2.4 Заказник «Восточный» Долгосрочная программа по защите последнего дикого уголка сахалинской природы | Документ экобиблиотеки | Российская федерация | Экодело - экологические проекты и организации

2.4 Заказник «Восточный» Долгосрочная программа по защите последнего дикого уголка сахалинской природы

«Восточный» является сегодня уникальным убежищем для диких лососевых рыб, чуть ли ни единственным в современном мире. Другие охраняемые территории мо­гут также охватывать целые бассейны рек, но сегодня, кроме заказника «Восточный», остались считанные еди­ницы таких, которые в той или иной степени не страда­ют от коммерческого рыболовства.

Уникальное положение «Восточного» может послу­жить примером эффективного управления оздоровлени­ем экосистем по защите лососевых и иной водной фауны для всех стран Тихоокеанского региона.

Дэйв Мартин, директор программ по Российскому Дальнему Востоку, Международный центр дикого лосося, Орегон, США

Мы надеемся, что прочтение предыдущих глав уже помогло читателю разобраться, как выглядит на практике применение тех или иных методов и инструментов экологического движения, тео­ретическая основа которых представлена в первой части. Поэтому здесь, в завершающей главе, мы не стали структурировать изло­жение материала в соответствии с конкретными методами, вместо этого повествование идет в простом хронологическом порядке. Легко увидеть, что на каждом этапе реализации этой программы различные методы работы тесно переплетаются между собой.

Предвидя возможные вопросы читателей об источниках финан­сирования нашей работы по созданию и охране заказника, заранее можем сказать, что все средства на это направление, как и на всю остальную работу организации, мы привлекаем за счет грантов и пожертвований частных зарубежных фондов. Большую помощь в этом оказывают наши коллеги из партнерских неправительствен­ных организаций, в особенности Тихоокеанский центр окружаю­щей среды и природных ресурсов и Центр дикого лосося из США. Мы не получаем средства от зарубежных правительственных и каких-либо корпоративных фондов. Более подробно о системе фи­нансирования «Экологической вахты Сахалина» можно прочесть на нашем сайте: http://www.ecosakh.ru/?div=about_us&sub=6&id=30

Предыстория

Тысячи лет Сахалин был покрыт сплошным ковром девственной тайги. Первопроходцы и путешественники оставили нам свидетель­ства, полные благоговения и восхищения бескрайними дремучими лесами, подступающими к самым волнам сурового Охотского моря. Лесные массивы не только служили домом для многочисленных жи­вотных, но и играли ключевую роль в поддержании благоприятного водного режима сахалинских рек, ручьев и озер, в которые каждый год бесчисленными косяками приходили на нерест тихоокеанские лососи - горбуша, кета, кижуч, сима.

С началом ХХ века пришли иные времена. История дальнейшей колонизации и освоения острова Россией и Японией - это история интенсивной чрезмерной эксплуатации природных ресурсов, среди которых одно из главных мест занимали запасы леса и лососевые стада. Лес является возобновляемым ресурсом и теоретически им можно пользоваться бесконечно - при разумном подходе. На Саха­лине же в результате варварской хищнической вырубки, без учета особенностей островной экосистемы, лесные запасы были безнадеж­но подорваны. В особенности пострадали наиболее экологически и коммерчески ценные темнохвойные елово-пихтовые массивы. То, что не дорубили люди с топорами и бензопилами, уничтожил огонь лесных пожаров, идущих по пятам лесозаготовителей. За неполные сто лет огромные территории горнотаежных лесов острова превра­тились в пустоши, заросли бамбуковым стлаником, заболотились, во многих местах мощная елово-пихтовая тайга заменилась худосочны­ми березняками, ивняками, ольховниками. К середине 90-х годов ХХ века на Сахалине почти не осталось крупных массивов девственных, ненарушенных таежных экосистем.

Чуть больше повезло тихоокеанским лососям - возможно, благо­даря огромной экологической емкости данного вида ресурса. Однако на всем западном побережье острова из-за браконьерства, чрезмер­ного промышленного вылова и ухудшения условий обитания запасы основного промыслового вида тихоокеанских лососей - горбуши значительно сократились. На многих реках по всему Сахалину ло­кальные популяции кеты поддерживаются исключительно благодаря деятельности рыборазводных заводов. И хотя численность горбуши в районе залива Анива и на восточном побережье находится на вы­соком уровне, естественных, не затронутых деятельностью человека популяций этого вида, как и других лососей, а равно и полноцен- 168 ных, ненарушенных экосистем нерестовых рек, на Сахалине почти не осталось.

История

К началу 90-х годов прошлого века на Сахалине сохранился, по­жалуй, только один крупный участок типичной сахалинской тайги, абсолютно дикий и никоим образом не затронутый деятельностью человека - прилегающие друг к другу бассейны двух относительно крупных нерестовых рек Пурш-Пурш и Венгери (северо-восточная часть Смирныховского района). Эти некогда совершенно типичные реки и окружающие их леса в наши дни стали уникальными имен­но в силу антропогенного изменения остальной территории острова. По сути, этот участок оставался последним на пути сокрушающей деятельности лесозаготовительной машины и уцелел в первоздан­ном своем состоянии только благодаря удаленности и труднодоступ- ности. Расположенный в восточной части центрального Сахалина, отграниченный от остального острова высоким Набильским хреб­том и выходящий к суровому Охотскому морю, этот дикий уголок настолько контрастировал с окружающими его вырубками и пожа­рищами, что уже в начале 90-х годов администрация района начала осознавать необходимость придания ему охранного статуса.

Первая попытка создать на этой территории государственный природный заказник восходит к 1993 году, когда руководители при­родоохранных ведомств Смирныховского района подготовили и представили руководству области проект положения о заказнике и обосновывающую пояснительную записку. Тогда и получил буду­щий заказник название «Восточный».

В то время сахалинская лесная отрасль стремительно катилась к закату, однако все еще рассматривалась как одна из основ эконо­мики области, давала налоговые поступления, обеспечивала рабо­той определенную часть населения, поддерживала инфраструктуру лесных поселков. Ценность бассейнов рек Пурш-Пурш и Венгери для лесопромышленников состояла в нескольких десятках тысяч гектаров высокопродуктивного леса, компактно расположенного на относительно ровной местности. Это был лакомый кусок, ведь все остальные коммерчески ценные леса на острове сохранились лишь в виде разрозненных клочков на крутых склонах гор, в верховьях не­рестовых рек. Неудивительно, что лесное лобби включило админи­стративные рычаги. Решением координационного совета природоох-

169

ранных органов Сахалинской области от 27 июля 1994 года в органи­зации заказника «Восточный» было отказано «в связи с отсутствием необходимого обоснования у его инициаторов». Стоит отметить, что подготовленная инициаторами обосновывающая записка ничуть не отличалась от обоснований 12 других заказников, успешно создан­ных на Сахалине ранее. Разница была лишь в том, что все предыду­щие заказники не особо застрагивали интересы лесорубов.

Тем не менее первые усилия по созданию заказника «Восточный» не пропали даром, и в апреле 1995 года эта территория была включе­на в План создания ООПТ Сахалинской области на период до 2000 года. Однако годом ранее Верхне-Тымский леспромхоз приступил к лесозаготовкам в северной части бассейна реки Пурш-Пурш и к середине 1996 года уже вышел к самой реке и даже построил через нее мост для освоения лесных запасов в южной части бассейна - самом центре будущего заказника. Затем бурная деятельность этого леспромхоза была остановлена, поскольку лесной фонд в бассейнах обеих рек был отдан в аренду другому леспромхозу - Смирныхов- скому, который в конце 1996 года начал строительство дороги для освоения лесных запасов с юга, в сторону реки Венгери.

Таким образом, лесорубы стремительно двигались в глубь терри­тории бассейнов двух рек. Над последним диким уголком Сахалина нависла серьезнейшая угроза. При этом было очевидно, что заказник «Восточный» в конечном итоге все равно создадут, но охранять он будет лишь пни и развороченную землю. Ведь здесь в точности по­вторялся сценарий, не так давно использованный для Поронайского заповедника, когда сразу же после того, как в середине 1980-х годов стало известно о планах по его созданию, все силы Поронайского леспромхоза были брошены на вырубку лесных массивов, попада­ющих в границы будущей заповедной территории. И только после того, как все самое ценное было вырублено, заповедник был создан (в 1988 году).

Лесная промышленность была не единственной угрозой при­родным комплексам в бассейнах рек Пурш-Пурш и Венгери. В пер­вой половине 1990-х в Сахалинской области шел активный процесс распределения прибрежных рыбопромысловых участков1 (РПУ) для промышленного вылова горбуши и других лососевых ставны­ми неводами. На малоосвоенном восточном побережье острова это выглядело следующим образом: взяв в аренду РПУ, рыболовная компания стремилась как можно скорее обустроить постоянную базу, а иногда и мощности по рыбопереработке. Очень быстро на безлюдном побережье вырастал небольшой поселок с жилыми и производственными помещениями и собственной дизельной элек­тростанцией, причем располагался он, как правило, в устье наи­более крупной и богатой нерестовой реки, впадающей в море в границах РПУ. Такая база всегда была связана с дорожной сетью острова (чему способствовало повсеместное лесопромышленное освоение), в путину число рабочих здесь могло достигать 100 и бо­лее человек.

В те времена типичный промысел горбуши на восточном побе­режье Сахалина представлял из себя перегораживание устьев рек сплошными загородками и вычерпывание рыбы краном с помощью сетного ковша. Хотя этот способ лова был прямо запрещен правила­ми рыболовства, он повсеместно применялся под видом «спасения» реки от перезаполнения ее рыбой, а управление «Сахалинрыбвод» исправно выдавало разрешения на отлов «излишних производите­лей». Обычным для рыбопромышленников было и прямое брако­ньерство, когда реку перегораживали без каких-либо разрешений, из улова забирали только икру, а рыбу сваливали в лесу. Под пресс бра­коньерства попадал не только лосось - обитатели такой рыбацкой базы выбивали и зверя, и птицу на много километров в округе.

И вот в 1996 году перспектива такой «рыбалки» стала реально­стью для рек Венгери и Пурш-Пурш - рыбопромысловый участок, включающий их устья, в декабре был передан в пользование некое­му ООО «Риф». Осенью 1996 года компания с помощью бульдозера пробила туда дорогу по берегу Охотского моря от поселка Погранич­ное (28 км к югу от устья Венгери) и начала строительство базы.

Первые шаги ЭВС к созданию заказника «Восточный»: организация комплексного обследования территории и подготовка научного обоснования

В 1996 году, 14 лет назад, когда мы начали программу по сохра­нению и защите бассейнов рек Пурш-Пурш и Венгери, «Экологиче­ская вахта Сахалина» была скромной, никому не известной нефор-

171

мальной группой, включающей несколько добровольцев, способных помогать лишь отчасти, и их лидера - англичанку Эмму Уилсон, которая одновременно являлась сотрудником японского отделения международной природоохранной организации «Друзья Земли». В конце 1994 года Эмма приехала на Сахалин для того, чтобы помочь в развитии общественного экологического движения. В 1995 году она основала «Экологическую вахту Сахалина».

С самого появления на свет ЭВС усилиями Эммы Уилсон нача­ла работать с управлением Сахкомэкологии и другими ведомства­ми над созданием заказника «Восточный», который включал бы территорию бассейнов рек Пурш-Пурш и Венгери от верховьев до устьев. Поскольку главным препятствием к созданию заказника на тот момент выдвигалось отсутствие необходимого научного обо­снования, ЭВС сосредоточила усилия на решении этой проблемы. В начале 1996 года с помощью «Друзей Земли - Япония» нам удалось получить грант на проведение научной экспедиции от японского экологического фонда «Пронатура». Это стало хорошим аргументом для того, чтобы добиться решения Сахкомэкологии о выделении не­достающих средств из областного внебюджетного экологического фонда. Провести полевые исследования и подготовить научное обо­снование Сахкомэкологии поручило группе ученых-биологов в со­ставе Р.Н. Сабирова, Н.Д. Сабировой, Г.А. Воронова из лаборатории островных экологических проблем Института морской геологии и геофизики ДВО РАН.

