2.1 Проект «Нулевой сброс» Кампания за прекращение загрязнения Охотского моря буровыми отходами

 Эта часть - главная, поскольку рассказывает о реальном опыте на­шей организации в деле достижения природоохранных результатов. Мы пытались «перебросить мостик» от первой части ко второй - от теории к практике, и поэтому постарались построить рассказ так, что­бы в описании наших кампаний и программ каждому конкретному методу, представленному в теоретической части, соответствовала бы отдельная часть текста с подзаголовком в практической части. Правда, не всегда это получилось. Так, например, работу с прессой часто не­возможно вынести в отдельный подраздел, поскольку во многих слу­чаях она просто сопровождает и подкрепляет большинство используе­мых методов. Тем не менее мы надеемся, что в целом связка «теория

  • практика» во второй части пособия прослеживается.

Рассказывая о природоохранной деятельности нашей организа­ции, мы никоим образом не имеем в виду, что вся работа во всех описанных случаях проделана исключительно и только нами и что все достигнутые результаты есть исключительно наша заслуга. Это, конечно же, совсем не так - чаще всего мы проводили все наши кам­пании и проекты совместно с нашими коллегами, партнерами, сто­ронниками, союзниками, причем далеко не только из среды обще­ственных объединений, но и от других заинтересованных сторон

  • таких, как рыбаки, коренные народы, местные группы активистов и т.д. Часто нам помогали добросовестные и ответственные чинов­ники, политики, ученые, эксперты. Часто мы помогали им. И любая победа на фронте борьбы за природу - это всегда результат совмест­ных усилий.

В этой части речь пойдет о четырех успешных кампаниях нашей организации - о прекращении сброса буровых отходов с нефтегазо­вых платформ в Охотское море и о противодействии трем попыткам разместить могильники для опасных отходов на островах Сахалин­ской области, а также о двух долгосрочных программах, которые продолжаются и сегодня - по сокращению загрязнения на нефте­промыслах «Роснефти» на севере Сахалина и по защите заказника «Восточный».

Мы выбрали именно эти кампании и программы не только из-за того, что считаем их успешными, но и потому, что они очень разные, в них описываются различные методы работы и подходы к решению проблемы. В одних случаях для достижения положительного резуль­тата достаточно было ограниченного набора методов и инструмен­тов общественного экологического движения, в других - пришлось задействовать весь имеющийся арсенал.

На наш взгляд, одним из важных элементов будущего успеха яв­ляется тщательное планирование кампаний. Не вдаваясь в подроб­ности, обозначим лишь самые основные подходы к этому процессу, которых мы стремимся придерживаться (хотя это и не всегда полу­чается ©):

  • изучение проблемы и сопутствующих значимых факторов;

  • постановка четкой цели - чего мы хотим от кампании;

  • поиск серьезных аргументов в обоснование нашей позиции - как экологических, так и других (правовых, экономических, социаль­ных, технологических, а иногда и политических);

  • изучение альтернатив, выбор и выдвижение наиболее приемле­мых из них;

  • определение заинтересованных сторон, выявление активных и потенциальных союзников и противников;

  • определение «мишеней воздействия» - субъектов, от которых за­висит решение проблемы;

  • составление предварительного плана действий и начало практи­ческой работы;

  • в дальнейшем - периодический анализ складывающейся ситуа­ции и обсуждение ее со сторонниками, при необходимости - кор­ректировка плана действий.

Теоретические основы этих действий были представлены в преды­дущей части, а далее речь пойдет уже по существу.

Нам было непросто решить, о чем рассказать. За 14 лет работы мы накопили большой опыт, которым хотелось бы поделиться, и осуществили множество проектов, программ, кампаний с положи­тельными результатами. Конечно, бывали и неудачи, но всегда нам удавалось так или иначе улучшать экологические показатели наме­чаемых к реализации проектов или уже ведущейся хозяйственной деятельности, а в некоторых случаях добиваться и полной отмены наиболее опасных инициатив власти и бизнеса. В целом о работе «Экологической вахты Сахалина» рассказывает официальный сайт нашей организации http://www.ecosakh.ru, а мы приступаем к де­тальному описанию практических примеров, выбранных нами для данного издания.

Кампания за прекращение загрязнения Охотского моря буровыми отходами

«В буровых растворах нет абсолютно ничего вредного!

Вы любите мороженое? А ведь оно сделано из тех же веществ, что и буровые растворы! Вы красите губы помадой?

Буровые растворы есть и в ней. А еще буровые растворы - это простая глина и чистая вода.

Не бойтесь буровых растворов, они абсолютно безопасны!».

Джим Шалабба, экологический менеджер компании «Сахалин Энерджи» на общественных слушаниях по проекту «Сахалин-2», г. Южно-Сахалинск, 1997 г.

История

С середины 70-х годов прошлого века на шельфе Сахалина ве­дется морское бурение скважин на нефть и газ. Сначала этим зани­малось государственное ПО «Сахалинморнефтегаз», а с 1992 г. у бе­регов острова начали бурить иностранные компании - сначала «Са­халин Энерджи», затем «Эксон», «Бритиш Петролеум», китайская «Синопек» и примкнувшая к ним российская «Роснефть», в состав которой в начале 1990-х вошло и «Сахалинморнефтегаз». С недав­них пор самостоятельное бурение на сахалинском шельфе также на­чал и «Газпром». В результате бурения каждой скважины на шельфе образуется несколько тысяч тонн токсичных буровых отходов, и с самого начала все они сбрасывались в море без какой-либо очистки.

В 1997 году наиболее крупные и развитые шельфовые проекты «Сахалин-1» и «Сахалин-2» из подготовительной разведочной ста­дии начали переходить непосредственно к нефтегазодобыче. Пер­вым шагом на этом пути конкретных дел стала разработка компанией «Сахалин Энерджи» первого этапа проекта «Сахалин-2» по опере­жающей добыче нефти на Пильтун-Астохском месторождении. Для этого планировалось использовать «бэушную» морскую нефтераз­ведочную платформу «Моликпак», которая с 1984 года потихоньку бурила себе скважины в канадском море Бофорта, а последние не­сколько лет вообще стояла на приколе за ненадобностью.

Переход от разведки к нефтедобыче означал, что на сахалинском шельфе резко вырастут объемы бурения и образования вредных от- 100 ходов. Тогда же стало ясно, что «Сахалин Энерджи» не собирается следовать наилучшему мировому стандарту при обращении с отхо­дами бурения - так называемому «нулевому сбросу», а планирует все свои отработанные токсичные растворы и шламы сбрасывать в Охотское море, в один из самых чистых и богатых его районов - северо-восточный шельф Сахалина. Такую же позицию занимала и компания «Эксон», оператор проекта «Сахалин-1». Важно отметить, что уже в середине 90-х годов в России был принят ряд законов, фак­тически запрещающих сброс производственных отходов в морскую среду. Однако нефтяные компании всеми правдами и неправдами, при поддержке ряда сахалинских чиновников добивались разреше­ний на сброс и успешно их получали. Учитывая огромные объемы отходов и крайне высокую стоимость любых морских операций, на­стойчивость нефтяников можно понять.

