом наиболее слож­ны трансграничные проблемы водопользования в бас­сейне р. Меконг с населением около 60 млн человек, о чем косвенно свидетельствует достигнутая на сегодня эффективность сотрудничества в сфере их урегули­рования. Для РФ же в отношении проблем трансгра­ничного водопользования наиболее важна река Амур, проекты по гидроэнергетическому освоению главного русла которой планирует осуществить КНР.

В этой ситуации полезен и показателен опыт эф­фективной работы Комиссии по реке Меконг (КрМ), которая теоретически может служить примером и ори­ентиром для решения трансграничных проблем водо­пользования в других странах, в частности при взаимо­отношениях между РФ и КНР в вопросах совместного водопользования на р. Амур. Основной предмет кон­фликтности водопользования для стран бассейна р. Меконг наряду с загрязнением – строительство дамб на национальных частях бассейна, меняющих режим и во­дность рек в странах, расположенных ниже по течению. Это именно те проблемы, которые возникнут между РФ и КНР в случае реализации последней планов по ги­дроэнергетическому освоению главного русла р. Амур.

КрМ является межправительственным директив­ным органом, решения которого обязательны для стран-членов. Успешная деятельность КрМ стала воз­можной прежде всего благодаря желанию стран со­трудничать и, что немаловажно, финансовой поддерж­ке ООН и стран-доноров. Степень плодотворности и реальной эффективности сотрудничества иллюстри­рует содержание отдельных статей Договора о сотруд­ничестве по устойчивому развитию бассейна реки Ме­конг. Так, договором предусмотрено урегулирование таких конкретных вопросов, как переброска стока в бассейне: во время сезона дождей для внутрибассейно­вой переброски требуется уведомление объединенного К омитета (ОК) КрМ; межбассейновой – консультации с целью получения согласия ОК. Согласование пере­броски во время сухого сезона еще строже – требуются согласие ОК или утверждение конкретного проекта.

На основании Договора разработаны и действу­ют: Программа по использованию водных ресурсов (с 1999); Процедуры для сбора и распространения данных и информации, и ответственности за инфор­мационную систему КрМ (2001 и 2002); Правила для наблюдения за водопользованием (2003); Процедуры уведомления, предварительных консультаций и со­гласия (2003); Правила по поддержанию расходов в главном русле (2005) и др.

К 2030 году часть стран Азии, согласно прогнозам, столкнется с острой нехваткой воды, так как будут продолжаться: рост потребления воды на хозяйствен­ные, в т. ч. с/х нужды, процессы аридизации, рост ка­чества жизни, что неразрывно связано с увеличением потребления воды. Нет оснований считать, что в мас­штабах АТР в ближайшие десятилетия водный кризис будет полностью решен путем внедрения водосбере­гающих технологий.

При этом РДВ в азиатской части АТР занимает ли­дирующие позиции по водноресурсному потенциалу (в абсолютных и относительных показателях). Какова же роль РФ, в частности РДВ и его водных ресурсов, которые используются в настоящее время менее чем на 1%, в сложившейся ситуации с водопользованием в азиатской части АТР?

Убедительно показано, что экспорт воды как ре­сурса в значительных объемах экономически нео­правдан [9]. Но дискуссии по этому поводу периоди­чески возникают, например, недавняя дискуссия по поводу экспорта воды из оз. Байкал по водоводу дли­ной 1 750 км в китайский г. Эрлянь на территории Внутренней Монголии. Итог спора на сегодня – озву­ченная МПР РФ позиция о том, что строительство водовода нанесет необратимый ущерб экосистемам и нарушит Конвенцию ООН «О сохранении объектов Всемирного наследия», а также мнение Научного со­вета СО РАН (май 2011), согласно которому наиболее приемлемый вариант экспорта байкальской воды – в бутилированном виде.

Заменой экспорта воды как ресурса может быть экспорт водоемкой продукции (электроэнергии, про­дукции металлургической, химической и нефтехи­мической, целлюлозно-бумажной, с/х отраслей). В настоящее время из водоемких производств на РДВ функционируют: электроэнергетическое, металлур­гическое (ОАО «Амурметалл», в 2010 г. было произ­ведено 740 тыс. т стали, в т. ч. на экспорт – 483 тыс. т; с/х (производство риса в небольших объемах).

Что касается экспорта электроэнергии, то спе­циалистами доказано, что в настоящее время в ОЭС Востока нет избыточных энергетических мощностей, а экспорт электроэнергии, например, осуществлялся в 1992–2007 годах с территории Амурской области в близлежащие населенные пункты провинции Хэй­лунцзян в объеме всего 400–500 млн кВт-ч за весь период [11].