С июля по ноябрь 1996 года в сложнейших условиях дикой гор­ной местности ученые провели огромную работу по комплексному изучению растительного и животного мира на территории предпо­лагаемого заказника. Уже в конце 1996 года было подготовлено ква­лифицированное научное обоснование, подтверждающее высокую природоохранную ценность территории и доказывающее необхо­димость срочного создания заказника в бассейнах рек Пурш-Пурш и Венгери. Там же содержались рекомендации по установлению границ и режима охраны. Обоснование было снабжено большим количеством фотографий живописных пейзажей и редких видов жи­вотных и растений. Именно эти картинки, а также разнообразные солидные схемы, графики, карты придали обоснованию должную убедительность в глазах чиновников, от которых зависели все не­обходимые решения.

Однако серьезным нашим упущением на тот момент было то, что мы не смогли воспрепятствовать произошедшей в феврале 1996 года передаче лесов будущего заказника в аренду для проведе­ния рубок главного пользования и даже узнали об этом после того, как решение было принято. То же самое относилось и к передаче в пользование в 1996 году рыбопромыслового участка, включающего устья Венгери и Пурш-Пурш по побережью. Тогда мы наивно пола­гали, что результаты с таким трудом проведенного научного обсле­дования станут достаточным основанием для изъятия уникальной территории из пользования, но все чиновники только разводили руками: мол, все договоры заключены на законных основаниях, где же вы были раньше? И вот тогда мы решили, что сделаем все, что в наших силах, для спасения последних диких рек и лесов Сахалина от разрушения.

Кампания за прекращение рубок и изъятие арендованного

лесного фонда из пользования

Весной 1997 года мы провели сбор информации, изучение и ана­лиз проблемы, а затем - планирование кампании. Конечно, в то вре­мя многое мы делали как бы на ощупь, интуитивно, методом проб и ошибок. Тем не менее в течение апреля - мая нам удалось получить все существующие документы, так или иначе касающиеся истории попыток создания заказника «Восточный» за период 1993 - 1997 гг., а также все необходимые нормативно-правовые акты (Консуль- тантПлюс в те времена еще не было). Изучение и анализ этих до­кументов, а также встречи и переговоры с представителями област­ных природоохранных ведомств позволили нам быстро понять, что единственный путь к спасению уникальной природной территории от уничтожения - это каким-либо образом прекратить действие до­говора аренды участков лесного фонда Смирныховским леспромхо­зом. Но как это сделать?

При внимательном чтении свежепринятого Лесного кодекса РФ мы обнаружили там «путеводную нить» - статья 28 предусматри­вала возможность принудительного изъятия лесного участка в слу­чае «нарушения лесопользователем установленных правил пользо­вания участком лесного фонда». Полномочия по принудительному прекращению прав пользования Лесной кодекс передавал террито­риальному органу Федеральной службы лесного хозяйства России. Соответственно ключевой фигурой для нас становился начальник Сахалинского управления лесами Г.А. Чекурдаев. Мы решили, что в этом направлении и надо действовать.

Д. Лисицын: «Хорошо помню, как в июне 1997 года, после изуче­ния Лесного кодекса и консультаций с московскими коллегами, я пришел к Гзннадию Александровичу Чекурдаеву с этой свежей иде­ей - изъять лесной фонд из пользования за лесонарушения, что­бы сохранить его для будущего заказника. Начальник управления и главный лесничий с юмором отнеслись к наивному молодому чело­веку, который всерьез полагал, что из-за каких-то там «птичек- рыбок» они пойдут на серьезнейший конфликт с всесильным в то время АО «Сахалинлеспром» - при том, что нарушения правил лесопользования давно стали обыденностью, и никто никогда за это у лесорубов лесосечный фонд не отбирал. Вдоволь пошутив на тему несовпадения наших желаний с нашими же возможностя­ми, Чекурдаев завершил разговор следующей фразой: «Вот когда будут нарушения, тогда и приходи!». Это было сказано лишь для того, чтобы отвязаться от назойливого посетителя, но прозву­чало как обещание. И когда дверь кабинета закрылась, у меня уже был план».

Еще летом 1996 года два представителя ЭВС в рамках изучения проблем лесного комплекса Сахалина побывали на местах рубок Верхне-Тымского ЛПХ в бассейнах рек Чамгу, Нампи и северной ча­сти бассейна реки Пурш-Пурш. Нам удалось даже облететь районы рубок на вертолете - зрелище открывалось удручающее. Благодаря ровной местности и большим запасам древесины на гектар, здесь ис­пользовались специальные валочно-пакетирующие машины ЛП-18 и ЛП-19, которые выкашивали буквально все, оставляя после себя перепаханную гусеницами пустыню. Сейчас же нам предстояло про­верить, как ведет рубки Смирныховский ЛПХ, поскольку именно он теперь был официальным лесопользователем на спорной террито­рии. К тому времени этот леспромхоз вырубил около 60 га древнего леса в правой части бассейна Венгери, построив 8 км лесовозной дороги в глубь будущего заказника. Весной 1997-го лесозаготовите­ли свернули работы, т.к. техника застревала в оттаявшей болотистой почве.

В период 16 - 21 июня 1997 года мы организовали официальную проверку соблюдения правил лесопользования Смирныховским лес­промхозом на арендованной территории. Выехавшая на места рубок комиссия выявила многочисленные нарушения на зимних лесосеках в бассейне ручья Серый - правого притока реки Венгери. Особенно досталось от лесорубов водоохранным зонам. Результаты проверки 174 были юридически оформлены и представлены руководству Саха­линского управления лесами, что стало для него полной неожидан­ностью и заставило задуматься. Отрицать результаты проверки было трудно, поскольку акт о нарушениях составлял инспектор Сахком- экологии, имевший 40-летний стаж работы в лесном хозяйстве. От своих слов недельной давности лесным начальникам отказываться было как-то неудобно. И тогда возник новый аргумент - изъятие из пользования такого значительного участка лесофонда нанесет непо­правимый удар экономике района, люди потеряют работу, местный бюджет - налоги. Поэтому пока не будет согласия мэра - никакого силового решения проблемы!

Тем временем мы начали освещать тему создания заказника «Вос­точный» в СМИ. В течение лета нам удалось опубликовать несколь­ко проблемных статей в областных газетах. В наиболее влиятель­ной из них, «Советском Сахалине», даже были напечатаны отклики читателей. Вышла большая передача на областном радио, местная телекомпания включила сюжет о нашей проверке и в целом о ситуа­ции с заказником в программу новостей. Во всех публикациях мы подчеркивали, что выход из ситуации есть и прямо указывали на на­чальника управления лесами Чекурдаева, в чьей власти было спасти уникальный лес от вырубки.

Параллельно с этим мы попытались организовать кампанию пи­сем, нацеленную на нашу главную «мишень», для чего обратились к сторонникам на Сахалине и к нашим коллегам-экологам на материке и за рубежом. Однако в то время у нас было очень мало связей, нас мало кто знал, да и технических проблем было хоть отбавляй - что говорить, если у ЭВС тогда даже не было своего компьютера! В об­щем, управление лесами получило не более 2-3 писем, но, наряду с кампанией в прессе, и они сыграли свою положительную роль. По крайней мере, чиновники начинали относиться к проблеме со все большей и большей серьезностью.

Таким образом, следующим бастионом, который предстояло пре­одолеть, был мэр Смирныховского района Н.И. Козинский. Уже в начале июля нам удалось встретиться с ним в Южно-Сахалинске и изложить суть проблемы. Возможность принудительного прекраще­ния прав пользования лесным фондом за нарушения правил лесо­пользования весьма заинтересовала мэра. К нашему полному удив­лению, он заявил, что разделяет наше желание сохранить последний девственный лес Сахалина! Как говорится, куй железо не отходя от кассы - буквально на следующий день мы организовали совещание с участием представителей из управления лесами, Сахкомэкологии и мэра Смирныховского района, на котором Николай Иванович со­общил, что району в целом, районному бюджету и местным жите­лям никакой пользы от Смирныховского ЛПХ нет и поэтому будет лучше, если лес в бассейнах рек Пурш-Пурш и Венгери сохранится и там будет создан заказник. Но Г. А. Чекурдаев призвал «взвешенно подойти к вопросу» и провести еще одно совещание, уже в районе, с участием заинтересованных сторон.

Спустя пару недель в пос. Смирных состоялось означенное со­вещание, в котором принял участие и наш представитель. Но на этот раз чудо не повторилось - под дружный аккомпанемент руководите­лей трех работающих в районе леспромхозов Н.И. Козинский пове­дал о важнейшей роли спорного участка лесофонда в поддержании на плаву тонущего лесопромышленного сектора, а вместе с ним - и экономики, и социальной сферы района. «Цветочки там нюхать бу­дет некому!» - эффектно завершил мэр свой спич, имея в виду, что если у леспромхоза отнять лес, то все умрут. Протокол совещания был направлен в управление лесами, ну а мы приступили к рас­следованию деятельности Смирныховского ЛПХ. Тема социально- экономической пользы от его бурной деятельности явно нуждалась в раскрытии.

Внимание прессы, обращения общественности и наши настойчи­вые визиты в Сахкомэкологии привели в движение еще один рычаг воздействия на проблему - вопрос создания заказника «Восточный» в начале сентября 1997 года был рассмотрен областным экологиче­ским советом2. Обсуждение было бурным, но ни один оратор не вы­сказался против создания заказника. А далее совет продемонстриро­вал, что делают бюрократы, которых обстоятельства подталкивают к сложному и опасному для них решению. В таких случаях они соз­дают комиссию по изучению проблемы. Соответственно экологиче­ский совет принял решение создать специальную межведомствен­ную комиссию по проверке деятельности лесной промышленности на территории будущего заказника, которая должна была исследо­вать все экологические, экономические и социальные аспекты веде­ния лесозаготовок на спорной территории и до февраля 1998 года представить губернатору свои рекомендации.

В то время мы еще не знали, что, создавая комиссию и включая в ее состав представителя ЭВС, чиновники решали три важные задачи - спустить проблему на тормозах, отвлечь назойливую обществен­ность от активных действий и выиграть время для вырубки самых ценных участков вожделенного леса. Понимание этой нехитрой ис­тины начало к нам приходить лишь после двух-трех месяцев бес­плодных попыток подвигнуть комиссию хоть на какую-то полезную работу. Тем не менее нам удалось кое-что из нее выжать. Так, мы подготовили от ее имени ряд официальных запросов, на которые по­ступили ответы с важной информацией о состоянии дел в лесной отрасли Смирныховского района. Мы сами также собирали допол­нительные данные и в самом начале января 1998 года подготовили доклад с анализом социально-экономических аспектов деятельности Смирныховского ЛПХ и в целом лесной отрасли района.

Картина была неутешительная. Мы выяснили, что налоги от дея­тельности лесорубов в район, как и в область, поступают минималь­ные, а вся прибыль идет лишь московским владельцам АО «Саха- линлеспром». Вместо зарплаты занятые на лесозаготовках местные жители годами получают мизерные «авансы» и кое-какие продукты, при этом руководство предприятий повсеместно завозит гастарбай- теров с Украины. Кроме того, официальные данные показывали, что в Первомайском лесхозе, на территории которого расположены бас­сейны рек Пурш-Пурш и Венгери, имеется достаточно свободных участков лесного фонда, которые могут быть предоставлены Смир- ныховскому ЛПХ в качестве компенсации. Все понимали, что боль­шая часть этих участков существует только на бумаге либо просто недоступна при имеющихся технологиях, но признание этого для лесных руководителей области означало признание полного ресурс­ного коллапса в одном из самых многолесных районов Сахалина.

