8. НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ПАЛЕОЭКОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

В истории науки нередко появлялись люди с ясно выраженным номиналистическим типом мышления, стремившиеся не только выделить новые области знания и обозначить их границы, но и дать им четкие наименования. В конце прошлого века таким мыслителем был крупный немецкий зоолог, морфолог и эволюционист Эрнст Геккель, среди прочих областей знания выделивший внутри зоологии экологию науку о внешних географических обстоятельствах и географической среде жизни животных. Собственно говоря, параллельно с экологией животных была выделена и экология растений, но она недолго сохраняла свою целостность, растворившись в более частных дисциплинах флористического цикла. Экология животных, напротив, интенсивно развивалась, накопила большое число конкретных данных и владеет мощным понятийным аппаратом'. В конечном итоге это привело к вторичному синтезу экологии животных и растений, живое в его зависимости от географической среды стало рассматриваться в целом и появилась общая экология^ Ее закономерности носят гораздо более абстрактный характер и по сути своей отражают законы взаимодействия биосферы с другими земными оболочками.

В 1964 г. было опубликована книга четырех английских авторов, посвященная биологии человека - новой научной дисциплине, возникновение которой авторы видели на стыке антропологии, медицины, физиологии и генетики человека и которая, по их мнению, должна бы исследовать процессы биологической адаптации в человеческих популяциях^. Специальная глава посвящена экологии человека, ее написал Дж. Уайнер, но он ограничился освещением лишь биолого- экологических проблем. Однако произошедшие с тех пор события разрушение и отравление географической среды благодаря бездумной глобальной деятельности человечества, наступивший во многих странах экологический кризис, нехватка пресной воды и загрязнение Мирового океана, повышенный фон радиации привлекли общественное внимание к социальным сторонам взаимодействия общества и географической среды и выявили социальные аспекты экологии человека, важность которых все более и более осознается и подчеркивается. На глазах происходит экологизация всех наук о человеке и научного знания в целом, пишут об экологическом мышлении, выдвинуто понятие экологии культуры, обсуждение любых аспектов экологии человека включает широкий социальный контекст, и в результате она все больше приобретает характер не биологической и даже не географической, а социально-исторической дисциплины".

При столь обширном содержании неизбежно, естественно, дробление науки на отдельные разделы, каждый из которых занимается своим кругом вопросов. Интенсивно развивается биологическая экология человека^, немало исследований по медицинской экологии*; некоторые так называемые палеоэкономические исследования в археологии, посвященные реконструкции пищевого режима древних популяций^ также по сути своей экологичны. Такое разнообразие в содержании новой науки весьма типично для периода ее бурного роста, отражает неопределенность в стыковке с другими науками и отсутствие четкой внутренней структуры. Последующие страницы как раз и ставят своей целью обоснование общих контуров подобной структуры применительно к взаимодействию общества и природной среды в древности, т.е. к палеоэкологии. Предлагаемая схема, разумеется, ни в коей мере не может считаться единственной, определенно возможны и другие подходы, исчерпание темы требует дальнейших гораздо более широких по масштабам исследований.

Палеоэкология безусловно является как бы частью исторической экологии. Историческая экология стала разрабатываться в последние два-три десятилетия довольно интенсивно, но в основном в социально-экологическом аспекте, т.е. в направлении изучения влияния обществ разного культурного и социально-экономического уровня на природную среду и приспособления к ней*. Далеко не все проблемы общей экологии человека, как она вырисовывается сейчас, представлены в исторической экологии: например, адаптивно-биологические исследования применительно к древним популяциям самостоятельно проводятся антропологами, идейно не связаны с историкоэкологическими в узком смысле слова и пока нацелены на выявление связей, входящих за рамки уже приобретшей определенные формы исторической экологии. Кстати сказать, подобная ситуация лишний раз свидетельствует в пользу сказанного о крайней существующей сейчас неопределенности границ экологического исследования, его содержания и целевой направленности. Когда мы утверждаем, что палеоэкология составляет часть исторической экологии, мы осуществляем отход от традиционно сложившегося понимания исторической экологии и вводим более широкое, подразумевая под ней тот же широкий аспект исследовательской работы, который характерен для всех современных экологических штудий. Историческая экология с этой точки зрения современная экология, перенесенная в прошлое, и включает в себя и социально-экологические, и биолого-экологические аспекты.