Краткая справка

В ходе бурения любых скважин на нефть и газ (как разведочных, так и эксплуатационных) образуется в среднем 1,5 - 2,5 тыс. куб. м токсичных буровых отходов на каждую скважину. Эти отходы состоят из двух основных компонентов: 1) буровых растворов, приготовляе­мых на платформе и необходимых для обеспечения процесса буре­ния, и 2) бурового шлама - выбуренной из недр земли измельченной горной породы. Буровые отходы обычно содержат такие токсичные вещества, как тяжелые металлы (ртуть, свинец, кадмий, медь, цинк, железо, никель), а также крайне вредные мышьяк, каустическую соду, синтетические поверхностно-активные вещества, нефтепродукты и ряд сложных органических соединений, среди которых безвредные просто отсутствуют. В буровых отходах есть даже биоциды - специ­альные яды, предназначенные для стерилизации скважин и убиваю­щие все живое. Некоторые компоненты буровых отходов имеют повы­шенную радиоактивность.

Помимо токсического воздействия на живые организмы, при сбро­се в море с платформ буровые отходы образуют огромные облака мути (взвешенных частиц), разносимой течениями на большие рас­стояния и резко ухудшающей качество морской воды. При осажде­нии тонкодисперсные частицы буровых отходов покрывают ядовитой пленкой места обитания донных организмов - крабов, креветок, раз­личных моллюсков.

Удаление буровых отходов с платформ является одной из серьез­нейших проблем при освоении морских месторождений нефти и газа. Существует три основных способа ее решения: сброс отходов в море; вывоз их на берег; закачка через скважины в глубинные изолирован­ные пласты горных пород. При этом первый способ - самый простой и дешевый, но наиболее экологически вредный, второй - менее вред­ный, но достаточно дорогой, и последний (английский термин «реин- джекшн») - не всегда самый дорогой, но всегда самый безопасный для природы - считается наиболее передовым и наилучшим в обращении с отходами бурения. «Реинджекшн» с начала 90-х годов широко при­меняется в морском бурении во многих регионах мира различными нефтяными компаниями, в т.ч. и теми, что работают на Сахалине.

«Экологическая вахта Сахалина» со дня своего основания в 1995 году занималась преимущественно проблемами охраны лесов, но при этом пристально следила за тем, как разворачиваются события на шельфе острова. И когда нефтегазовые проекты пошли вперед и стали ясны масштабы будущего негативного воздействия на эко­систему и биоресурсы Охотского моря, мы поняли, что с этим надо что-то делать, хотя, откровенно говоря, у нас не было большого желания влезать в исключительно политизированные вопросы не­фтяного развития на шельфе. В результате в 1997 году родился про­ект, которому мы дали условное название «Нулевой сброс» и целью которого было заставить все нефтяные компании на сахалинском шельфе полностью прекратить сброс буровых отходов в море и перейти на наиболее безопасную технологию их удаления - «реин­джекшн»: закачку через скважины под землю на большую глубину.

Наша работа по шельфовым проектам, в особенности на их на­чальном этапе, всегда осложнялась тем, что любая критика даже от­дельных, очевидно вредных аспектов этих проектов воспринималась властями и большей частью общества как выступление против эко­номического развития Сахалина и встречалась в штыки. Поэтому у нас не было возможности опереться на какие-либо дружественные группы населения или заинтересованные стороны, за исключением некоторых экспертов, ученых, журналистов и политиков, которые, так же, как и мы, видели и понимали все риски и угрозы предстоя­щего нефтегазового освоения морских месторождений.

Сбор информации

Как уже было сказано в первой части, одно из правил нашей ор­ганизации - в самом начале кампании как следует изучить проблему, собрать как можно более полный набор аргументов в обоснование решения, которого мы добиваемся, а также подготовить разумную альтернативу тому решению, против которого боремся. Следуя этому правилу, мы первым делом постарались встретиться и пообщаться со 102 всеми местными заинтересованными лицами, кто так или иначе был «в теме» - с различными чиновниками, нефтяниками, а также экс­пертами и специалистами, вовлеченными в подготовку проектных материалов и проведение различных экспертиз.

К концу 1997 г., после первичного сбора информации в этом узком кругу, мы имели достаточно аргументов о вредоносности и правовой, скажем так, «сомнительности» сброса буровых отхо­дов. В результате изучения этого достаточно специфического во­проса мы стали неплохо разбираться в теме шельфовых проектов вообще - получили представление об основных производствен­ных и экономических аспектах, об истории и дальнейших пла­нах их развития, о различных ключевых фигурах, политических раскладах и т.д. Это очень помогало во всей дальнейшей кампа­нии, поскольку в любых дискуссиях нас уже не так просто было упрекнуть в дилетантстве (одно из самых распространенных об­винений, с которым чуть ли не ежедневно сталкиваются многие экологические активисты).

Все бы хорошо, но на этом этапе нам пока еще не хватало инфор­мации для ответа на вопрос, который часто возникает в ходе обсуж­дения любой экологической проблемы в России, - а как там, у НИХ? Т.е. что там, в Америке - Европе, куда девают свои буровые отходы с морских платформ на продвинутом Западе? Другими словами, очень важным незакрытым информационным вопросом и слабым местом в нашей позиции оставалась альтернатива сбросу. Единственное, что мы могли тогда предложить - вывоз отходов на берег, что было, ска­жем так, малоприемлемо и технически, и экологически.

поиск альтернатив

Первым важным шагом на пути восполнения этих пробелов стал визит на Сахалин двух экспертов-экологов с Аляски (Энн Рофи и Ричард Файнберг), который с нашей помощью в декабре 1997 г. ор­ганизовал американский Тихоокеанский центр охраны окружающей среды (PERC) - наш самый важный зарубежный партнер. Именно от них мы впервые узнали, что сброс буровых отходов в водах Аляски разрешен очень ограниченно и только для нескольких самых старых платформ, а самым передовым способом является «реинджекшн» - обратная закачка отходов в скважины, применяемая на большинстве морских буровых платформ.

В 1998 году мы потратили немало усилий на поиск дополнитель­ной информации о технических аспектах этого способа обращения с отходами через переписку по электронке с коллегами из разных стран, однако это мало что дало. Мы убедились, что почти никто не закапывается в эту узкую проблему так глубоко либо не имеет времени нам отвечать подробно. Общий подход и государственных, и общественных экологов Аляски сводился в основном к тому, что, мол, главное - заставить нефтяников ничего не сбрасывать (прежде всего, путем введения прямых запретов), а там уж они пусть сами ду­мают, куда девать свою грязь. А подумать им было над чем - сбрасы­вать нельзя, а захоранивать на суше неподъемно дорого, ибо любой землевладелец Аляски, будь то частное лицо, штат или федеральное правительство, за сдачу в аренду участка под такое «святое дело», как могильник токсичных отходов, сразу выкатывает цифры с очень большим количеством нулей. И вот от такой безысходности именно на Аляске компания «Бритиш Петролеум» придумала, а остальные подхватили технологию «реинджекшн», которая в условиях драко­новской нетерпимости к загрязнителям на Аляске стала не только самой экологически чистой, но и самой экономически выгодной.

Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. В подтверждение этой классической формулы решающим этапом в процессе поиска альтернатив стала поездка двух сотрудников нашей организации на Аляску в марте 1999 года, вновь организованная PERC. Программа была насыщена встречами, переговорами, экскурсиями, конферен­циями и симпозиумами, что позволило нам в короткий срок собрать вполне достаточно данных по всем аспектам двух ключевых вопро­сов: «а как у них?» и «что взамен?». Нам даже удалось побывать на специальной станции по закачке отходов под землю и непосред­ственно познакомиться с ее работой. Там мы узнали, что нефтяные компании используют такие станции не только для удаления отходов от текущих операций, но и для закачки буровых отходов, хранящих­ся в старых сухопутных могильниках, существующих с 1960-х годов и до сих пор отравляющих почву и грунтовые воды.