Вся эта работа очень помогла нам в дальнейшем, т.к. позволила укрепиться в своей собственной позиции и собрать множество ар­гументов для дальнейшего ее отстаивания как в высоких кабинетах, так и на лесных делянах и в прессе.

Параллельно с работой в составе комиссии мы продолжали гнуть свою линию на изъятие участков лесофонда за нарушения, допущен­ные лесопользователем при рубках. Для этого в октябре 1997 года нам удалось организовать еще одну официальную проверку соблю­дения лесного законодательства, но на этот раз на более старых де­лянах Верхне-Тымского ЛПХ в северной части бассейна реки Пурш- Пурш. В проверке принимали участие инспекторы Сахкомэкологии, Смирныховской рыбоохраны, Первомайского лесхоза, разработчик научного обоснования создания заказника - биолог-лесовод Р.Н.

Сабиров и представитель ЭВС. Помимо грубейших нарушений пра­вил лесопользования, проверка выявила и фактически уголовное преступление. Дело в том, что все лесорубочные билеты на рубку в бассейне Пурш-Пурша в период 1994 - 1996 гг. выдавались Верхне- Тымскому ЛПХ, при этом последний из них был выписан уже после того, как этот лесной фонд был передан в аренду Смирныховскому ЛПХ. Это означало, что около тысячи кубометров древесины было вырублено незаконно.

Результаты работы комиссии произвели сильное впечатление на руководство Сахалинского управления лесами. Там прекрасно пони­мали, что у нас в руках оказался материал для громкого уголовного дела, при должной раскрутке которого легко «полетят головы». Это могло бы стать нашим решающим аргументом и в конце концов за­ставить начальника управления лесами Чекурдаева принять реше­ние об изъятии лесного фонда на Пурш-Пурш - Венгери из аренды, но. так и не стало. Из-за неопытности и недостатка знаний мы про­сто поверили на слово Чекурдаеву, что, мол, времени прошло слиш­ком много, руководство леспромхоза поменялось, в общем, «поезд уже ушел». Тем не менее чиновники управления лесами понимали, что у нас в руках оказалась хорошая бомба и что если нам случится проконсультироваться с независимыми экспертами, мы можем разо­браться, как ее использовать.

К концу 1997 года нашу островную лесную отрасль постигла перестройка местного масштаба, связанная с переделом собствен­ности и «оптимизацией» бизнеса. Волею нового руководства «Саха- линлеспрома» все старые леспромхозы начали дружно отказываться от арендованного лесного фонда в пользу создаваемых вместо них «лесопромышленных предприятий», уходя при этом от громадных задолженностей по налогам и зарплате. В управлении лесами нас заверили, что Смирныховский ЛПХ будет следовать общим курсом, и тем самым на некоторое время появится юридическое «окно» для введения статуса заказника на спорной лесной территории и спасе­ния ее от рубок.

Для нас это была и плохая, и хорошая новость. С одной стороны, это означало, что все собранные нами с таким трудом факты наруше­ний лесного законодательства станут бесполезны - ведь юридически они не будут иметь отношения к новому арендатору. Но с другой стороны, это действительно был шанс, и нам не оставалось ничего другого, как попытаться его использовать. 178

Теперь ключевой фигурой становился губернатор Сахалинской области Игорь Фархутдинов, поскольку именно в его компетенции было принятие решения о создании заказника либо о резервировании территории для ограничения на ней хозяйственной деятельности. И он же, как глава региональной исполнительной власти, по новому Лесному кодексу получил право передачи лесов в аренду. Теперь нам предстояло достучаться до губернатора.

Конечно, большим подспорьем могли бы стать выводы межве­домственной комиссии о необходимости создания заказника вместо продолжения рубок, но ее работа увязала в бюрократической рутине. Тем не менее при помощи дружественных чиновников мы подгото­вили официальное письмо на имя губернатора за подписями руко­водителей четырех ведомств, входящих в комиссию (Сахкомэколо- гии, управления лесами, Сахалинрыбвода и управления охотничьего хозяйства). В процессе согласования текста письмо приняло доста­точно невнятный характер, но рекомендации о создании заказника там сохранились. В дополнение к этому мы решили использовать и другие рычаги.

К тому времени мы накопили уже достаточно опыта и контактов с зарубежными коллегами, в результате чего нам удалось в короткие сроки организовать кампанию писем в адрес нашего губернатора на российском и международном уровне. В последнем случае огром­ную помощь оказала наша партнерская организация из США Pacific Environment - они связали нас с международной сетью «Глобаль­ный ответ» (Global Response http://www.globalresponse.org/ ), которая объединяет тысячи членов в десятках стран и специализируется на проведении массовых кампаний писем в защиту окружающей сре­ды. Мы подготовили краткое описание проблемы и примерный текст обращения, а наши коллеги перевели это все на английский и разо­слали добровольцам Global Response. В результате в адрес губерна­тора начали потоком поступать факсы из самых разных стран с тре­бованиями сохранить уникальную природную территорию. Соглас­но регламенту работы обладминистрации, все письма из-за рубежа тщательно переводились и представлялись на рассмотрение губер­натору. Несколько десятков писем поступило также и от российских организаций, экологов, ученых.

Одновременно мы провели акцию по сбору подписей жителей Сахалинской области под открытым обращением к губернатору и за неделю собрали около 1000 подписей. В короткое время мы орга­низовали несколько передач на областном радио и ТВ, газета «Со­ветский Сахалин» отвела целую полосу для наших материалов. Мы лихорадочно работали, все время пытаясь найти новые пути воздей­ствия на проблему. И вот наконец.

Д. Лисицын: «В конце января я находился один в нашем новом офисе, куда совсем недавно переехала организация, и расставлял на полки папки с документами. Вдруг зазвонил телефон. В труб­ке я услышал хорошо поставленный голос начальника управления лесами Чекурдаева: «Ну что ж, поздравляю, Дима! Они отказались от аренды лесного фонда в заказнике, а губернатор отдал распо­ряжение готовить проект постановления о резервировании! Все остальное теперь дело техники. Можешь больше не беспокоить­ся». Трудно описать ту огромную радость и необыкновенное чув­ство успеха, которое я испытал в ту минуту - ведь мы потратили столько сил, практически не веря, что сможем вовремя остано­вить лесорубов! И вот это случилось!».

Но через некоторое время выяснилось, что поздравлять нас с победой еще рановато. Не так-то просто, как оказалось, вырвать кость из глотки собаки, а фантастической способности чиновни­ков сопротивляться нежелательным для них решениям можно было только позавидовать.

Акция пикетирования

Естественно, мы захотели принять участие в подготовке поста­новления о резервировании. Но постепенно выяснилось, что лесные и экологические чиновники, прежде столь общительные, теперь стремятся всячески от нас оградиться. Другим неприятным сюрпри­зом стал тот факт, что разработка и согласование проекта постанов­ления поручены департаменту лесопромышленного комплекса, а не Сахкомэкологии. Мы прилагали огромные усилия для выяснения полной картины происходящего, но, судя по всему, во властных ка­бинетах сделали определенные выводы из опыта взаимодействия с «зелеными» - все, что было связано с заказником и арендой спорных участков лесофонда, в одночасье стало чуть ли не государственной тайной. Вокруг заповедного леса явно происходило что-то нехоро­шее.

Нас выручили рядовые сотрудники Сахкомэкологии - в начале марта под большим секретом они сообщили, что в поступившем на

180

согласование проекте постановления из состава территории, предла­гаемой к резервированию, исключены все более-менее ценные лес­ные кварталы к северу от Пурш-Пурша и к югу от Венгери. Но самое главное - спорный лесной участок так и остался в аренде Смирны- ховского ЛПХ! Оказывается, в действительности все леспромхозы отказались от своей аренды, а этот - нет. И поэтому проект поста­новления о резервировании даже не включает ограничения промыш­ленных рубок, что делает его совершеннейшей фикцией.

Вот тогда мы решили прибегнуть к сильнодействующему сред­ству и приступили к подготовке акции протеста.

Изучив соответствующее законодательство, мы остановились на такой форме, как пикетирование, местом его проведения выбрали пятачок перед главным входом в здание администрации области, а датой - 31 марта 1998 года. Обратились за поддержкой ко всем, кто так или иначе был знаком с территорией Пурш-Пурш - Венгери - к биологам, туристам, краеведам, коллегам-экологам и, конечно, до­бровольцам «Вахты». Именно тогда впервые сформировалось сооб­щество, которое мы в дальнейшем назвали «Клуб друзей заказника «Восточный» и которое, увеличившись в размерах, по сей день ак­тивно участвует в охране заказника.

Потенциальных пикетчиков набралось не так много - всего около 30 человек, и поэтому мы решили недостаток массовости компен­сировать зрелищностью. Собрали расширенное совещание, на кото­ром методом «мозгового штурма» был составлен подробный план предстоящего действа. Поскольку рабочий день в администрации области начинается в 9.00, мы решили начать пикет в 8.30, чтобы встретить идущих на работу чиновников. В соответствии с требо­ваниями закона в мэрию было подано письменное уведомление, все областные СМИ заблаговременно получили приглашение на акцию и подробную информацию о сути проблемы, а накануне мы еще сде­лали контрольные звонки ключевым журналистам.

И вот наступило ясное морозное утро долгожданного дня «икс». Развернутая нами наглядная агитация уже не была чем-то оригиналь­ным для зеленого движения, но на Сахалине тех лет такого еще не видели. Прямо перед парадным входом в здание администрации об­ласти мы установили огромный пень с корнями, символизирующий судьбу сахалинской дикой природы, а также стенды с большими фо­тографиями варварской вырубки последнего девственного леса Са­халина. Было несколько довольно едких плакатов в адрес областной администрации и лесопромышленников, а также огромное полотни­ще, призывавшее к спасению заказника «Восточный». Участники акции раздавали листовки всем прохожим и собирали подписи под очередным обращением к губернатору. А он, по счастливому стече­нию обстоятельств, как раз был на рабочем месте и мог наблюдать всю эту необычную активность в окно своего кабинета.

Возможно, именно поэтому буквально с первых минут пикета из здания администрации к нам вышли руководители департамента ЛПК и Сахалинского управления лесами. Вид у них был довольно смущенный. Как быстро выяснилось, они только что получили на­каз губернатора уговорить нас свернуть пикет и немедленно сесть за стол переговоров для выработки компромиссного решения. Мы с радостью приняли приглашение, но только после того, как наш пи­кет будет закончен в установленный срок. Лесные чиновники были немедленно взяты в кольцо жаждавшими комментариев журнали­стами.

Акция проходила вполне успешно. Люди охотно брали листов­ки и подписывали обращение (более 500 подписей за время пикета), иногда у стендов собирались даже небольшие группки неравнодуш­ных прохожих.

По истечении трех часов, отпущенных на пикет, трое предста­вителей «Вахты» выдвинулись в осажденное здание администрации вырабатывать компромисс, а остальные пикетчики погрузили стен­ды и пень на грузовичок и отправились делиться впечатлениями...

За столом переговоров начальник департамента ЛПК с ходу вы­ложил главный козырь - исправленный проект постановления о ре­зервировании, в который на этот раз были включены уже все лесные кварталы бассейнов двух рек, а промышленные рубки были запреще­ны. «Все как вы хотели. Пожалуйста, подпишите, что согласовывае­те». Наученные горьким опытом, мы сверили список кварталов в про­екте постановления со списком, подготовленным авторами научного обоснования, и обнаружили, что несколько кварталов в бассейне Вен- гери чиновники включить в проект постановления все-таки «забыли». Конечно, произошло сопровождаемое охами и ахами исправление списка, после чего приступили к самому главному - набившему оско­мину вопросу аренды лесного фонда. Нам было клятвенно обещано приложить все усилия по «освобождению» лесного фонда на Пурш- Пурш - Венгери от лесорубов в самое ближайшее время.