Если палеоэкология является частью исторической экологии, то каковы их взаимоотношения? Казалось бы, это отношение части к целому, и может встать вопрос о том, каков объем этой части. Однако, по моему мнению, с целью эвристического удобства было бы целесообразно отказаться от расширительного толкования хронологических границ исторической экологии и договориться считать ее и палеоэкологию самостоятельным разделами общеэкологического знания. С этой точки зрения между ними легко провести смысловую границу: палеоэкология изучает бесписьменные общества, историческая экология общества с письменностью, дающие уже письменные документы, также пригодные для экологических реконструкций. Разумеется, граница эта недостаточно хронологически определена, но указанный недостаток возмещается удобством дифференциации методов и целей: палеоэкология реконструирует в основном процессы и явления первобытной истории человечества, историческая экология процессы и явления письменной истории классовых обществ.

При выделении любой области научного знания после определения ее границ в первую очередь встает вопрос об ее внутренней структуре. Представители сравнительного культуроведения, этнографы, социологи, философы, даже психологи много спорили о функциональных аспектах культуры, предлагали рассматривать ее как самостоятельный промежуточный компонент между человеком, строго говоря, между человечеством и природным окружением, оспаривали это предложение, указывая на неразрывную связь культуры и человечества и невозможность оценивать ее только в функциональных параметрах^ Не имея возможности вникать сейчас во все эти дискуссионные вопросы и пренебрегая в целях схематизации, необходимой на первых порах, многими справедливыми и тонкими соображениями, я принимаю здесь простейшую схему взаимоотношений между основными компонентами экологического знания. Эта схема включает три компонента: человека, понимая под ним, естественно, не единичную личность, а совокупность людей, культуру во всех ее формах, природную среду (социальная среда включается в культуру) и все возможные связи между ними.

В сущности говоря, схема тривиальна: между средой и культурой существуют двусторонние связи, в ходе которых среда влияет на культуру, а культура воздействует на среду; аналогичная ситуация реализуется в системе взаимодействия культура-человек. Нетривиальная ситуация существует в отношении среда-человек, так как здесь влияния, будучи на деле двусторонними, применительно к интересующим нас проблемам не являются таковыми. Человечество как биологический вид, конечно, принимает участие в круговороте вещества и энергии в природе, подобно всем другим биологическим видам, но специфика его не в этом, а в том, что оно создает культуру и с ее помощью влияет на среду; только это и дает право на самостоятельное выделение экологии человека, в противном случае последняя не отличалась бы от экологии всех других биологических видов. Таким образом, влияние человека на среду, если оценивать его только лишь как биологический вид, уничтожающе мало по сравнению с его влиянием через культуру, и, следовательно, им можно пренебречь. В то же время влияние всех средовых факторов на формирование биологии человека, как демонстрируют многочисленные исследования, достаточно значительно. Поэтому в данном случае нет взаимовлияния, как в двух первых случаях, а есть направление воздействия природных факторов на человека*.

Комментарии материала:

Разместить комментарий

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии

Материалы данного раздела

Фотогалерея

Раннее утро на реке Кальджин - Фото Игоря Хайтмана

Интересные ссылки

Коллекция экологических ссылок

Коллекция экологических ссылок

 

 

Активность на сайте

сортировать по иконкам
1 год 9 недель назад
YВMIV YВMIV
YВMIV YВMIV аватар
Ядовитая река Белая

Смотрели: 263,449 |

Спасибо, ваш сайт очень полезный!

1 год 11 недель назад
Гость
Гость аватар
Ядовитая река Белая

Смотрели: 263,449 |

Thank you, your site is very useful!

1 год 11 недель назад
Гость
Гость аватар
Ядовитая река Белая

Смотрели: 263,449 |

Спасибо, ваш сайт очень полезный!

1 год 39 недель назад
Евгений Емельянов
Евгений Емельянов аватар
Ядовитая река Белая

Смотрели: 263,449 |

Возможно вас заинтересует информация на этом сайте https://chelyabinsk.trud1.ru/

1 год 11 недель назад
Гость
Гость аватар
Ситуация с эко-форумами в Бразилии

Смотрели: 4,149 |

Спасибо, ваш сайт очень полезный!

размешен 07.02.23 | Тип: Новость

Вести сообщества Хранителей Природных Территорий.

 

...

размешен 07.02.23 | Тип: Новость

Главные экологические новости на текущий день в новом выпуске Обзора Международного Социально - экологическо...

размешен 07.02.23 | Тип: Новость

Новое в экологических рассылках на текущий день.

...
размешен 06.02.23 | Тип: Статью

Любовь к природе может быть тесно связана с политикой и религией, так что многие религиозные традиции приобрета...

Подпишись на рассылку

Будьте в курсе последних новостей!

RSS-материал