Йохан Рокстрём: Мы вступили в совершенно новую эпоху, где мы не только являемся самой большой силой изменений на планете, но и начинаем упираться в потолок жестко запрограммированных биофизических процессов, регулирующих функционирование Земли

Человечество находится «далеко за пределами безопасного операционного пространства» на шести из девяти планетарных границах. Нарушение границ может привести к риску «достижения переломных моментов, которые подорвут системы жизнеобеспечения Земли» — предупреждает Йохан Рокстрём, лауреат премии Тайлера  (Tyler Prize for Environmental Achievement) за природоохранные достижения 2024 года.

Эксклюзивное интервью с Йоханом Рокстремом для Mongabay, в котором он описывает эволюцию теории планетарных границ, дает представление о будущих передовых исследованиях и описывает риски, с которыми сталкивается человечество, и возможности для того, что он называет “глобальной трансформацией в области устойчивого развития”. (Это интервью было слегка отредактировано для большей ясности.)
 

Йохан Рокстрем (родился 31 декабря 1965 года) - шведский ученый, получивший международное признание за свои работы по проблемам глобального устойчивого развития. Он является содиректором Потсдамского института исследований воздействия на климат в Германии. 

Премия Тайлера за достижения в области охраны окружающей среды 2024 года была присуждена Йохану Рокстрёму за его новаторскую работу по руководству международной исследовательской группой, которая в 2009 году разработала новаторскую концепцию планетарных границ. Теория, обновленная в 2015 и 2023 годах, основана на десятилетиях науки о Земле и работе исследователей со всего мира.

Исполнительный комитет премии Тайлера присудил премию в размере 250 000 долларов Рокстрему за его “научно обоснованный подход к устойчивому развитию людей на стабильной и жизнестойкой планете”.
Нам нужно прислушаться к таким ученым, как Йохан Рокстрем... он первопроходец”, - сказал Харрисон Форд, вице-председатель Conservation International, на вручении премии.

Рокстрём является соавтором таких книг, как «Разрушая границы: наука о нашей планете», которая стала документальным фильмом Netflix, рассказанным сэром Дэвидом Аттенборо. Он также появился с актером Леонардо Ди Каприо в документальном фильме «Перед потопом» и выступил на TED Talks. Работа Рокстрёма также вдохновила Mongabay на создание серии репортажей «Планетарные границы», насчитывающей на сегодняшний день более 190 статей.

Концепция планетарных границ была задумана, когда Рокстрём был директором Стокгольмского центра устойчивости, соучредителем которого он стал в 2007 году. Теория очерчивает планетарные границы для девяти земных систем, стабильность и устойчивость которых жизненно важны для поддержания жизни в том виде, в котором мы ее знаем.

Эта концепция  определяет научно обоснованные количественные пороговые значения — пределы воздействия деятельности человека на окружающую среду с целью поддержания “пространства безопасного существования человечества”.

Если соблюдать планетарные границы, то можно надеяться, что мир сможет сохранить окружающую среду, подобную эпохе голоцена, во время которой возникла цивилизация, и избежать большего экстремального экологического ущерба, возникшего в антропоцене — новой геологической эпохе, в которой потребление человеком и загрязнение окружающей среды опасно дестабилизируют системы жизнеобеспечения Земли.

В 2023 году ученые опубликовали новое исследование, в котором было установлено, что человечество находится “далеко за пределами пространства безопасного существования” по шести из девяти планетарных границ. По словам Рокстрема, нарушая одновременно несколько планетарных границ мы рискуем “вызвать критически важные изменения, которые подорвут системы жизнеобеспечения Земли”. Исследователи предупреждают, что такие переломные изменения надвигаются в Арктике, Амазонии, мировом океане и в других местах.

 

Уточнение планетарных границ в 2023 году, показывающее, что 6 границ нарушены. Девять границ идут против часовой стрелки сверху: изменение климата (концентрация CO2 и радиационное воздействие), целостность биосферы (генетическая и функциональная), изменение наземных систем, изменение пресной воды (использование голубой воды и зеленой воды), биогеохимические потоки (азот и фосфор), закисление океана, загрязнение атмосферных аэрозолей, истощение стратосферного озона и загрязнение новыми объектами (включая десятки тысяч синтетических химических веществ, включая пластмассы и тяжелые металлы). радиоактивные материалы и многое другое). Изображение предоставлено компанией Azote для Стокгольмского центра устойчивости на основе анализа в Richardson et al. 2023 (CC BY-NC-ND 3.0).
 
Хотя Рокстрем подчеркивает огромную срочность, с которой человечество должно отреагировать на чрезвычайную ситуацию на Земле, он считает, что разворачивающийся кризис открывает возможность для “глобальной трансформации в области устойчивого развития”. Сегодня принципы концепции планетарных границ приняты учеными, международными политиками в ООН, странами и корпорациями как средство оценки экологических рисков, предотвращения дальнейшего ущерба и движения к устойчивой экономике замкнутого цикла.
 
Непоколебимая приверженность ученого идеям охраны окружающей среды и благополучия человечества продолжает вдохновлять, информировать и формировать траекторию глобальных усилий по сохранению нашей живой планеты для грядущих поколений.
 