Акция вызвала всплеск общественного интереса к теме заказни­ка «Восточный». Пресса, более независимая в те времена, целиком 182 встала на нашу сторону и не скупилась на резкие высказывания в адрес областных властей. Но самое главное - в противостоянии с лесным руководством области ситуация резко изменилась. Ведь данные нам обещания скорейшим образом прекратить вырубку уни­кального леса также попали на страницы газет, и теперь мы получи­ли моральное право уже не просить, а требовать выполнения взятых властью обязательств.

В течение последующей недели журналисты звонили нам, что­бы узнать, что там с рубками, но мы не могли сообщить им ничего, кроме того, что постоянно слышали и сами - «вопрос решается». В тот момент мы меньше всего были способны сидеть сложа руки и ждать, и поэтому решили проверить, как решается «вопрос» непо­средственно на месте рубок. В поездку мы взяли съемочную группу местного ТВ и двух газетных журналистов. Вышедшие по итогам материалы в СМИ стали еще одной песчинкой на чашу весов. Поезд­ка заняла полутора суток почти непрерывной дороги, и журналисты могли воочию убедиться, как далеко нужно забраться, чтобы увидеть настоящий ненарушенный, древний лес на нашем острове!

Этот рейд показал, что лесорубы, к счастью, продвинулись не слишком далеко, а рубки хотя и продолжаются, но максимум через неделю их прекратит весенняя распутица. Кроме того, появился по­вод поставить перед лесными руководителями вопрос о выполнении своих обещаний, чем мы не преминули воспользоваться.

24 апреля, в пятницу, на очередной встрече Г.А. Чекурдаев со­общил, что старший лесной инспектор области посетил лесосеки на Венгери примерно в то же время, что и мы, и собрал там весь необ­ходимый материал для прекращения договора аренды за нарушения лесного законодательства. Но... вот незадача - в дело опять вмеши­вается смирныховский мэр, рвет и мечет - требует оставить лес ле­сорубам. Без согласия районных властей идти на такой серьезный шаг никак не возможно. Ведь речь идет о благополучии людей!

Бежим в офис, звоним мэру Козинскому - и снова: «А вы о лю­дях подумали? Вы их спросили? Вам цветочки, а я обязан о них думать! Вот в середине следующей недели соберу народ, спрошу, и как народ решит, так и будет». Наводящие вопросы показали, что «спросить народ» в понимании Николая Ивановича означает собрать на совещание районный партхозактив и поставить вопрос ребром - что лучше, зарплату, налоги и дороги, или цветочки будем нюхать? «Так, значит, как народ решит?» - «Да, против воли народа не пойду!».

Решение созрело мгновенно, и к концу рабочего дня четверо «вахтеров» уже неслись в районный центр Смирных на старенькой «тойоте» с неисправными тормозами. Впереди у нас было 10 часов пути, а в багажнике - коробка с толстой пачкой свежеотпечатанных анкет. Мы решили спросить народ сами.

Все выходные мы проводили опрос мнения жителей Смирныхов- ского района по проблеме сохранения ненарушенных лесов и созда­ния заказника «Восточный» в бассейнах рек Пурш-Пурш и Венгери. Анкеты заполнили около 500 человек, что составило 4% от всего населения района. Только пятеро, т.е. всего 1% опрошенных, вы­сказались против создания заказника. Утром в понедельник мэр и районное Собрание получили по толстой пачке копий заполненных анкет и наше сопроводительное письмо с обобщенными результа­тами опроса и просьбой обязательно учесть мнение народа - ведь 99% опрошенных высказались за прекращение рубок! Сахалинское управление лесами и департамент лесопромышленного комплекса также получили результаты опроса.

Все было очень вовремя, т.к. собранные нами данные о мнении народа поступили в районное Собрание как раз к его очередной сес­сии. Депутаты поддержали позицию своих избирателей и рекомен­довали мэру согласовать проект постановления губернатора о резер­вировании лесов Пурш-Пурш - Венгери и одобрить прекращение их вырубки. Собирать партхозактив мэр уже не стал.

И вот в середине мая 1998 года нас пригласил на встречу гене­ральный директор ОАО «Сахинлес» - нового холдинга, пришедшего на смену АО «Сахалинлеспром» и взявшего под контроль все лес­промхозы области. Это был довольно своеобразный господин - аме­риканец украинского происхождения Джордж Сёмка, отлично го­ворящий по-русски. Его назначили иностранные инвесторы «Сах- инлеса», имеющие контрольный пакет акций холдинга. Так вот, он сообщает о своем решении добровольно отказаться от аренды лесов на Пурш-Пурш - Венгери. Да-да, добровольно отказаться. Догово­ренность об этом с администрацией области и управлением лесами уже достигнута, соответствующие указания Смирныховскому ЛПХ даны. Решение будет официально оформлено в самое ближайшее время. Он лишь хотел удостовериться, что экологи действительно стремятся создать заповедник, а не наняты другой коммерческой компанией для перераспределения лесных запасов. Ах да, заказник. Ну вот и отлично, джентльмены, поздравляю с этим замечательным успехом! 184

Это был первый и, насколько нам известно, до сих пор единствен­ный прецедент в России, когда лесопромышленная компания под давлением общественности отказалась от законно предоставленного в рубку леса в пользу образования охраняемой природной террито­рии. Это была настоящая большая победа! А впереди нас ждала ра­бота по созданию заказника.

Создание заказника «Восточный»

Среди людей, далеких от охраны дикой природы, принято счи­тать, что ООПТ создают органы государственной власти, а обще­ственность здесь так, сбоку припека. Наш дальнейший опыт в обла­сти создания охраняемых территорий показал, что все обстоит с точ­ностью до наоборот - за редким исключением, именно обществен­ные экологические организации обычно выполняют большую часть работы по созданию ООПТ, а государственные органы в основном лишь ставят подписи в нужных местах, да и то далеко не всегда. Нам предстояло пройти весь этот путь.

В июле 1998 года вышло, наконец, постановление губернатора Сахалинской области о резервировании под предполагаемый заказ­ник участков лесного фонда бассейнов рек Пурш-Пурш и Венгери. Сахкомэкологии было поручено разработать положение о будущем заказнике и представить на утверждение в администрацию области. Однако на деле проект положения разрабатывала наша организация, хотя это и было для нас делом абсолютно новым. Еще в начале своей работы мы изучили положения уже имеющихся в области 12 заказ­ников и обнаружили, что ни одно из них не запрещало проведение рубок главного пользования (т.е. обычных промышленных рубок леса) на охраняемой территории, и только два заказника включа­ли бассейны относительно крупных нерестовых рек полностью. В целом режимы охраны заказников были прописаны довольно сла­бо, многие весьма опасные виды хозяйственной деятельности были разрешены (как, например, добыча полезных ископаемых), а вот по­сещения гражданами, как правило, запрещались. Кроме того, почти все существующие заказники были созданы на ограниченный срок - обычно на 20 лет.

Наш подход к организации режима охраны «Восточного» был со­всем иным. С помощью опытных московских коллег мы подготовили проект положения, в котором был подробно прописан запрет практи-

185

чески на все виды хозяйственной деятельности, кроме ограниченной промысловой охоты на пушного зверя в зимний период. Оставалось только согласовать это положение со всеми заинтересованными ве­домствами. Но не тут-то было!

Сахалинское управление лесами не возражало против запрета про­мышленных рубок, однако встало стеной против каких-либо ограни­чений на рубки промежуточного пользования, к которым в основном относятся рубки ухода и санитарные рубки. Главный аргумент за­ключался в том, что, мол, поскольку территория заказника остается в составе лесного фонда, то святая обязанность соответствующего лесхоза вести там уход за лесом. А неухоженным лес оставлять нель­зя! Мы же к тому времени уже насмотрелись, как это делается на практике. Поскольку Лесной кодекс давал лесхозам право продавать древесину, полученную от рубок промежуточного пользования, руб­ки ухода повсеместно превратились в «рубки дохода», когда лесники вместо самых плохих и больных деревьев вырубали самые лучшие и здоровые, т.е. коммерчески ценные. В результате такого ухода «са­нитары леса» уродовали лесные деляны и нерестовые речки почище, чем промышленные лесорубы.

Сахкомэкологии, формальный разработчик проекта положения, встал на нашу позицию, хотя и не проявлял большой активности в ее отстаивании. Ну а мы, после того, как исчерпали все возможности договориться миром, вынуждены были вновь прибегнуть к силовым методам.

Осенью 1998 года мы снова начали собирать подписи под обра­щением к губернатору, а также публиковать в прессе критические материалы в отношении планов руководства области по разрешению рубок промежуточного пользования в будущем заказнике. Перед этим в июле-августе мы провели большую экспедицию по районам лесозаготовок на острове и собрали обширный материал о «рубках дохода». С нами был профессиональный видеооператор, который по возвращении приступил к созданию большого документального фильма о проблемах сахалинских лесов, сценарий для которого мы готовили вместе.

Д. Лисицын: «Пожалуй, одним из наиболее ярких эпизодов этой кампании стали организованные ГТРК «Сахалин» теледебаты по проблеме рубок промежуточного пользования в заказнике. Для участия в них наш известный телеведущий Сергей Чудинов при­гласил в прямой эфир популярной передачи «Пять пятерок» ново­го начальника управления лесами Сергея Котельникова и меня. В коридоре студии я столкнулся с Сашей Донцовым - оператором, который был с нами в лесной экспедиции: «Привет! А я готовлю видеоматериал для перебивки - тебя ждет сюрприз!» - «?» - «Все увидишь, а сейчас извини - бегу!»

Телеведущий посадил нас так, что «картинку», которая шла в эфир, было видно на экране монитора только ему и мне, и после приветствия дал нам слово. Я насколько мог связно рассказал об уникальности будущего заказника и опасности, которой ему гро­зят «рубки дохода». При этом мой голос был лишь фоном, а в эфир шли красивые кадры замечательной сахалинской природы. Затем настала очередь Котельникова изложить свою позицию. И вот тут я увидел «сюрприз» Донцова! Сергей Иванович убедительно объяснял, какая нужная и полезная это вещь - рубки ухода и сани­тарные рубки, как важно их повсеместно проводить и каким здоро­вым становится от них лес, а в это время на экране сменяли друг друга жуткие пейзажи бесконечных вырубок, гарей, почерневших пней, перепаханной земли. Валились под пилами огромные деревья, бульдозеры курочили нерестовые ручьи, по мутным речкам трак­тора тащили вязанки срубленных стволов. Дьявольская сила теле­видения предстала предо мной во всей красе.

На следующий день, посмотрев передачу в повторе, Котельни­ков пришел в ярость и утвердился во мнении, что все это было подстроено именно мной. Все мои объяснения были категорически отвергнуты. Но вот передача, как ни странно, помогла. Причина тому была проста - Сергей Иванович понимал, что, по сути, мы правы».

В начале весны 1999 года возникла идея лично встретиться с гу­бернатором. Оказалось, это не так сложно сделать, поскольку еже­месячно он проводит прием граждан по личным вопросам. Мы за­писались на прием и заранее представили в секретариат подробное изложение нашей позиции. На встрече выяснилось, что губернатор внимательно с ней ознакомился и пригласил для беседы с нами чи­новников управления лесами. Ничего конкретного в ходе разгово­ра решено не было, но аргументация наших оппонентов звучала не очень убедительно, и это было заметно.