При изучении технологии «реинджекшн» нам очень помогли буклеты самих нефтяных компаний, которые мы затем перевели на русский язык и активно распространяли на Сахалине. Это стало не­приятным сюрпризом для западных нефтяников, которые далеко не всегда стремятся рекламировать в России свои успехи в деле разра­ботки экологичных, но дорогих технологий, а вместо этого предпо­читают добиваться права работать грязно, но без особых затрат.

Краткая справка

В настоящее время технология «реинджекшн» широко применя­ется многими нефтяными компаниями в крупных нефтедобывающих

регионах и позволяет изолировать жидкие буровые отходы глубоко под землей в природных резервуарах.

Существует несколько способов закачки буровых отходов под землю:

  1. Закачивание буровых отходов в затрубное пространство.

  2. Закачивание в специально пробуренную скважину.

  3. Закачивание в скважину после завершения буровых работ.

При разведочном бурении одной или двух скважин наиболее при­емлемы к использованию первый и третий способы. Второй способ можно применять при долгосрочной разработке месторождения, ког­да бурится большое количество скважин.

Основные условия для применения технологии «реинджекшн» - это геологическая возможность для закачивания (наличие принимаю­щего пласта) и наличие водоупорных пластов над и под принимаю­щим пластом, чтобы предотвратить загрязнение грунтовых вод.

Технология позволяет закачивать под землю, на глубину до 1,5 км, не только буровые растворы, но и буровой шлам, для чего его тщательно измельчают, превращают в пульпу, смешивают с остатка­ми бурового раствора и загрязненными промывочными жидкостями и с помощью нагнетательных насосов закачивают в поглощающие пла­сты горных пород.

На крупнейшем нефтегазовом месторождении Аляски - Северном Склоне таким образом изолируются около 95% шлама и 100% других отходов бурения и нефтедобычи.

Таким образом постепенно у нас сложился полный «джентльмен­ский набор» аргументов, фактов, ссылок и цифр - т.е., выражаясь казенным языком, мы подготовили полное информационное обеспе­чение кампании, которое, естественно, не было застывшей догмой, а постоянно обновлялось и совершенствовалось на протяжении всей работы. Причем именно в этой кампании найденная нами разумная альтернатива играла особенно важную роль - прежде всего потому, что аргументов против этой альтернативы у нефтяников почти не было.

Участие в ОВОС и распространение информации

Первым практическим действием нашей кампании стало уча­стие в общественных слушаниях по проекту «Сахалин-2» (первый этап - установка морской платформы «Моликпак» у берегов северо­восточного Сахалина, эксплуатационное бурение и начало отгрузки нефти на танкеры с выносного точечного причала). Слушания про­водила компания «Сахалин Энерджи» в конце 1997 года в рамках оценки воздействия проекта на окружающую среду (ОВОС). Один сотрудник ЭВС заблаговременно проштудировал в областной би­блиотеке выставленный там раздел «Охрана окружающей среды», проектные материалы и подготовил информацию для остальных членов организации по всем проблемным моментам проекта. В этом нам также помогал эксперт-эколог, кандидат химических наук В.К. Горохов. Тем самым все мы получили возможность критиковать про­ект не голословно, а ссылаясь на материалы самой компании, что серьезно повышает уровень подобной дискуссии и выбивает почву из-под ног оппонентов, поскольку им часто приходится спорить со своими же собственными документами.

Перед самыми слушаниями мы провели собрание, на котором вы­работали тактику нашего участия и распределили вопросы и высту­пления, учитывая, что одному человеку просто не дадут озвучить все наши замечания. Затем мы пришли на слушания всей организацией и очень активно критиковали заявленные планы компании «Сахалин Энерджи» сбрасывать буровые отходы в море. При этом мы высту­пали на слушаниях не в столь любимом нефтяными компаниями ре­жиме «вопрос - ответ», а прямо высказывали свое резко отрицатель­ное мнение в отношении сброса отходов в море, подкрепляя свои заявления заранее подготовленными аргументами. Присутствующие на слушаниях широкие журналистские массы включили эту тему в свои новостные выпуски как главную экологическую проблему про­екта, и так на протяжении нескольких последующих лет она и оста­валась «на первом месте нашего хит-парада». Мы всегда стремились к тому, чтобы проблема буровых отходов звучала постоянно. Для этого мы упоминали ее во всех своих интервью, публикациях, вы­ступлениях, обращениях и т.д.

В декабре 1997 г. вместе с PERC и уже упоминавшимися двумя аляскинскими экологами мы провели в Южно-Сахалинске серию круглых столов и общественных встреч по распространению зару­бежного опыта, которые вызвали большой интерес у общественно­сти, местных политиков, экспертов, чиновников и прессы. На всех этих общественных мероприятиях приглашенные эксперты под­робно рассказывали о практике обращения с буровыми отходами в США, выгодно отличавшейся от российской. В начале 1998 г. мы уже самостоятельно организовали большой круглый стол всех заин­тересованных сторон в областной библиотеке, в котором также при­няли участие эксперты, ученые и общественные деятели Сахалина. По итогам круглого стола была принята резолюция, в которой кри- 106 тика планов нефтяников по сбросу отходов занимала одно из первых мест. Все эти мероприятия активно освещала пресса и мало-помалу о проблеме буровых отходов узнали все кто только можно.

При всем в общем вполне одобрительном настрое сахалинцев к шельфовым проектам именно к сбросу отходов в море у подавляю­щего большинства населения быстро сложилось крайне отрицатель­ное отношение. Постепенно это общественное мнение начинало играть свою роль, поскольку и нефтяные компании, и администрация области регулярно проводили так называемый социальный монито­ринг - опросы населения и экспертов по различным общественно- политическим вопросам, среди которых экологические аспекты шельфовых проектов занимали важное место. И для власти, и для корпораций стало неприятным сюрпризом, что все больше и больше народу начинает резко негативно высказываться насчет планов по сбросу буровых отходов в море. Те же тенденции прослеживались и в региональной прессе; проблема упоминалась также и в федераль­ных, и даже в иностранных СМИ.

правовой анализ и обращения в органы

государственной власти

Еще в процессе сбора информации и затем в начале кампании мы перерыли российское законодательство и обнаружили, что целый ряд нормативных правовых актов запрещает сброс в море отходов буре­ния. Это было крайне важное открытие и, пожалуй, самый сильный аргумент в борьбе против сбросов буровых отходов в море, однако по неопытности мы тогда не смогли по достоинству оценить и исполь­зовать этот факт, тем более что в те времена государственные органы и бизнес более вольно относились к соблюдению правовых требо­ваний, чем сейчас. По нашим наблюдениям, сейчас, если им невы­годно соблюдать те или иные нормы, они просто их меняют - в отли­чие от примитивного игнорирования, как это практиковалось тогда.

Тем не менее, подготовив правовое обоснование незаконности сброса отходов с платформы «Моликпак», мы направили обращения в государственные контролирующие органы, прокуратуру и эксперт­ную комиссию государственной экологической экспертизы (ГЭЭ) по первому этапу проекта «Сахалин-2» с просьбой не допустить нару­шения законодательства РФ.