Территория РДВ, наряду с Сибирским ФО, в буду­щем рассматривается как приоритетный регион для размещения новых крупных водоемких производств. Принято решение о строительстве Приморского не­фтехимического завода («Роснефть»), где предпола­гается выпуск полимеров (полиэтилена и полипро­пилена), бензола, олефинов и ряда других продуктов нефтехимии. Мощности первой очереди проекта со­ставят 3,4 млн т сырья в год. Продукция нефтехимии востребована на рынке АТР, так, например, КНР им­портирует до 45% потребляемого этилена.

Существуют проекты в цветной металлургии: стро­ительство алюминиевого завода на 1 200 тыс. т в год в Хабаровском крае (ООО «ГидроОГК»), в Амурской об­ласти (ОАО «Суал») – мощностью до 500 тыс. т алю­миния в год.

Возможно возрождение целлюлозно-бумажного производства, но не на базе ликвидировавшегося Амурского ЦКК, выпускавшего целлюлозу, картон, кормовые дрожжи и др., а на вновь созданном пред­приятии.

На РДВ возможно увеличение производства риса, а наш ближайший сосед – КНР – его импортирует. В 1999 году Китай импортировал рис из Таиланда в объеме 166 тыс. т, в 2000 г. – 237 тыс. т. [12], в 2009 и 2010 годах из Вьетнама – 309 и 500 тыс. т соответствен­но. Возможности РДВ по производству риса выглядят, на первый взгляд, скромными. Максимальный размер посевных площадей под рисом, например в Примор­ском крае, составлял 49 тыс. га (1981–1985), а макси­мальное среднегодовое производство – 95,3 тыс. т. Но потенциально пригодные для рисосеяния площади на юге РДВ в целом составляют 490 тыс. га, что в 10 раз больше, чем в годы расцвета отрасли.

Таким образом, при дальнейшем развитии регио­на и реализации запланированных проектов в различ­ных промышленных отраслях перспективы экспорта с территории РДВ водоемкой продукции определенны, спрос на быстро растущих азиатских рынках суще­ствует.

В заключение хотелось бы отметить, что понятие «водоемкие отрасли» довольно условно. Самым во­доемким является производство электроэнергии. В структуре водопотребления в 2010 году, по данным Амурского БВУ, электроэнергетика занимала 90,9% в Приморском крае, 91,9% в Хабаровском, 26,8% в Амурской области и 32,5% в ЕАО. Большое значение имеет уровень технологий водопользования, напри­мер, при химической переработке древесины Амур­ский ЦКК в период своего существования в 1967–94 годах, не имея системы оборотного водоснабжения, расходовал 250–500 м3 воды на 1 т продукции. При ее наличии водопотребление на 1 т выпускаемой целлю­лозы может снижаться в несколько раз.

Литература

1                     http://asiafoundation.org/.

2                     http://www.fao.org/.

3                     http://www.worldbank.org/.

4                     www.mwr.gov.cn/english/.

5                     http://www.nwrb.gov.ph/.

6                     http://www.fao.org/nr/water/aquastat.

7 http://www.worldwaterforum5.org/.

8 http://www.worldenergy.org/.

9                     Данилов-Данильян В. И. Водные ресурсы мира и пер­спективы водохозяйственного комплекса России. / Институт устойчивого развития; Центр экологиче­ской политики России. М., 2009. 88 с.

10                     http://www.voda.mnr.ru/.

11 Татценко К. В. К анализу перспектив экономического взаимодействия Дальнего Востока России и Северо­Востока Китая в области электроэнергетики // Эко­логические риски российско-китайского трансгра­ничного сотрудничества: от «коричневых» планов к «зеленой» стратегии». WWF. М., 2010. с.78-84.

12.The China Market for Rice: Current Status, Recent Trends, and Projections, with Emphasis on the Potential for Imports from the United States and Potential for External Competition with U.S. Rice. 2001. (http://iis­db.stanford.edu/pubs/21695/rice_report_2001_final_ report_1of2.pdf) 

 

 

Материалы данного раздела

Фотогалерея

Художник Романов Валерий

Интересные ссылки

Коллекция экологических ссылок

Коллекция экологических ссылок

 

 

Другие статьи

Активность на сайте

сортировать по иконкам
2 года 24 недели назад
YВMIV YВMIV
YВMIV YВMIV аватар
Ядовитая река Белая

Смотрели: 291,160 |

Спасибо, ваш сайт очень полезный!

2 года 26 недель назад
Гость
Гость аватар
Ядовитая река Белая

Смотрели: 291,160 |

Thank you, your site is very useful!

2 года 26 недель назад
Гость
Гость аватар
Ядовитая река Белая

Смотрели: 291,160 |

Спасибо, ваш сайт очень полезный!

3 года 2 недели назад
Евгений Емельянов
Евгений Емельянов аватар
Ядовитая река Белая

Смотрели: 291,160 |

Возможно вас заинтересует информация на этом сайте https://chelyabinsk.trud1.ru/

2 года 26 недель назад
Гость
Гость аватар
Ситуация с эко-форумами в Бразилии

Смотрели: 8,569 |

Спасибо, ваш сайт очень полезный!