В конце концов жизнь показала справедливость поговорки «ка­пля камень точит». Письма, тысячи подписей, встречи, совещания и публикации в СМИ сделали свое дело - в апреле 1999 года управ­ление лесами пошло на попятную и согласилось с запретом рубок промежуточного пользования в положении о заказнике. Правда, не всех, а только наиболее опасных, но это уже было не страшно. Все понимали, что управлению просто надо сохранить лицо, и разрешен­ные в заказнике «рубки ухода в молодняках» никто там проводить не будет, тем более что и молодняков там никаких нет.

Возвращаясь немного назад, следует сказать, что в октябре 1998 года нам пришлось снова встретиться с мэром Смирныховского района Н.И. Козинским, поскольку по регламенту от него требова­лось оформить согласие с созданием заказника отдельным постанов­лением. Эта задача была решена с помощью двух представителей Гринпис России и работавшего в то время в Госкомэкологии России знаменитого эколога и природоохранника Михаила Крейндлина. Все вместе мы приехали в пос. Смирных, и там наши коллеги продемон­стрировали настоящий мастер-класс по работе с чиновниками. Мэр пытался отыграться за то, что в апреле мы спросили народ раньше него, но тем не менее вопрос был решен удивительно быстро.

7 июля 1999 года, спустя более год после отказа лесорубов от аренды лесного фонда, вышло постановление губернатора «Об об­разовании государственного природного комплексного заказника ре­гионального значения «Восточный» в Смирныховском районе».

Краткая справка

Заказник «Восточный» занимает свыше 65 тыс. га земель лесно­го фонда и полосу акватории Охотского моря шириной 1 км вдоль его восточного побережья. В результате сложного сочетания клима­тического режима, гидрологической сети, близости Охотского моря и каскада высочайших на острове горных вершин и хребтов, здесь сложился широкий спектр растительных формаций. Флора заказника слагается из 374 видов сосудистых растений, что составляет около 33% от всего количества видов, известных на Сахалине. Здесь вы­явлено 30 видов редких, исчезающих и эндемичных растений, таких, как дифиллея Грея, рододендрон Редовского, мытник Коидзуми, ко­локольчик Уемуры, миякея цельнолистная и др. Знаменитая миякея вообще является эндемичным родом и больше в мире нигде не встре­чается.

Фаунистические комплексы заказника включают 30 видов назем­ных млекопитающих, 186 видов птиц, 5 видов амфибий и рептилий, что составляет соответственно около 60, 52 и 70% от количества всех видов фауны Сахалина. Группа редких и исчезающих наземных по­звоночных животных, занесенных в Красные книги различного ранга, представлена 28 видами, среди них сахалинская кабарга, черная ка­зарка, круглоносый плавунчик, лебедь-кликун, длинноклювый пыжик, скопа, беркут, орланы белохвостый и белоплечий и др.

Столь высокое биологическое разнообразие, мозаика сообществ, а также насыщенность эндемичными и редкими видами на относи­тельно небольшой территории (менее 1% от всей площади Сахали­на) оказались возможными благодаря сохранности девственных ле­сов, формировавшихся и развивающихся в течение длительного вре­мени без вмешательства человека. Этот фактор также обеспечивает оптимальный термический и гидрологический режимы, следователь­но, хорошее качество нерестилищ для двух крупных рек - Венгери и Пурш-Пурш. По сути, это последние две реки на Сахалине, не испы­тывающие негативного влияния человеческой деятельности. Здесь нерестятся все виды рода «тихоокеанские лососи», обитающие на Сахалине, - горбуша, кижуч, кета и сима, а также другие представи­тели семейства лососевых, в том числе краснокнижный сахалинский таймень. Пурш-Пурш и Венгери могут с полным правом считаться единственным эталоном естественных диких нерестовых рек на Са­халине.

Изгнание «Лагуны»

Как уже говорилось выше, с конца 1996 года в устье реки Венгери обосновалось ООО «Риф». Получив в пользование рыбопромысло­вый участок (РПУ), эта компания намеревалась вести прибрежный лов горбуши, построила там большой дом и кое-какие хозяйствен­ные постройки и даже начала перевод земель для получения в соб­ственность участка под рыбацкий стан. Обнаружилась эта проблема только в конце 1998 года, когда уже вовсю шла работа над согласова­нием проекта постановления о заказнике, поскольку в Сахкомэколо- гии поступило письмо от «Рифа» с требованием учесть их законные интересы. Мы кинулись в «Сахалинрыбвод» и с огромным облегче­нием узнали, что, оказывается, еще в августе 1997 года этот «Риф» был пойман Тымовской рыбоохраной на крупном браконьерстве в устье Венгери (более полутонны незаконной лососевой икры). Ни копейки из суммы нанесенного ущерба браконьерская фирма не за­платила, и поэтому «Сахалинрыбвод» в июне 1998 года расторг с ней договор на пользование РПУ. Это позволило внести в положение о заказнике запрет на любой промышленный лов рыбы.

И каково же было наше удивление, когда через две недели после создания заказника из Тымовской рыбоохраны нам сообщили, что в устье Венгери высадилась рыболовецкая бригада, которая собира­ется выставлять невод на горбушу в прибрежной акватории! Далее выяснилась вещь еще более удивительная - оказывается, «Сахалин- рыбвод» спустя 6 дней после принятия постановления о создании за­казника заключил новый договор на предоставление в пользование РПУ между Венгери и Пурш-Пурш - на этот раз с ООО «Лагуна», хозяевами которой являются все те же лица, что и «Рифа». В резуль­тате поднятого нами переполоха спустя еще неделю руководство «Сахалинрыбвода» уведомило «Лагуну» о расторжении договора в связи с созданием на данной территории заказника и запретом про­мышленного рыболовства. Но этот злополучный договор на многие годы стал кошмаром заказника и поводом для многочисленных по­пыток развернуть там коммерческий лов лосося.

Как оказалось, выгнать рыболовецкую бригаду с устья нересто­вой реки, в которую лавиной идет лосось, не так то просто. 5 августа мы организовали выезд на стан ООО «Лагуна» Смирныховской ин­спекции рыбоохраны с участием нашего представителя. Компания получила предписание вывезти бригаду, технику и орудия лова из заказника в недельный срок. А уже на следующий день вышло по­становление за подписью первого вице-губернатора Ивана Малахо­ва о приостановлении действия постановления о создании заказни­ка «Восточный» «для завершения лососевой путины в отношении промысловых участков, выделенных на прибрежной территории и морской акватории заказника». Этот документ был принят с грубей­шими нарушениями установленного порядка и даже не был согла­сован с «Сахалинрыбводом» и управлением лесами. Лоббистские способности рыбопромышленников и бесстыдство областной вла­сти поражали!

Получив копию этого постановления, мы немедленно направили в прокуратуру обращение с требованием опротестовать его как неза­конное, и буквально на следующий день вновь выехали с комиссией Сахкомэкологии и «Сахалинрыбвода», организованной по нашему обращению, в устье Венгери. Проверка показала, что предписание рыбоохраны на стане «Лагуны» выполнять не спешат, а также выя­вила ряд других нарушений - в частности, хранение незаконного ог­нестрельного оружия, самовольную вырубку леса для обустройства базы. Однако госинспекторы не проявляли особой настойчивости, поэтому приходилось их все время подталкивать к исполнению их прямых обязанностей. 190

Август пролетел в этой борьбе, после чего «лагуновцы», так и не поставив невод, съехали со стана, по неофициальной информа­ции, все же успев под шумок напороть в речке некоторое количество икры.

Проверка прокуратуры заняла более двух месяцев, после чего был вынесен ожидаемый протест на возмутительное постановление гу­бернатора. Принявший его первый вице-губернатор Малахов с про­тестом согласился и направил в прокуратуру ответ в стиле «ошибку осознал, больше так не буду».

Конечно же, все эти перипетии мы постоянно освещали в прессе, что оказывало сильное стимулирующее действие в правильном на­правлении на всех чиновников. Что касается «Лагуны», то ее хозяева надолго сложили оружие - в последующие три года от компании не было ни слуху ни духу.

Борьба с браконьерством

В конце августа 1999 года в офисе «Вахты» раздался звонок, и взволнованный голос попросил срочно прийти на секретную встре­чу по очень важному делу. В городском парке на скамеечке сидел пожилой мужчина несколько испуганного вида, который зловещим шепотом сообщил, что с неделю назад двое его знакомых туристов видели вооруженных браконьеров в среднем течении Венгери, в рай­оне моста лесорубов. Там идет масштабная заготовка икры, которую вывозят военным вертолетом Ми-8. Только умоляю, обо мне никому ни слова!

В оперативном порядке собираем выездную группу. Обращаемся к Сахкомэкологии и управлению лесами, получаем от каждого по инспектору и на новом микроавтобусе «Вахты» 31 августа несемся на место происшествия. Это был уже конец нерестового хода горбу­ши и поэтому браконьеров мы не застали, но следы говорили сами за себя - горы полуразложившейся поротой рыбы, мешки из-под соли, рукодельный икорный цех... Дело было поставлено на широкую ногу и неплохо продумано. Судя по следам, заброска и вывоз ры­бообработчиков осуществлялись вездеходом по дороге лесорубов. Значит, вертолетом вывозили только икру - на случай, если вездеход остановит на дороге милиция.

На общем собрании «Вахты» решаем, что борьба с лососевым браконьерством станет следующим этапом нашей программы по за­щите заказника «Восточный». И хотя его непосредственную охрану должен был осуществлять Первомайский лесхоз, мы понимали, что нам придется обходиться своими силами. Директор лесхоза нам пря­мо сказал, что для патрулирования заказника у него нет ни сил, ни средств.

В следующем, 2000 году никаких попыток вторжения в заказник официальным путем не было. Лесопромышленный комплекс обла­сти разваливался на глазах. «Лагуна» признаков жизни не подавала. А мы подключили все имеющиеся связи, чтобы попытаться заранее узнать о времени и месте заброски браконьерской бригады на Вен­гери. Массовый ход горбуши занимает около 1,5 месяца, но при хо­рошей организации труда бригаде браконьеров достаточно недели, чтобы заготовить 2-3 тонны икры, поэтому для организации рейда силовых структур надо было точно знать время и место.

И вот в начале августа один из наших информаторов в Тымовском районе сообщил, что вчера браконьеры выехали туда же, что и в про­шлом году. Мы немедленно обратились за помощью к Тымовской рыбоохране, которая оперативно организовала совместный рейд с участием двух бойцов СОБР3. Прибыв на место, мы обнаружили полную реку рыбы, а на берегу - свежие следы вездехода и неболь­шое количество поротой горбуши. Браконьеры явно приезжали, но по какой-то причине быстро повернули назад, возможно, потому, что получили информацию о нашем рейде. Просто так на Сахалине во время путины вездеходы по отдаленным нерестовым речкам не ка­таются.

Не успели мы толком осмотреть место, как за нами прилетел вер­толет Ми-2 Тымовской рыбоохраны, пилот которого сообщил, что, пролетая мимо устья Венгери, он заметил там браконьерскую сеть через реку. Вся наша группа уже через 10 минут высадилась в устье Венгери, рядом с большим домом, оставшимся еще от компании «Риф». Браконьеры были взяты с поличным - они только присту­пили к промыслу, но на берегу уже был оборудован цех для пере­работки икры. При обыске у них обнаружилась справка, выданная директором Первомайского лесхоза, в которой говорилось, что эти люди направляются в устье Венгери для охраны заказника! При этом задержанные даже не являлись сотрудниками лесхоза!

Мы, конечно, постарались придать этой истории максимальную огласку, что навсегда отбило у директора лесхоза тягу к подобным экспериментам со своими правами и обязанностями. Качество ис­полнения последних, правда, тоже не особо улучшилось. Ну а мы из всей этой истории сделали вывод, что единственная структура, на которую можно опереться в охране заказника, - Тымовская рыбо­охрана. С ней мы заключили неформальное соглашение о том, что в дальнейшем будем самостоятельно патрулировать территорию заказ­ника в период путины, а при обнаружении браконьеров - немедлен­но связываться с начальником рыбоохраны, который будет высылать на место происшествия вертолет с инспекторами. Для оперативной связи мы купили спутниковый телефон.