Однако чиновники различных ведомств ограничились отписка­ми, а эксперты ГЭЭ выдали положительное заключение на установ­ку и эксплуатацию «Моликпак». В разделе заключения, содержащем правовую оценку, комиссия ГЭЭ отметила, что осуществление сбро­са отходов при первоочередном освоении шельфовых месторожде­ний о. Сахалин «позволит получить дополнительную информацию и данные, которые будут использованы для корректировки и конкре­тизации нормативной базы по данному виду водопользования». Т.е. фактически в данном случае Государственная экологическая экспер­тиза прямо разрешила иностранной компании «Сахалин Энерджи» нарушать закон с тем, чтобы обосновать его изменения в дальней­шем. И действия по «корректировке» законодательства не заставили себя долго ждать, но об этом чуть позже.

Участие в процессе государственной экологической

экспертизы

Федеральный закон «Об экологической экспертизе» содержит целую главу о правах граждан и общественных организаций в обла­сти экологической экспертизы. В частности, мы вправе направлять органам государственной власти, проводящим ГЭЭ, в письменной форме аргументированные предложения по экологическим аспек­там намечаемой хозяйственной и иной деятельности. Этим правом мы впервые воспользовались в течение зимы - весны 1998 г., в ходе государственной экологической экспертизы первой стадии проекта «Сахалин-2», который включал установку на шельфе острова плат­формы «Моликпак» с нефтеотгрузочным терминалом и бурение по­лутора десятков нефтяных скважин со сбросом в море 70 000 тонн токсичных буровых отходов. Мы внесли ряд аргументированных предложений в адрес экспертной комиссии ГЭЭ по экологическим аспектам проекта, в т.ч. указали на незаконность сброса отходов бу­рения в море, приведя выдержки из нормативных правовых актов.

Однако экспертная комиссия не вняла здравому смыслу и нор­мам закона и выдала положительное заключение, что дало «зеленый свет» сбросу в море буровых отходов по проекту «Сахалин-2».

Надо сказать, что нефтяные компании в тот период не допускали и мысли о прекращении сброса в море буровых отходов и демон­стрировали твердую уверенность в том, что они не оказывают отри­цательного воздействия на морскую среду, что якобы подтверждает­ся результатами экологического мониторинга, который традиционно велся на деньги самих же нефтяников.

В последующие годы в ходе проведения государственных эко­логических экспертиз по проектам разведочного бурения компании 108 «Эксон Нефтегаз Лтд» в 1999 году и компании «Сахалин Энерджи» в 2000 году мы более серьезно подошли к участию в этом процес­се и воспользовались более широким спектром прав общественных организаций в области экологической экспертизы. Во-первых, мы, конечно, направили экспертам все имеющиеся у нас материалы - об опасности буровых отходов для окружающей среды, об их негатив­ном воздействии на морские биоресурсы, о незаконности сброса в море, а также предлагаемые нами альтернативы. А во-вторых, мы провели общественную экологическую экспертизу.

Общественная экологическая экспертиза

В начале 1999 года первый раз в своей практике мы зарегистри­ровали общественную экологическую экспертизу (ОЭЭ) по проекту разведочного бурения скважины «Чайво-6» компании «Эксон НЛ» (проект «Сахалин-1»). Это право предоставлено общественным ор­ганизациям статьями 20-25 Федерального закона «Об экологической экспертизе».

Надо сказать, что эта экспертиза далась нам очень трудно из-за того, что наших экспертов постоянно обрабатывали лоббисты не­фтяных компаний - в первую очередь тогдашний председатель Сах- комэкологии Наталья Ивановна Онищенко. Под этим давлением приглашенные нами эксперты не раз меняли свои «показания», и в конце концов сахалинская их часть окончательно встала на пози­ции сторонников сброса отходов в море. Кроме того, часть экспер­тов была из Москвы и Владивостока, что по техническим причинам осложняло и затягивало проведение нашей общественной экспер­тизы. Нам даже пришлось вывести из состава экспертной комиссии сахалинских экспертов - на том основании, что их оценка (негатив­ное воздействие огромное, множество правовых актов нарушается, но бурить можно) не соответствовала одному из базовых принципов экологической экспертизы, установленных соответствующим зако­ном, - принципу обоснованности ее выводов.

В результате государственная экологическая экспертиза за­кончилась задолго до окончания нашей общественной, причем с сенсационными результатами. Благодаря включению в эксперт­ную комиссию нескольких принципиальных и честных экспертов- юристов, ГЭЭ выдала отрицательное заключение на программу бурения «Эксона», причем именно из-за того, что сброс отходов в море противоречит российскому законодательству! Это заклю­чение было утверждено Госкомэкологии РФ в конце мая 1999 г. и стало настоящим потрясением для всех шельфовых проектов и их лоббистов - в первую очередь, сахалинских властей. Дело в том, что от результатов бурения скважины «Чайво-6» летом 1999 года на тот момент зависела судьба всего проекта «Сахалин-1», поскольку разведочное бурение сезона 1998 г. на самом перспективном ме­сторождении проекта, Аркутун-Даги, показало, что оно совсем не такое перспективное, как ожидалось. С другой стороны, проведен­ные параллельно сейсмические исследования показали, что у отно­сительно небольшого газового месторождения Чайво может при­сутствовать богатая нефтяная оторочка, вскрыть которую и было решено скважиной «Чайво-6». Буровой сезон на северо-восточном сахалинском шельфе очень короткий, а это значит, что и бурение, и начало коммерческой разработки проекта «Сахалин-1» откладыва­ются на целый год.

«Эксон» заявила, что, будучи законопослушной компанией, от­казывается бурить, пока российская сторона не обеспечит все необ­ходимые разрешения и согласования, в том числе и положительное заключение ГЭЭ, напомнив, что это является обязанностью России по Соглашению о разделе продукции проекта «Сахалин-1». Ответ­ные действия российского руководства не заставили долго ждать.

Судебные действия

Последней попыткой спасти положение с буровым сезоном «Эксона» 99-го года было принятие тогдашним премьером С. Степа­шиным пролоббированного распоряжения Правительства РФ от 15 июля 1999 г. № 1131-р об утверждении «Временного порядка про­изводства буровых работ» специально для шельфа дальневосточ­ных морей, который прямо разрешал сброс в море буровых отходов - в противоречие с Водным кодексом РФ, ФЗ «О территориальном море.» и еще рядом нормативно-правовых актов.

«Эксон» не отреагировала и на этот шаг отчаяния, поскольку этот документ никак не мог заменить собой ГЭЭ и уже ни на что не влиял, т.к. время для бурения в сезон 1999 г. было упущено. Море у северо-востока Сахалина большую часть года покрыто льдами, и буровой сезон традиционно продолжается лишь с конца июня по ноябрь, а переработка проекта и проведение ГЭЭ могут занять не­сколько месяцев. Тем не менее ряд московских экологических орга­низаций немедленно обжаловали «Временный порядок.» в Верхов­ном суде РФ. Лидирующую роль в этом процессе играла московская общественная организация «Экоюрис», которая разработала право- 110 вую позицию и представляла в суде всех остальных истцов, среди которых была и наша организация.

28 сентября 1999 г. суд принял решение об отмене этого неза­конного документа, что еще раз напомнило нефтяным компаниям о неустойчивости положения их проектов в том случае, если они на­стаивают на сбросе отходов в море. Мы постарались придать самую широкую огласку всей этой истории и с отрицательным заключени­ем ГЭЭ, и с отменой гражданами распоряжения Правительства, ко­торая и в самом деле не имела прецедентов.