В 2001 году мы уже спланировали серию рейдов по Венгери и Пурш-Пурш. Часть их была совмещена с ихтиологической экспе­дицией Сахалинского государственного университета, которая в конце июля сплавлялась на резиновых лодках по обеим рекам од­новременно. Проходя мимо устья ручья Серый, одного из крупных притоков Венгери в ее среднем течении, сотрудник «Вахты» уловил запах дыма, но не придал этому большого значения. Руководство организации, узнав об этом несколько дней спустя, немедленно вы­слало туда патрульную группу, которую забросил в тайгу вертолет Тымовской рыбоохраны. На второй день обследования местности на руч. Серый, в километре от его устья, мы обнаружили брошенный буквально пару дней назад браконьерский стан, оборудованный по всем правилам браконьерского дела. Впечатление было такое, что люди убегали в пожарном порядке, бросив немало достаточно цен­ных вещей. Заброска и вывоз бригады вновь осуществлялись везде­ходом по той же лесовозной дороге, что и в прошлом году. Имелся и небольшой икорный цех, оборудованный для работы ночью, од­нако поротой рыбы было не слишком много. В целом складывалось впечатление, что браконьеры намеревались вести масштабный про­мысел и переработку лососевой икры, но были вынуждены срочно эвакуироваться.

Тем же летом 2001 года мы подыскали двух человек для работы в Первомайском лесхозе в качестве официальных егерей заказника. Это были жители пос. Тымовское, имевшие традиционные охотни­чьи участки к северу от заказника для зимнего промысла пушного зверя. По нашей рекомендации, лесхоз принял их на работу. В лосо­севую путину они были заняты зарабатыванием денег на рыбацком стане на реке Нампи к северу от заказника, но все же его северную границу они худо-бедно прикрывали, причем как летом, так и зимой, поскольку в этом районе была еще и опасность браконьерского от­стрела северного оленя.

За весь 2001 год мы провели 12 рейдов по территории заказни­ка в разное время года. Никаких следов браконьеров, кроме как на ручье Серый, мы не выявили. Патрулирование помогло собрать не­мало информации о жизненных циклах и особенностях расселения различных популяций животных, о сроках миграций лососевых рыб. Постепенно у нас сложилось ясное понимание того, где и когда мож­но ожидать в заказнике браконьеров, какими маршрутами и за какой добычей они могут туда проникать, в каких местах вести свой про­мысел. Мы разведали все тропы в заказнике, места стоянок, старые охотничьи избушки. Наладили хорошие рабочие связи со Смирны- ховской и Тымовской инспекциями рыбоохраны, Первомайским лесхозом, охотнадзором, с рыбацкой компанией «Плавник», распо­ложенной в ближайшем к заказнику поселке Пограничное (28 км на юг от устья Венгери по побережью). Руководитель этой компании положительно относился к заказнику, понимая, что горбуша, появив­шаяся на свет в его реках, идет на нерест вдоль побережья, при этом часть ее попадает в морские ставные невода.

В 2002 году мы сделали особый упор на профилактику брако­ньерства. Рассказывали о заказнике и установленном в нем режиме охраны в газетах Смирныховского и Тымовского района, давали ма­териал на областное ТВ и радио. Говоря о запретах и ограничениях, мы упоминали, что заказник открыт для посещений туристами, не­обходимо только взять пропуск в комитете природных ресурсов, к которому перешли функции ликвидированного управления лесами. К тому времени нам уже стало достоверно известно, что многие дей­ствующие в этом районе Сахалина рыболовные и лесозаготовитель­ные предприятия активно занимаются лососевым браконьерством на реках. Соответственно в начале лета мы объехали всех, чьи базы располагались поблизости от границ «Восточного», провели с руко­водителями разъяснительную беседу и официально вручили каждо­му копию положения о заказнике.

Через наших друзей и добровольцев в Смирныховском и Ты­мовском районах мы узнали, что среди местного населения посте­пенно складывается мнение, что в заказник «Восточный» лучше не лезть. Как гласила народная молва, там под каждым кустом сидят 194 «зеленые», которые снимут тебя на камеру, а ты и знать не будешь, а потом за тобой прилетит вертолет с собровцами. Эти слухи были сильно преувеличены, но мы их старались всячески поощрять, и по сей день считаем, что в условиях «большой деревни» именно такие слухи являются лучшим профилактическим средством против бра­коньерства.

Конечно, в охране заказника сильно помогали его труднодоступ- ность и почти полное отсутствие подъездных дорог - кроме одной, построенной еще в 1994 году Верхне-Тымским ЛПХ с севера к среднему течению Пурш-Пурш. Лесорубы планировали эту дорогу как магистральную, пробив насквозь будущий заказник и связав уже освоенные районы к югу и к северу от него, и поэтому строили ее капитально. Хотя путь до заказника было очень дальний, и не всякая машина его могла пройти, но мы понимали, что люди там все равно бывают. На дороге к Пурш-Пурш регулярно появлялись следы колес, несмотря на установленный на границе с заказником предупреди­тельный аншлаг. Поэтому мы решили сделать эту дорогу непроез­жей, ликвидировав мосты через ручьи. В июне - июле 2002 года мы сделали два выезда, полностью разобрав два моста на участке между Пурш-Пурш и границей заказника. Теперь, чтобы проехать к Пурш- Пурш, надо было очень постараться, и если один ручей еще можно было проехать вброд, то на втором без восстановления моста было уже не обойтись.

Всего в 2002 году было проведено 9 антибраконьерских рейдов; следов браконьерства мы не обнаружили. Тогда же мы начали при­влекать для патрулирования добровольцев - как правило, туристов и фотографов-любителей, что сделало нашу работу более эффектив­ной.

Второе пришествие «Лагуны»

2003 год начинался как обычно. В феврале мы провели уже став­шее традиционным патрулирование заказника на лыжах, а весной готовились к лососевой путине, которая обещала быть богатой на подходы рыбы - а значит, повышалась вероятность вторжения бра­коньеров. Кроме того, мы вели переписку с известным телережиссе­ром из Венгрии о съемках фильма о дикой природе «Восточного».

И вдруг, как гром среди ясного неба, - в середине мая по нефор­мальным каналам поступает сообщение о готовящемся в недрах администрации области очередном постановлении, изменяющем режим и границы заказника! Подключаем все возможные связи и быстро добываем проект постановления - оказывается, планирует­ся полностью исключить из границ заказника акваторию Охотского моря и на всей его территории разрешить промышленное рыболов­ство. Нам также удалось добыть копию отрицательного заключения государственного правового управления администрации области на проект этого постановления, в результате чего мы немедленно об­ратились в прокуратуру области с информацией о готовящемся на­рушении. Одновременно мы распространили пресс-релиз об очеред­ной атаке на заказник «Восточный».

После первых же публикаций в прессе стало ясно, откуда дует ветер - к нам в офис постучался невысокий бородатый человек, ко­торый представился новым директором фирмы «Лагуна» Леонидом Серебренниковым. Коренной москвич, инженер-авиастроитель, ре­шил вот поработать на Сахалине. Спасибо, что сберегли нерестовые речки в целости и сохранности, теперь наша компания займется там законным рыболовным бизнесом, от чего заказнику будет сплошная польза и всяческий профит. А постановление подпишут все равно, будьте покойны.

И вправду, уже 23 мая 2003 года за подписью все того же перво­го вице-губернатора Ивана Малахова это постановление было при­нято. Прокуратура отреагировала оперативно и уже 2 июня в адрес губернатора Фархутдинова вынесла протест, в котором излагались те же доводы, которые мы привели в своем обращении. Однако ад­министрация области с протестом не согласилась и оставила поста­новление в силе.

Это уже представляло серьезную опасность! «Вахта» в авраль­ном порядке собирается на совещание по стратегии защиты заказни­ка. Необходимо привлечь к работе как можно больше неравнодуш­ных людей. Среди них и уже старые друзья «Восточного», и совсем новые наши помощники. Вновь связываемся с прессой, обращаемся за поддержкой к ученым, открываем сбор подписей под обращения­ми, собираем максимальное количество информации. Нам помога­ют десятки добровольцев, подписные листы пачками поступают в штаб обороны заказника, выходит множество публикаций в СМИ. Мы стремимся освещать каждый свой шаг, используем каждый но­востной повод - в результате борьба за заказник становится захваты­вающей историей, за которой пристально следит общественность. Мы публикуем данные о том, что из себя представляет «Лагуна» - виртуальная фирма, без офиса и техники, без орудий лова и плав- 196 средств. Все, что у нее есть, это папка с документами и лимиты на 60 тонн лосося на 2003 год, выделенные на участке между устьями рек Пурш-Пурш и Венгери. Коррупционная подоплека горячей под­держки властями этой компании становится весьма очевидной.

В начале июля подаем заявление в Сахалинский областной суд с требованием об отмене скандального постановления. Областная прокуратура участвует в суде на нашей стороне. Суд принимает за­явление к рассмотрению и назначает слушание дела на 1 августа.

Тем временем к нам поступает информация, что «лагуновцы» уже арендовали технику, наняли рыболовную бригаду с неводами и готовятся к заброске в заказник из поселка Пограничное. Мы опаса­емся, что хозяева компании прибегнут к браконьерству, ведь 60 раз­решенных к вылову тонн лосося слишком мало, чтобы окупить ры­балку в таком труднодоступном месте. Патрульная группа «Вахты» отправляется на реки заказника.

Очередное собрание «Клуба друзей» заказника решает по­вторить опыт 99-го года и провести акцию пикетирования перед главным входом в администрацию области. Вновь методом общего «мозгового штурма» разрабатываем дизайн и сценарий акции, по­лучаем огромное удовольствие от совместного творчества. Кажет­ся, все складывается очень неплохо. Уведомление в мэрию, лихора­дочная подготовка наглядной агитации - и вот 14 июля рано утром начинаем.

Напротив главного входа в здание администрации мы натянули на деревьях огромную рыбацкую сеть, в которой запутались идущие на нерест картонные лососи. Лозунг поверх сети призывал: «Лосо­сю «Восточного» - свободный ход!». Один из наших добровольцев, талантливый театральный художник, нарисовал великолепные плакаты на тему жадного московского коммерсанта, которому про­дажный сахалинский чиновник отдает последние крохи богатств островной природы (в лице чиновника прослеживалось явное пор­третное сходство с «виновником торжества» И. Малаховым). Дру­гой доброволец, известный сахалинский поэт, написал на ту же тему веселые частушки, ставшие настоящим рефреном всей акции. А на­чалась она с торжественного вручения вице-губернатору И. Малахо­ву «Непочетной грамоты» за самое антиэкологичное решение года. Ввиду неприбытия награжденного на церемонию грамота была на­правлена ему через канцелярию администрации области. Затем мы показали столпившимся зрителям и журналистам небольшую поста­новку на тему жизни диких лососей и взаимодействия Человека и

Дикой природы, в ходе которой активисты, изображавшие лососей, символически «метали икру» на голубое полотнище, растянутое пе­ред входом в администрацию, при этом роль икры выполнял заранее заготовленный бисер. Затем стая бумажных лососей была отпущена на волю и взлетела в небо на воздушных шариках, туда же на целой связке шаров был торжественно отправлен портрет продажного са­халинского чиновника с припиской «на Москву!».

Мы специально выбрали для проведения акции день, когда в Южно-Сахалинске торжественно открывалась ежегодная сессия Российско-Американского тихоокеанского партнерства. И не оши­блись с выбором, т.к. на открытии многие высокие зарубежные гости задавали губернатору Фархутдинову и руководству области вопросы насчет шумной демонстрации в самом центре города. Ну а в СМИ наша акция получила даже большее освещение, чем этот крупный международный форум.

Тем временем «Лагуна» прилагала огромные усилия, чтобы по­лучить рыболовный билет в Смирныховской ИРО. По нашей прось­бе, инспекция сколько можно тянула с выдачей этого последнего разрешительного документа. При этом «Сахалинрыбвод» выдал разрешение на проезд тяжелой техники к месту промысла через нерестовые реки, в том числе и на территории заказника, чем пре­высил свои полномочия. Мы немедленно обратились в прокурату­ру и добились быстрой реакции, прокуратура оперативно провела проверку и вынесла протест на действия руководителя «Сахалин- рыбвода», который поспешил отменить свое разрешение, соответ­ственно колонна «лагуновской» техники была буквально останов­лена на старте.

Все эти задержки и проволочки сыграли огромную роль. Нет со­мнений, что если бы рыболовная бригада все же сумела высадиться в устье Венгери, то выгнать их оттуда до конца путины было бы уже невозможно. Счет шел на дни, и вот 31 июля состоялось заседание суда по нашей жалобе. Несмотря на упорное сопротивление депар­тамента по рыболовству областной администрации, Сахалинский областной суд признал противоречащим законодательству России и недействующим со дня его издания постановление губернатора Са­халинской области об изменении границ и разрешении промышлен­ного рыболовства в заказнике «Восточный».

Обжаловать это решение суда администрация области уже не стала, соответственно «Лагуна» потеряла все шансы на закон- 198 ную рыбалку в заповедных угодьях. Но тем не менее попыталась порыбачить незаконно. Спустя неделю после вынесения реше­ния областным судом группа из 8 человек на моторном кунгасе высадилась в устье Венгери, имея при себе охотничьи ружья и рыбацкие снасти. Неприятным сюрпризом для рыбаков стала встретившая их патрульная группа ЭВС из двух человек, кото­рой они сразу представились работниками «Лагуны» и заявили, что приехали для ведения промысла на своем участке. «Вахте­ры» тут же позвонили по спутниковому телефону в Тымовскую ИРО и передали туда всю информацию о попытке незаконного промысла. В рыбинспекции заверили, что немедленно вылетают для разбирательства. Услышав весь этот разговор и немного по­совещавшись, несостоявшиеся браконьеры погрузились в лодку и с угрозами и ругательствами отплыли восвояси в обратном на­правлении. Вертолет с начальником рыбоохраны А. Муравьевым из-за нелетной погоды прилетел только на следующий день. По­сле выяснения всех подробностей вертолет перелетел в пос. По­граничное, и Муравьев провел там профилактическую беседу с руководством «Лагуны».

Этот эпизод сыграл свою роль в охране заказника - в это время в Пограничном находилось немало рыболовецких бригад, и потенци­альные браконьеры убедились, что система охраны заказника работа­ет. Слухи об эффективной связке рыбнадзора и «зеленых» получили дополнительный импульс, обросли мифическими подробностями и продолжают работать на пользу заповедной территории до сих пор.

Кампания 2003 года по защите заказника «Восточный» имела и другой профилактический эффект. Из-за трагической гибели в авиакатастрофе губернатора Фархутдинова в конце 2003 года были проведены внеочередные выборы. Одним из главных претендентов на вакантное кресло руководителя области был наш старый «друг» Иван Малахов. Как показал активно проводимый перед выборами мониторинг общественного мнения, вся эта история с заказником «Восточный» нанесла ощутимый ущерб репутации первого вице- губернатора и снизила его рейтинг среди избирателей. В конечном итоге Иван Малахов все же победил на выборах и стал губернато­ром, однако он уже никогда не покушался на заповедную террито­рию. Более того, с тех самых пор и до сего дня администрация об­ласти последовательно выступает в защиту заказника на всех крутых поворотах его судьбы, которых в последующие годы было немало.

Описание всей 14-летней истории борьбы за заказник «Восточ­ный» заняло бы слишком много места в этой главе. Она задумыва­лась как рассказ о практическом применении методов экологического движения на конкретном примере и, пожалуй, эта задача уже решена при описании всех перипетий первых лет нашей самой долгосроч­ной программы. В последующие годы накал борьбы, к сожалению, ничуть не уменьшился, однако методы и инструменты в нашей рабо­те в основном использовались все те же.

Тем не менее, чтобы не оставлять впечатление незавершенности, мы предлагаем вниманию читателей описание хода дальнейших со­бытий в более кратком изложении.

В 2004 году компания «Лагуна» оспорила в суде постановление губернатора области об образовании заказника «Восточный» от 7 июля 1999 года и выиграла дело. Областной суд признал постанов­ление недействующим со дня вступления решения суда в законную силу, тем самым сняв охранный статус заказника с заповедной терри­тории. Главными основаниями для этого суд посчитал неправомер­ное включение морской акватории в границы региональной ООПТ и отсутствие государственной экологической экспертизы проекта ее создания. Чтобы оттянуть вступление решения суда в законную силу, мы добились от администрации области подачи кассационной жалобы. Для этого пришлось снова вести кропотливую работу с чи­новниками, писать множество писем, подключать прессу, собирать подписи под обращениями к губернатору и проводить публичную акцию. И когда Верховный суд принял окончательное решение, «Ла­гуне» уже поздно было выходить на промысел - путина шла полным ходом, и все квоты были распределены.

Сразу после ликвидации заказника мы приступили к работе по его воссозданию. В этом очень помог тогдашний первый вице- губернатор области Борис Васильевич Горкунов, принявший прин­ципиальное решение о том, что заказник будет восстановлен. Пер­вым шагом стала подготовка нового постановления о резервирова­нии. Это было необходимо, чтобы защитить территорию, пока будет готовиться новое научное обоснование и проходить государственная экологическая экспертиза. Но в конце 2004 года Росприроднадзор отказал в согласовании постановления о резервировании, указав, что оно может быть принято только на основании утвержденной Схе- 200 мы развития и размещения ООПТ в Сахалинской области. А такой Схемы к тому моменту уже не было - у старой срок действия за­кончился, а новую чиновники и не думали разрабатывать. Согласно старинному принципу о спасении утопающих нам пришлось вместе с соответствующими ведомствами пройти весь длинный путь фор­мирования этой Схемы, проведения по ней общественных обсужде­ний в районах области, государственной экологической экспертизы и затем утверждения ее отдельным постановлением губернатора. На всех этапах нам приходилось осторожно подталкивать процесс и брать на себя значительную часть работы по подготовке документов и проведению всех процедур.

Большим препятствием на пути резервирования стал также до­говор пользования РПУ на Венгери - Пурш-Пурш, который «Саха- линрыбвод» заключил с ООО «Лагуна» еще в 1999 году. С одной стороны, тогда же «Сахалинрыбвод» этот договор расторг, но, с дру­гой стороны, причина расторжения договора (т.е. заказник) теперь исчезла. «Лагуна» подключила свой административный ресурс, поэ­тому позиция «Сахалинрыбвода» касательно текущего статуса дого­вора была очень невнятной. Нам пришлось приложить титанические усилия, чтобы в этих условиях добиться окончательного согласова­ния постановления о резервировании. Тем не менее предотвратить в 2005 году проникновение «Лагуны» в заказник мы не смогли. Ком­пания сумела получить квоты на вылов горбуши и разрешение на промысел, 21 июля бригада рыбаков высадилась с моря в устье Вен- гери. В этот же день было подписано постановление губернатора о резервировании, что с юридической точки зрения сделало нахожде­ние «Лагуны» на территории будущего заказника незаконным, хотя и не было препятствием для постановки невода в море, т.к. новый охранный статус не распространялся на морскую часть.

Мы сосредоточили свои усилия на том, чтобы как можно скорее изгнать «Лагуну» с зарезервированной территории. После направ­ления соответствующих обращений во все инстанции ЭВС напра­вила полевую группу в район устья Венгери для наблюдения за дей­ствиями рыбаков. Несмотря на то, что компания наняла вооружен­ных охранников, нам удалось методом «скрытой камеры» получить фото- и видеоматериал о ряде нарушений природоохранного зако­нодательства, включая браконьерство. Это помогло стимулировать госорганы к выполнению их обязанностей. Под их давлением еще до окончания путины компания свернула свой стан и морем вывезла людей и технику с устья Венгери.

Как стало позже известно, руководивший всем процессом Л. Се­ребренников не смог правильно организовать процесс рыбалки, и, несмотря на выставленный в море невод, владельцы компании по­несли убытки от этой авантюры, а простые рыбаки так и не получи­ли всей обещанной зарплаты.

Следующим шагом в воссоздании заказника стала подготовка на­учного обоснования. Старое, 1996 года, не годилось потому, что не включало анализа природоохранной ценности нерестовых рек. По­стоянно выполняя роль «двигателя процесса», мы выбили необхо­димые средства из областного бюджета и организовали подготовку рыбной главы для новой редакции обоснования. Договор об этом был заключен с СахНИРО, а остальную часть обоснования, как и в про­шлый раз, подготовила группа биологов под руководством Рината Сабирова из Института морской геологии и геофизики. Весной 2006 года по материалам научного обоснования мы организовали обще­ственные слушания в Смирныховском районе, участники которых горячо поддержали планы по воссозданию заказника «Восточный».

Как и в прошлый раз, мы разработали новый проект положения о заказнике, после чего все материалы были переданы на государ­ственную экологическую экспертизу. Однако, вследствие череды ре­организаций и перераспределения полномочий между различными ведомствами, а также из-за мелочных придирок одного из экспертов (о сложности его характера ходили легенды) ее проведение затяну­лось надолго. И наконец 8 августа 2007 года постановление о соз­дании государственного комплексного заказника «Восточный» было принято! Морская часть из его границ в соответствии с решениями судов была исключена, однако охраняемая территория пополнилась большим количеством мелких островков, скал и рифов в прибреж­ной зоне. За годы охраны заказника мы выявили на них множество гнездовий морских птиц, а на одном - даже неизвестную ранее науке сезонную залежку краснокнижного сивуча. Режим охраны заказника стал еще более строгим, однако он был по-прежнему открыт для до­ступа граждан.

Весь 2006 год прошел под знаком упорной борьбы с «Лагуной». Л. Серебренников, оставаясь на посту директора этого ООО, подал целый ряд судебных исков против «Вахты» с самыми разнообразны­ми требованиями - от предоставления ему всей финансовой инфор­мации организации до взыскания компенсации за понесенные убыт­ки (от наших действий) в путину 2003 года. Всего было 7 судебных 202 дел, однако мы выиграли все, за исключением самого незначитель­ного, где суд обязал «Вахту» опубликовать опровержение одного из наиболее резких заявлений на сайте организации. Рассмотрение по­следнего дела состоялось в марте 2009 года.

Мы со своей стороны добивались прекращения прав пользования ООО «Лагуна» рыбопромысловым участком на Венгери - Пурш- Пурш. Снова были и судебные разбирательства, и обращения в про­куратуру, и переписка с госорганами, и работа с прессой. Ситуация сильно осложнялась постоянными переменами в законодательстве и длительной неразберихой в вопросе закрепления РПУ за пользова­телями. Мы упорно били в одну точку, постоянно держа на контроле ситуацию и используя все возможные рычаги. Постепенно чаша ве­сов начала склоняться в нашу пользу, однако окончательно вопрос был решен только в апреле 2008 года, когда был принят «Перечень рыбопромысловых участков в Сахалинской области». Участка ООО «Лагуна» в этом перечне не было - таким образом, департамент по рыболовству закрыл этот вопрос, и надеемся, навсегда.