Общественное расследование

Параллельно с этой борьбой в начале 1999 г. началось эксплуата­ционное бурение скважин с первой добывающей платформы «Мо- ликпак» (проект «Сахалин-2») со сбросом буровых отходов в море. А уже в июне 1999 г. появилось сообщение о том, что в заливе Пиль- тун, вблизи расположения «Моликпак», произошла массовая гибель около 5 тысяч тонн тихоокеанской сельди. 12 км побережья залива было покрыто сплошной полосой мертвой рыбы. Узнав об этом, мы немедленно выехали на место и отобрали пробы погибшей сельди, составив на месте акт отбора проб. Нам удалось также получить ви­деоматериал Охинской рыбоохраны, снятый в момент, когда вся по­гибшая рыба еще оставалась на берегу.

С помощью Гринпис России исследование проб было проведено в аккредитованных лабораториях Москвы. Результат оказался шоки­рующим - образцы рыбы в больших количествах содержали свежую нефть, барий и синтетические поверхностно-активные вещества (СПАВ). При этом было достоверно известно, что в конце мая на платформе произошел разлив нефтепродуктов, а барит и СПАВ яв­ляются обязательными компонентами сбрасываемых с «Моликпак» отработанных буровых растворов. Кроме того, СПАВ применяются как диспергенты для рассеивания нефтяных разливов в толще воды.

Получив в конце лета эти данные, мы без какой-либо огласки предприняли дополнительное расследование этой трагедии, после чего все собранные материалы направили в Тихоокеанский НИИ рыбного хозяйства и океанографии (ТИНРО-центр, г. Владивосток) и вскоре получили итоговое заключение. Эксперты (биологи и эко- токсикологи) сделали вывод о наиболее вероятной версии событий: идущая на нерест сельдь попала в водные слои, содержащие нефть, СПАВ и буровые отходы, в результате чего рыба зашла в залив Пиль- тун отравленной и ослабленной. Из-за того, что в это время залив еще покрыт льдом, кислорода в его воде недостаточно. В нормаль­ном состоянии рыба обычно справляется с этой проблемой, но рас­сеянная в толще воды нефть и другие вредные вещества поразили в первую очередь органы дыхания, что нарушило естественное равно­весие и привело к массовой гибели. В пользу этой версии говорил и тот факт, что, кроме сельди, на берегу не были обнаружены никакие другие виды рыб.

Аналогичные материалы расследования (включая результаты анализов проб рыбы) были направлены и в местный институт Сах- НИРО, который пришел к совсем другому выводу - сельдь погибла сама собой, просто от недостатка кислорода ввиду сложной ледовой обстановки в заливе Пильтун. Заключения лучших московских лабо­раторий о содержащихся в погибшей рыбе вредных веществах автор экспертного заключения СахНИРО А. Д. Саматов вообще не стал брать во внимание. Его также не смутил тот факт, что на протяже­нии тысяч лет сельдь справлялась с проблемой нехватки кислорода и ничего, подобного пильтунской трагедии 1999 года, никогда ранее не наблюдалось. Тихоокеанская сельдь в принципе подвержена есте­ственным заморам, но в таких случаях вместе с ней всегда гибнет и какое-то количество рыб других видов.

В начале 2000 г. мы подготовили доклад с результатами обще­ственного расследования и обратились в природоохранную прокура­туру с просьбой о возбуждении уголовного дела по факту массовой гибели рыбы. Одновременно мы опубликовали результаты нашего расследования и выводы приморских ученых, надеясь, что обще­ственный резонанс не позволит спустить дело на тормозах. В своих информационных материалах мы подчеркивали, что с «Моликпак» постоянно ведется сброс буровых отходов в море. И хотя прокурату­ра, в конце концов, основываясь на «оправдательном» для нефтяни­ков заключении СахНИРО, отказала в возбуждении уголовного дела, все же факт сброса отходов в море отрицать не мог никто. Вся эта история наделала много шума, вновь поставила в центр обществен­ного внимания проблему сброса буровых отходов и стала еще одним тревожным звоночком нефтяным компаниям.

Выдвижение новых аргументов: рыбохозяйственная

категория

После отрицательного заключения ГЭЭ на программу разведоч­ного бурения «Эксона» 1999 года мы быстро добыли текст самого 112 заключения, тщательно проанализировали его и выявили те слабые моменты проекта, на которых в дальнейшем сделали особый упор.

В частности, мы обнаружили, что эксперты указали на отсут­ствие в материалах проекта данных о рыбохозяйственной категории северо-восточного шельфа Сахалина и документов, характеризую­щих район предполагаемых буровых работ как места миграции и нагула, нереста и зимовки ценных и особо охраняемых видов рыб, животных и растений, места сохранения, воспроизводства и добычи промысловых рыб.

При этом специальный норматив - Правила охраны от загряз­нения прибрежных вод морей - прямо запрещает сброс отходов в водоемы высшей рыбохозяйственной категории. Однако к какой ка­тегории отнести участок Охотского моря разработчики проекта бу­рения скважины «Чайво-6» в сезоне 1999 года указать «забыли».

Мы пришли к выводу, что четкое определение рыбохозяй­ственной категории северо-восточного сахалинского шельфа, на котором расположены нефтяные месторождения, может серьезно помочь в деле прекращения сброса отходов бурения в ходе раз­работки последующих проектов и проводимых по ним экспертиз. Поэтому, когда в начале 2000 года «Эксон» начала вновь готовить свою программу разведочного бурения скважины «Чайво-6» для повторной экологической экспертизы, мы постарались обеспе­чить документальное закрепление высокого рыбохозяйственного статуса за этой акваторией. Нам удалось добыть целый ряд доку­ментов ФГУ «Сахалинрыбвод», СахНИРО и Госкомрыболовства с четким определением - весь северо-восточный сахалинский шельф относится к высшей категории рыбохозяйственного значе­ния, поскольку там обитает, мигрирует и нерестится множество ценных промысловых видов.

Краткая справка

«В связи с Вашим запросом № 4 от 10.01.2000 г. сообщаем, что согласно «Показателям состояния и правил таксации рыбохозяй- ственных водных объектов «ГОСТ 17.1.2.04 -77» (п.7.2.1.) и «Пра­вилам охраны от загрязнения прибрежных морей (свод законов) 1984 г.» весь шельф Сахалина и Курильских островов относит­ся к водным объектам высшей (особой) категории. Данный факт обуславливается тем, что шельфовые воды являются местом массового нагула и нереста особо ценных видов (рыбы лососевых пород - горбуша, кета, кижуч, сима, камчатский краб, синий краб,

краб-стригун) и других промысловых видов (сельдь тихоокеанская, минтай, навага, различные виды камбал и др.)»

Из письма № 12-07/01 от 20.01.2000 г директора СахНИРО Ф.Н. Рухлова в адрес «Экологической вахты Сахалина»

Примерно в это же время отдельную программу бурения двух разведочных скважин (в дополнение к уже ведущемуся эксплуата­ционному бурению) подала на ГЭЭ и компания «Сахалин Энерджи». Для удаления буровых отходов там вновь был выбран сброс в море. Вопрос его законности приобретал все большее и большее значение. Неудивительно, что заинтересованные чиновники развернули боль­шую работу в министерствах и ведомствах для снятия всех правовых барьеров на пути этого излюбленного нефтяниками способа обраще­ния с буровыми отходами.