В путину 2006 года из-за слабых подходов рыбы квоты на вылов лосося на восточном Сахалине не выделялись, а статус зарезервиро­ванной территории строго запрещал здесь обустройство рыбацких станов на берегу, соответственно и заказнику ничего не угрожало. Однако весной 2007 мы узнали, что ООО «Лагуна», наряду с дру­гими предприятиями, подало заявку на выделение квот на спорном рыбопромысловом участке. Опасность вторжения в заказник была более чем реальна, т.к. к тому моменту все федеральные органы по регулированию рыболовства на Сахалине признали права «Лагуны» на РПУ законными. Мы вновь развернули активнейшую кампанию и в конце концов добились отказа в выделении квот на 2007 год, а значит, и запрета на промысел в заказнике.

На одном моменте в этой кампании хотелось бы немного оста­новиться. Наш представитель присутствовал на каждом заседании рабочей группы Сахалинского рыбохозяйственного совета, готовив­шей списки получателей квот. В ходе заседаний выяснилось, что «Лагуна» попала в списки не допущенных к квотам предприятий. Но мы знали, что это всего лишь ошибка «Сахалинрыбвода», которую к следующему заседанию исправят.

У нас было в запасе несколько дней. За это время мы заверши­ли сбор подписей под обращением к губернатору Малахову и доби­лись личного приема. По обычаю, губернатор заранее проконсуль­тировался с департаментом по рыболовству, где его заверили, что вопрос уже решился сам собой, т.к. у «Лагуны» нет действующего РПУ. На встрече мы задали вопрос по поводу квот и получили твер­дый ответ, что в этом году никто в заказнике рыбу ловить не будет. Вручив губернатору пачку подписных листов, уже через пару часов мы распространили пресс-релиз под заголовком «Губернатор Мала­хов говорит НЕТ промыслу в заказнике «Восточный». Все СМИ, и в первую очередь приближенные к администрации области, широко осветили эту новость. В ней губернатор являлся в роли спасителя ценнейшего уголка сахалинской природы.

Ну а потом, когда «Лагуна» все же представила доказательства наличия РПУ, отступать было уже некуда, иначе губернатор мог бы совсем потерять лицо - ведь, как и прежде, мы освещали всю эту историю в СМИ, и общественность с интересом следила за развити­ем сюжета. Теперь уже администрация области включила все свои рычаги и быстро убедила «Лагуну» согласиться поставить невод в другом месте, на участке одного из предприятий.

Собственно, на этом история попыток бизнеса внедриться в за­казник на сегодняшний день заканчивается.

Конечно же, все эти годы мы не прекращали антибраконьерской работы на основе подходов, выработанных еще в начале 2000-х го­дов. К ним относится постоянная просветительская работа среди местного населения и регулярное общественное патрулирование территории заказника в сотрудничестве с природоохранными госу­дарственными органами. В 2007 году мы заключили формальное со­глашение о таком сотрудничестве с департаментом лесов и ООПТ администрации области, в ведении которого находится заказник. С инспекторами по его охране, работающими в департаменте, мы ра­ботаем бок о бок вот уже 6 лет.

В последние три года мы активно привлекаем специалистов- биологов для дальнейшего изучения интереснейшего животного и растительного мира бассейнов рек Пурш-Пурш и Венгери. В настоя­щее время также ведем работу по приданию специального охранно­го статуса прилегающей к заказнику морской акватории.

1 В то время рыбопромысловый участок состоял из полосы прибрежной мор­ской акватории шириной не более 2 км и соответствующего участка берега и пе­редавался в бессрочное, безвозмездное пользование по договору между управ­лением «Сахалинрыбвод» и рыбопромышленной компанией. 170

2 Созданный постановлением администрации области совещательный орган при губернаторе включает руководителей всех государственных природоохран­ных и научных организаций. 176

3"Специальный отряд быстрого реагирования (милицейский спецназ, в настоя­щее время - ОМСН), который на Сахалине традиционно во время лососевой путины направляют в помощь рыбоохране для борьбы с браконьерами. 192

Оглавление
От авторов
1.1 Добывание экологической информации
1.2 Обращения в государственные органы об экологических нарушениях
1.3 Участие в процессе оценки воздействия на окружающую среду
1.4 Общественные обсуждения и публичные слушания
1.5 Общественная экологическая экспертиза
1.6 Участие в государственной экологической экспертизе
1.7 Общественный экологический контроль и мониторинг
1.8 проведение массовых мероприятий
1.9 Сбор подписей
1.11 Работа с учеными и экспертами
1.12 Ведение судебных дел
1.13 Создание и охрана ООпТ
1.14 Влияние через международные финансовые организации и частные банки
1.15 Работа с законодательными и представительными органами власти
1.16 Мобилизация местного населения, активных групп и заинтересованных сторон
1.17 Сотрудничество с российскими и международными неправительственными организациями
2.1 Проект «Нулевой сброс» Кампания за прекращение загрязнения Охотского моря буровыми отходами
2.2 «Нет могильникам отходов!» Описание трех кампаний против размещения полигонов для захоронения отходов в экологически чувствительных местах
2.3 Кампания по сокращению загрязнения на нефтепромыслах «Роснефти»
2.4 Заказник «Восточный» Долгосрочная программа по защите последнего дикого уголка сахалинской природы
Приложение 1 - О ПЕРЕЧНЕ ОБЪЕКТОВ, ПОДЛЕЖАЩИХ ФЕДЕРАЛЬНОМУ ГОСУДАРСТВЕННОМУ ЭКОЛОГИЧЕСКОМУ КОНТРОЛЮ
Приложение 2 - ОБ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЕ
Приложение 3 - Заявление о регистрации общественной экологической экспертизы
Приложение 4 - Акт об отборе проб
Приложение 5 - Уведомление о проведении публичного мероприятия
Приложение 6 - Материалы судебного дела по заявлению РОО "Экологическая вахта Сахалина" к Управлению Ростехнадзора по Сахалинской области
Приложение 7 - КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ об оспаривании действий Управления по технологическому и экологическому надзору по Сахалинской области
Приложение 8 - ЗАЯВЛЕНИЕ в порядке гл.25 ГПК РФ и Закона РФ "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан"
Приложение 10 - РЕШЕНИЕ ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ о признании незаконными приказов управления природных ресурсов и охраны окружающей среды
Приложение 11 - КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ о признании незаконными приказов управления природных ресурсов и охраны окружающей среды
Приложение 12 - Заявление В порядке гл.25 ГПК РФ и закона РФ "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан"
Приложение 13 - РЕШЕНИЕ ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ признании недействительным заключения, подготовленного экспертной комиссией государственной экологической экспертизы
Приложение 14 - КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ признании недействительным заключения, подготовленного экспертной комиссией государственной экологической экспертизы
Приложение 15 - Исковое заявление о запрещении производственной деятельности в связи с опасностью причинения вреда в будущем
Приложение 16 - РЕШЕНИЕ ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ о запрещении производственной деятельности в связи с опасностью причинения вреда в будущем
Приложение 17 - ОПРЕДЕЛЕНИЕ о запрещении производственной деятельности в связи с опасностью причинения вреда в будущем

Материал в разделах:

Комментарии материала:

Разместить комментарий

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии
Переработка природных ресурсов страны в малом бизнесе становится повседневной реальностью. Все больше и больше предпринимателей вовлекаются в переработку полезных ископаемых и производство на их основе ценных продуктов и товарной продукции. Российским Центром по сапропелю в 2018 году предложены технология, проектное решение и спецификация оборудования для малых производств глауконитовых сорбентов. Разработаны рецептуры и производственные технологические цепочки производства природного гранулиров...
Всем, кто любит в летний зной бегом бежать на реку или озеро, предлагаем захватить с собой банку и сачок. Зачерпнув воды, заглянув под камни, рассмотрев водные и околоводные растения, вы сможете приоткрыть дверцу в удивительный, неизведанный мир, который так не похож на наш с вами. Наблюдать за ним можно очень долго и не переставая при этом удивляться.  А если принести с собой домой в банке немного водных обитателей и растений, то можно сделать импровизированный аквариум, возле которого вы...
Новые почвообразователи и рекультиванты на основе сапропеля, производимые в России, дают возможность значительно улучшить урожайность сельхозкультур на истощенных землях, восстанавливать засоленные и пустынные территории, рекультивировать, озеленять и возвращать их в севооборот, удобрять и снабжать гумусом бросовые и техногенно нарушенные площади, бороться с опустыниванием в странах Средней Азии, Африки и Ближнего Востока.   Одним из самых высокоэффективных, экологически чистых и относитель...
Одним из регионов нового развития в современной России является территория Нижнего Приангарья в Красноярском крае. Этот регион характеризуется высокой привлекательностью для масштабных инвестиций, что требует стратегического разработок для его дальнейшего развития. Важным инструментом управления экологической сферой региона и прогнозирования ее состояния является стратегическое планирование и управление [7]. Стратегическое планирование обеспечивает базу для управления как регионом в целом, так и...
Чтобы  минимизировать негативные последствия от распространения растений -пришельцев,  в Алтайском крае силами энтузиастов формируется «Чёрная книга флоры». В прошлом году Министерство природных ресурсов и экологии объединив усилия с краевой программой «Усынови заказник», специалистами-ботаниками АлтГУ и научными сотрудниками Тигирекского заповедника предприняли попытку собрать информацию о том, какие инвазионные виды растений встречаются в Алтайском крае. С это...

Материалы данного раздела

Фотогалерея

Интересные ссылки

«Спутниковый мониторинг пожаров на Дальнем востоке России». Сервис работает на основе технологии «Геомиксер», разработанной в ИТЦ «СКАНЭКС»

«Спутниковый мониторинг пожаров на Дальнем востоке России». Сервис работает на основе технологии «Геомиксер», разработанной в ИТЦ «СКАНЭКС»

Активность на сайте

сортировать по иконкам
12 недель 5 дней назад
Дмитрий Мартынов
Дмитрий Мартынов аватар
Нужна ли России ГИС с информацией о состоянии и качестве поч...
Смотрели: 3,632 |

Инженерно-экологические изыскания (http://s-g-i.ru/ecologic...

4 года 37 недель назад
Наталья Новоселова
Наталья Новоселова аватар
Нужна ли России ГИС с информацией о состоянии и качестве поч...
Смотрели: 3,632 |

Интересно. Вынесу в Новости на ГИС Лаб. 

23 недели 3 дня назад
Игорь Стефаненков
Игорь Стефаненков аватар
Прошу отредактировать размещённый на Вашем сайте материал...
Смотрели: 13,000 |

https://polyfact...

4 года 27 недель назад
Александр Ефимов
Александр Ефимов аватар
Прошу отредактировать размещённый на Вашем сайте материал...
Смотрели: 13,000 |

Добрый день, Юрий!

Большое спасибо!

4 года 27 недель назад
Юрий Широков
Юрий Широков аватар
Прошу отредактировать размещённый на Вашем сайте материал...
Смотрели: 13,000 |

Здравствуйте, Александр! Я убрал фото из материала. Изменения будут видны после обновления на сервере. Извините, нас за эту ситуацию.
...

размешен 21.08.18 | Тип: Статью

Территория бывшего производственного объединения «Химпром» в Пaвлодарской oбласти Казахстaнa является местом oднoго из крупнейших технoгенных зaгрязнeний ртутью (РЗ). Пoтери ртут...

размешен 18.08.18 | Тип: Запись в блоге

Вчера в одной из проб, отправленной из Северобайкальска определили...

размешен 15.08.18 | Тип: Статью

В России не нашлось города, жители которого были бы полностью удовлетворены экологической обстановкой в своих местах проживания – таковы данные результатов опроса, проведен...

размешен 15.08.18 | Тип: Новость

После сигнала активистов Общероссийского народного фронта о...

размешен 15.08.18 | Тип: Новость

Активисты проекта Общероссийского народного фронта «Генеральная уборка» в Кировской области обнаружили в лесу рядом с трассой Подгорянка-Шихово свалку ртутьсодержащих...

Подпишись на рассылку

Будьте в курсе последних новостей!

RSS-материал