После того, как мы направили в комиссии ГЭЭ по обеим про­граммам бурения собранные нами документы, подтверждающие высшую рыбохозяйственную категорию для участков шельфовых месторождений, по этому вопросу разгорелась ожесточенная дис­куссия и резко усилилась подковерная лоббистская работа нефтяни­ков. Через некоторое время Госкомрыболовство неожиданно решило пересмотреть ранее им же присвоенный статус для этих участков. По его поручению СахНИРО подготовило научное обоснование для временного, на 2000 год, установления первой категории исключи­тельно для лицензионных участков месторождений, фактически обо­сновав что-то вроде «черных дыр» сниженного рыбохозяйственного значения посреди общего богатства биоресурсов северо-восточного шельфа Сахалина.

Возмущенные столь циничным изменением их же собственного мнения с «плюса» на «минус», мы развернули большую обществен­ную кампанию против этого чиновничье-научного произвола. За помощью мы обратились к коллегам по коалиции дальневосточных экологических организаций «Живое море», к депутатам Государ­ственной Думы и Сахалинской областной Думы. В короткое время в Госкомрыболовство и в Госкомэкологии были направлены сотни обращений с требованием не допустить снижения рыбохозяйствен- ной категории. Кампания получила широкое освещение в прессе не только Сахалина, но и других регионов Российского Дальнего Вос­тока, а также федеральной. Помимо прочего, эта история здорово испортила имидж СахНИРО как объективной научной организации 114 и в очередной раз привлекла внимание общественности к проблеме сброса буровых отходов в море.

Продолжение участия в процессе государственной

экологической экспертизы

Помимо общих протестов, мы постарались инициировать как можно больше обращений в форме аргументированных предложе­ний граждан с направлением их в экспертные комиссии ГЭЭ по про­граммам бурения «Эксона» и «Сахалин Энерджи» на 2000 год.

Дополнительно мы направили в комиссии ГЭЭ по обеим буро­вым программам также и ряд экспертных заключений, полученных в ходе проведения нашей общественной экологической экспертизы по скважине «Чайво-6». Все они очень критично оценивали планы «Эксона» по сбросу буровых отходов. Материалы расследования гибели сельди в заливе Пильтун были также направлены в комис­сии обеих ГЭЭ. Кроме того, мы подготовили подробное описание технологии обратной закачки буровых отходов в скважины («реин- джекшн») и также направили его в комиссии ГЭЭ.

И вот в конце апреля 2000 г. по проекту «Сахалин-1» государ­ственная экологическая экспертиза выдала положительное заклю­чение на многострадальную буровую программу, разработанную еще на 1999 г. Однако на этот раз положительное заключение, раз­решавшее «Эксону» наконец-то пробурить вожделенную скважину «Чайво-6», полностью исключило какую-либо возможность сброса отходов в море. Эксперты еще раз твердо определили, что это будет незаконно и рекомендовали предусмотреть какой-либо альтернатив­ный вариант удаления отходов с платформы. Был сделан еще один шаг на пути к введению стандарта «нулевого сброса». На этот раз компании «Эксон» крыть было нечем - необходимые разрешения на бурение ей дали, но сбрасывать в море отходы запретили. И тогда компания взяла на вооружение именно ту альтернативу, которую мы предлагали уже третий год. В результате компания дополнила свою программу, и при бурении скважины «Чайво-6» все буровые отхо­ды были успешно закачаны обратно в ту же самую скважину, для чего «Эксон» привлек специального подрядчика с Аляски. Это был первый случай применения технологии «реинджекшн» для морского бурения в России. К слову сказать, скважина «Чайво-6» действитель­но выявила дополнительные богатые запасы нефти, что позволило «Эксон НЛ» вскоре официально объявить о начале коммерческой разработки проекта «Сахалин-1».

В начале июля 2000 г. закончилась и ГЭЭ по программе разведоч­ного бурения по проекту «Сахалин-2» на текущий сезон (скважины ПА-17 и ПА-18 на Пильтун-Астохском месторождении). В отноше­нии запланированного в программе сброса буровых отходов в море текст и выводы заключения носили довольно жесткий характер - это запрещено законом. Однако при этом в своих выводах экспертная комиссия указала на то, что из-за кратковременности работы по про­екту не нанесут существенного воздействия на окружающую среду. Заключения о допустимости реализации проекта в нарушение зако­на не было сделано вообще. Учитывая, что из-за позднего окончания ГЭЭ уже не оставалось времени для обжалования ее результатов, «Сахалин Энерджи» пошла ва-банк и вышла в море для бурения скважин на основе крайне сомнительного по законности заключе­ния ГЭЭ. Наших сил и возможностей уже не хватило, чтобы этому противодействовать. Помимо всей остальной работы, в то лето и мы, и все наши коллеги по всей России были полностью погружены в подготовку всероссийского экологического референдума.

Борьба против ослабления законодательства - 37-я статья

Еще один эпизод попыток адаптировать российское природоох­ранное законодательство под нужды нефтяников был связан с наме­рением изменить 37-ю статью Федерального Закона «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Россий­ской Федерации», которая прямо запрещает сброс в море вредных веществ и захоронение там отходов.

Законопроект об устранении этого запрета был внесен в Госдуму в мае 2000 г. Мы узнали об этом от сахалинского депутата Госдумы с помощью наших коллег из общественной организации «Экоюрис» и немедленно развернули кампанию по противодействию этим по­пыткам. Мы вновь обратились к коллегам из других неправитель­ственных организаций, вновь собирали подписи, организовывали письма в Госдуму и профильные министерства от различных заин­тересованных сторон, освещали этот процесс в прессе. В результате этого, а также активных действий депутата Госдумы от Сахалина И. Ждакаева, принятие поправок в закон было приостановлено, а за­тем, в связи с последовавшей серьезной реорганизацией Правитель­ства, и вовсе отменено. В результате многострадальная статья 37 ФЗ «...о территориальном море...» и сегодня остается в своем перво­зданном, запретительном виде, оставаясь эффективным правовым рычагом в умелых руках. 116

Акции

После окончания всех этих экспертиз мы постарались дать как можно более широкую огласку тому факту, что сброс буровых от­ходов в море был фактически трижды признан незаконным государ­ственными экспертами, однако компания «Сахалин Энерджи» про­должает вести эксплуатационное бурение 14 скважин со сбросом 70 тыс. тонн токсичных отходов в море с установленной в 1998 году платформы «Моликпак». Мы обращались по этому поводу и в Ге­неральную прокуратуру, однако положительного результата это не принесло. Видимо, слишком велики были в то время лоббистские возможности иностранного бизнеса в России. Вместе с тем мы про­должали продвигать технологию «реинджекшн» как наиболее пере­довую и экологичную альтернативу сбросу.

В конце июля 2000 года мы зарегистрировали в мэрии Южно- Сахалинска и провели публичную акцию «Граффити - за чистое море!», для чего пригласили много молодых художников и добро­вольцев Гринпис и «Экологической вахты» и вместе с ними в течение нескольких часов разрисовали нитрокраской значительный кусок проезжей части напротив главного входа в офис компании «Сахалин Энерджи». Одной из главных тем рисунков и лозунгов был протест против сбросов в море буровых отходов. Рисунки держались на ас­фальте более 2 месяцев и напоминали работникам СЭ и ее многочис­ленным гостям о том, что молодежь Сахалина требует прекратить загрязнять отходами Охотское море.

В конце 2000-го - начале 2001 года развернулся очередной этап борьбы за сохранение высшей рыбохозяйственной категории для северо-восточного сахалинского шельфа. На этот раз мы совместно с коллегами по коалиции «Живое море» повсеместно обратились к рыболовецкому сообществу Дальнего Востока и получили широкую поддержку рыбаков. В Госкомрыболовство был направлен целый ряд обращений от рыбопромышленных компаний и их объединений про­тив снижения категории северо-восточного шельфа Сахалина. Про­тесты против этих планов были даже включены в резолюцию чрез­вычайной бассейновой конференции работников рыбного хозяйства во Владивостоке и в решения съезда коренных народов Сахалина в декабре 2000 г. Однако главный политический лидер рыбаков Са­халина, депутат областной Думы Владимир Горшечников проявил большую осторожность и не стал активно выступать в защиту соб­ственных биоресурсов.

В результате всей этой большой работы принятие официального решения об определении рыбохозяйственной категории было отло­жено до конца июня 2001 г.

В июне 2001 г. по нашей инициативе природоохранная коалиция «Живое море»1 провела межрегиональную дальневосточную акцию «Спасем наше море, пока оно живое» или «Брось копеечку - помо­ги нефтянику». Основной идеей акции был символический сбор на­родных пожертвований для компании «Сахалин Энерджи» на эко­логически чистые, но дорогие технологии безопасной утилизации отходов. Акция получилась весьма широкомасштабной - по шести дальневосточным «приморским» регионам прошли пикеты, митин­ги, шествия, концерты, выставки, конкурсы рисунков, объединенные общей целью - протестом против сброса буровых отходов в море на Сахалине. В ходе всех мероприятий проводился символический сбор средств, для чего организаторы акции предлагали дальнево­сточникам внести символический копеечный взнос и расписаться в ведомости, разъясняя, что все собранные деньги будут направлены иностранной компании «Сахалин Энерджи» в качестве народной благотворительной помощи от жителей Дальнего Востока на внедре­ние чистых технологий работы на шельфе.

В Южно-Сахалинске мы провели эту акцию 5 июня, в День за­щиты окружающей среды, в виде концерта молодежных рок-групп на одной из главных площадей в центре города (перед театральным Чехов-центром). День проведения нашей акции был рассчитан таким образом, что все собранные в других регионах деньги к этому време­ни уже поступили к нам. Объединив их вместе с тем, что удалось со­брать нам в Южно-Сахалинске, мы направили собранные подаяния вместе с тысячами подписей жертвователей в компанию «Сахалин Энерджи» в качестве целевого благотворительного взноса. Деньги были перечислены через банк на расчетный счет компании. По все­му Дальнему Востоку пресса с большим энтузиазмом осветила эту акцию. «Урок, преподанный экологами нефтяникам» было еще не самым жестким определением смысла акции со стороны журнали­стов.

В сентябре 2001 г. мы провели вторую акцию из серии «Рису­нок на асфальте» перед офисом «Сахалин Энерджи». На этот раз она была посвящена проблеме серых китов, но проблема сброса буро­вых отходов в море оставалась на одном из первых мест.

Результаты кампании

И вот в конце 2001 года произошел фундаментальный перелом в ситуации с буровыми отходами! Компания «Эксон» объявила о полном добровольном переходе на стандарт «нулевого сброса» и 100%-ную подземную закачку всех буровых отходов для всех своих дальнейших буровых программ, причем как на море, так и на суше. Это заявление было сделано в связи с началом стадии коммерческого освоения месторождений Чайво и Одопту по проекту «Сахалин-1» и означало, что сотни тысяч тонн токсичных отходов от бурения мно­гих десятков скважин не будут сброшены в море и даже размещены в могильниках на суше острова. Помимо прочего, это решение уси­лило двусмысленность положения, в котором оказалась «Сахалин Энерджи», которая примерно в тот же период объявила о планах по бурению дополнительных 13 скважин на платформе «Моликпак» - и вновь со сбросом отходов в море.

Мы со своей стороны приветствовали решение «Эксона» и уси­лили критику проекта «Сахалин-2», указывая на положительный пример проекта «Сахалин-1» и практическую осуществимость вне­дрения технологии «реинджекшн» на нашем острове. В ответ при разработке проектной документации на новую программу бурения «Сахалин Энерджи» указала, что теперь уже до 70% буровых отхо­дов на платформе «Моликпак» будет закачиваться обратно в сква­жины. А для всех своих последующих программ бурения с новых добывающих платформ «Сахалин Энерджи» с самого начала ввела стандарт «нулевого сброса» на основе технологии «реинджекшн».

Мы хорошо помним, что в самом начале нашей кампании, когда мы только-только брались за проблему буровых отходов, никто не верил, что будет возможно добиться прекращения их сброса в море. Крупнейшие мировые нефтяные компании, мощь лоббистской ма­шины самого высокого уровня, подкрепленная значительными фи­нансовыми ресурсами, крупные научные организации, региональ­ные политики во главе с губернатором области, ангажированная нефтяниками и областным руководством пресса - все было против нас. Однако в сотрудничестве с нашими коллегами из многих непра­вительственных организаций от местного до международного уров­ня, привлекая на свою сторону различные заинтересованные группы населения, налаживая связи с ответственными и неравнодушными к сохранению биоресурсов Охотского моря чиновниками, учеными, журналистами и политиками, используя различные удачные стече­ния обстоятельств и самое главное - ведя постоянную активную ра­боту, нам удалось добиться крайне маловероятного результата.

В дальнейшем и по сей день ни один проект бурения на шельфе не только Сахалина, но и России уже не предусматривал сброс буровых отходов в море. Например, летом 2008 года началось первое бурение на камчатском шельфе, но разрабатывать этот проект со сбросом от­ходов в море даже в голову никому не пришло. То же самое касается и остальных активных проектов на сахалинском шельфе - «Саха- лин-4», «Сахалин-5» и «Сахалин-3», по которым бурение велось все последующие годы.

1 Подробнее о коалиции можно прочесть http://www.priroda.org/activities/sea_ life.htm

Оглавление
От авторов
1.1 Добывание экологической информации
1.2 Обращения в государственные органы об экологических нарушениях
1.3 Участие в процессе оценки воздействия на окружающую среду
1.4 Общественные обсуждения и публичные слушания
1.5 Общественная экологическая экспертиза
1.6 Участие в государственной экологической экспертизе
1.7 Общественный экологический контроль и мониторинг
1.8 проведение массовых мероприятий
1.9 Сбор подписей
1.11 Работа с учеными и экспертами
1.12 Ведение судебных дел
1.13 Создание и охрана ООпТ
1.14 Влияние через международные финансовые организации и частные банки
1.15 Работа с законодательными и представительными органами власти
1.16 Мобилизация местного населения, активных групп и заинтересованных сторон
1.17 Сотрудничество с российскими и международными неправительственными организациями
2.1 Проект «Нулевой сброс» Кампания за прекращение загрязнения Охотского моря буровыми отходами
2.2 «Нет могильникам отходов!» Описание трех кампаний против размещения полигонов для захоронения отходов в экологически чувствительных местах
2.3 Кампания по сокращению загрязнения на нефтепромыслах «Роснефти»
2.4 Заказник «Восточный» Долгосрочная программа по защите последнего дикого уголка сахалинской природы
Приложение 1 - О ПЕРЕЧНЕ ОБЪЕКТОВ, ПОДЛЕЖАЩИХ ФЕДЕРАЛЬНОМУ ГОСУДАРСТВЕННОМУ ЭКОЛОГИЧЕСКОМУ КОНТРОЛЮ
Приложение 2 - ОБ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЕ
Приложение 3 - Заявление о регистрации общественной экологической экспертизы
Приложение 4 - Акт об отборе проб
Приложение 5 - Уведомление о проведении публичного мероприятия
Приложение 6 - Материалы судебного дела по заявлению РОО "Экологическая вахта Сахалина" к Управлению Ростехнадзора по Сахалинской области
Приложение 7 - КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ об оспаривании действий Управления по технологическому и экологическому надзору по Сахалинской области
Приложение 8 - ЗАЯВЛЕНИЕ в порядке гл.25 ГПК РФ и Закона РФ "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан"
Приложение 10 - РЕШЕНИЕ ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ о признании незаконными приказов управления природных ресурсов и охраны окружающей среды
Приложение 11 - КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ о признании незаконными приказов управления природных ресурсов и охраны окружающей среды
Приложение 12 - Заявление В порядке гл.25 ГПК РФ и закона РФ "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан"
Приложение 13 - РЕШЕНИЕ ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ признании недействительным заключения, подготовленного экспертной комиссией государственной экологической экспертизы
Приложение 14 - КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ признании недействительным заключения, подготовленного экспертной комиссией государственной экологической экспертизы
Приложение 15 - Исковое заявление о запрещении производственной деятельности в связи с опасностью причинения вреда в будущем
Приложение 16 - РЕШЕНИЕ ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ о запрещении производственной деятельности в связи с опасностью причинения вреда в будущем
Приложение 17 - ОПРЕДЕЛЕНИЕ о запрещении производственной деятельности в связи с опасностью причинения вреда в будущем

Материал в разделах:

Комментарии материала:

Разместить комментарий

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии
X Международная конференция «Реки Сибири и Дальнего Востока» состоится 12-13 октября 2018 г. в г. Новосибирске, Россия. Она посвящена вопросам устойчивого развития в бассейнах рек, сохранения рек и озер как в Сибири и на Дальнем Востоке, так и в других регионах, обмену местным и международным опытом, выработке предложений для общества и различных ветвей власти. Программа 12 октября Актовый зал и аудитории Сибирского государственного университета водного транспорта, у...
Эксперты региональной группы общественного мониторинга Общероссийского народного фронта по проблемам экологии и защиты леса в Москве проанализировали территориальные схемы по обращению с отходами, утвержденные в столице и Подмосковье. В ходе анализа эксперты ОНФ выявили ряд недочетов, требующих корректировки и разрешения. Представители московского департамента ЖКХ взяли на рассмотрение предложения Народного фронта, подчеркнув важность работы общественников для эффективной организации транспортир...
В течение последних десятилетий существования Европейского Союза стала очевидной и жизненно необходимой деятельность по восстановлению рек и их природных ландшафтов (пойм), реализация которой прежде точечно совершалась посредством финансирования ряда отдельных проектов по восстановлению рек. Однако, чтобы получить наибольшую пользу в будущем от накопленных знаний и опыта по восстановлению рек, необходимо было организоваться в международную сетевую структуру на базе национальных организаций для с...
Случаи экстремально высокого загрязнения воздуха в Москве чрезвычайно редки, заявили эксперты Общероссийского народного фронта в сфере экологии на заседании круглого стола, посвященного текущему состоянию атмосферного воздуха столицы. «Но, вместе с тем, есть задачи по улучшению атмосферного воздуха города, которые нужно решать, есть куда двигаться дальше и по снижению выбросов от автотранспорта, различных предприятий, в том числе мусоросжигающих. Особую проблему представляют мусорные полиг...
Благодаря активности местных жителей и привлечения к проблематике экологов и СМИ информация о массовом негативном воздействии открытой угледобычи в Кузбассе в т.ч. и на реки Сибири, получила беспрецедентный общественный резонанс. Властные субъекты были вынуждена перестать по крайней мере полностью игнорировать проблему, хотя на данный момент говорить о наличии системных позитивных изменений явно преждевременно. Вместе с тем ряд аспектов последствий угледобычи продолжает находиться вне вектора вн...

Материалы данного раздела

Фотогалерея

Интересные ссылки

«Спутниковый мониторинг пожаров на Дальнем востоке России». Сервис работает на основе технологии «Геомиксер», разработанной в ИТЦ «СКАНЭКС»

«Спутниковый мониторинг пожаров на Дальнем востоке России». Сервис работает на основе технологии «Геомиксер», разработанной в ИТЦ «СКАНЭКС»

Активность на сайте

сортировать по иконкам
2 недели 2 дня назад
Екатерина Алтайская
Екатерина Алтайская аватар
Приливы и отливы-результат опрокидыван­и­я водоворотов

Смотрели: 2,867 |

Добрый день, уважаемые форумчане! Я пишу статьи про ФККО, на самые злободневные темы. Предлагаю вам ознакомиться с последними материалами о...

2 года 47 недель назад
Юсуп Хизиров
Юсуп Хизиров аватар
Приливы и отливы-результат опрокидыван­и­я водоворотов

Смотрели: 2,867 |

Отзывы на гипотезу:­­

Викизнание: Обсуждение: Приливы_и_отлив­­ы
http:/.../goo.gl/JTHKlX
Википедия: Обсуждение: Прилив и...

2 года 47 недель назад
Юсуп Хизиров
Юсуп Хизиров аватар
Приливы и отливы-результат опрокидыван­и­я водоворотов

Смотрели: 2,867 |

Стоячие волны, и волны убийцы, полагаю ­результат деятельности водоворотов.
http:/.../goo.gl/vC3a3j
https:/.../goo.gl/nR1WNZ...

2 года 47 недель назад
Юсуп Хизиров
Юсуп Хизиров аватар
Приливы и отливы-результат опрокидыван­и­я водоворотов

Смотрели: 2,867 |

Причиной вертикальньного перемещения ок­еанических вод также является прецессия ­водоворотов. В природе нет суеты и если ­прецессия водоворо...

2 года 47 недель назад
Юсуп Хизиров
Юсуп Хизиров аватар
Приливы и отливы-результат опрокидыван­и­я водоворотов

Смотрели: 2,867 |

Схема движения приливной волны, по пери­­метру Североантлантического­ планетарно­г­о водоворота (съемка со­ спутника)
...

размешен 19.10.18 | Тип: Статью

Благодаря активности местных жителей и привлечения к проблематике экологов и СМИ информация о массовом негативном воздействии открытой угледобычи в Кузбассе в т.ч. и на реки Сибири, получила...

размешен 17.10.18 | Тип: Статью

Случаи экстремально высокого загрязнения воздуха в Москве чрезвычайно редки, заявили эксперты Общероссийского народного фронта в сфере экологии на заседании круглого стола, посвященного теку...

размешен 16.10.18 | Тип: Новость

16 октября 2018 год

...
размешен 16.10.18 | Тип: Статью

Малые реки Новосибирска, являющиеся притоками Оби, озёра и болота составляют водную систему города. Речные водотоки являются воздуховодами, зелёными коридорами и осуществляют сток воды. Боло...

размешен 16.10.18 | Тип: Статью

Любые процессы, связанные с производством, характеризуются не только преобразованием ресурсов и получением нужных веществ, но и образованием побочных продуктов. В большинстве случаев эти про...

Подпишись на рассылку

Будьте в курсе последних новостей!

RSS-материал