 
Йохан Рокстрём, директор Потсдамского института исследований воздействия на климат, профессор наук о Земле в Потсдамском университете и профессор водных систем и глобальной устойчивости в Стокгольмском университете. Он также является соучредителем Стокгольмского центра жизнестойкости. Ранее Рокстрём 25 лет занимался прикладными исследованиями водных систем в тропиках. Изображение предоставлено Потсдамским институтом исследований воздействия на климат.
 
Mongabay: Вы долгое время были мировым пионером в области науки о системе Земли и возглавляли международную команду, которая в 2009 году разработала теорию планетарных границ. Не могли бы вы вкратце рассказать о том, как Вы и другие ученые по всему миру пришли к осознанию необходимости этой концепции, и сказать, почему она так важна для мира?
 
Йохан Рокстрем: По сути, в начале 2000-х годов [в науке о системе Земли] были собраны воедино три комплекта научных фактов.
Во-первых, это свидетельство значительного ускорения [роста потребления и ущерба окружающей среде] и [перехода к] антропоцену. Я бы сказал, что это была фундаментальная научная работа, под руководством Уиллом Стеффеном и опубликованная в 2006 году в рамках Международной геосферно-биосферной программы.
Она показала, что все свидетельства большого ускорения — со всеми «хоккейными клюшками» [которые иллюстрировали траектории потребления и загрязнения
окружающей среды] — подтверждают вывод о том, что мы вступили в совершенно новую геологическую эпоху, где мы не только являемся крупнейшей силой перемен на планете Земля, но и начинаем выходить за пределы допустимого влияния на жестко запрограммированные биофизические процессы, которые регулируют функционирование земной системы.
Свидетельства наступления антропоцена были одним из важных результатов исследований, показавших, что нам необходимо начать рассматривать наличие границ человеческого развития в планетарном масштабе.
Во-вторых, это была научная теория устойчивости и переломных моментов. Теория устойчивости... основана на предпосылке, что системы — как социальные, так и экологические — имеют множество стабильных состояний, разделенных пороговыми значениями. И то, что удерживает их в одном аттракторе [и стабильно], - это обратные связи и взаимодействия, определяемые их состоянием. В системе, находящейся в очень здоровом состоянии, доминирует обратная связь, которая удерживает ее в состоянии тропического леса, или в состоянии чистого озера, или в состоянии замерзшего ледяного покрова.
Надавите на эту систему слишком сильно, и система опрокинется, и в ней будут доминировать совершенно новые типы обратной связи.
 
Эта концепция была опубликована в 2008 году в статье Тима Лентена (Tim Lenten) и др., в которой  предполагалось существование опрокидывающих систему элементов, т.е. доказывалось, что если слишком сильно воздействовать на большие биофизические системы, они могут измениться таким образом, что нарушится функционирование всей климатической системы.
 
Основные возможные переломные моменты в климатической системе, основанные на глобальном повышении температуры, как это понимается в 2022 году. Арктика, Антарктика, Амазонка и другие регионы уже демонстрируют значительные признаки необратимых переломных моментов из-за нарушения границы изменения климата, а также других планетарных границ. Если Арктика и Амазонка опрокинутся, они добавят в атмосферу значительное количество углерода, хранящегося в вечной мерзлоте и тропических лесах. Изображение предоставлено Потсдамским институтом исследований воздействия на климат (CC BY 4.0).
 
Третье и, на мой взгляд, едва ли не самое фундаментальное исследование, лежащее в основе теории планетарных границ, — это палеоклиматические исследования, основанные на данных изучения кернов льда, которые показали в то время, в середине 2000-х годов, что голоцен (равновесное межледниковье, в котором мы находимся с тех пор, как вышли из последнего ледникового периода) - это не только аттрактор, состояние межледникового равновесия. Это [также было] необычайно стабильное состояние.
 
У нас есть [Антарктический] ледяной щит... Данные ледяного керна «Востока», показывают нам историю предшествующего 1 миллиона лет и как орбитальные циклы Миланковича приводили нас к ледниковым периодам и коротким межледниковьям.
Мы получили факты, доказывающие уникальность параметров последнего межледниковья. С тех пор, как мы стали современными людьми, всего за последние 250 000 лет, случилось два ледниковых периода, один межледниковый период, во время которых нас было всего несколько миллионов человек, охотников и собирателей, живших в чрезвычайно изменчивых условиях окружающей среды и состояний биоты, сильно менявшихся в течение всего этого периода, пока не наступила эпоха голоцена. В начале голоцена мы переживаем неолитическую революцию около 8000 лет назад, возможность которой, как мы теперь знаем, была обеспечена стабильностью условий окружающей среды на Земле [которые имели место тогда].
Если сложить все это вместе, то приходим к выводу, что голоцен и есть ориентир для определения желаемого состояния планеты, которое способно поддерживать современный мир таким, каким мы его знаем. Поэтому мы должны сравнить [сегодняшние условия] с голоценом.
 
 
Представьте себе, что климат Земли движется по разным траекториям во времени — путям, переплетающимся между совершенно разными климатическими состояниями. Различные пути через все возможные климатические условия могут сильно зависеть от различных переломных моментов. Самоусиливающиеся процессы обратной связи могут зафиксировать планету на определенной траектории на столетия или тысячелетия. Нет никаких доказательств того, что современные общества могут существовать, не говоря уже о том, чтобы процветать, в условиях, существенно отличающихся от относительно климатически стабильного голоцена, эпохи, которая началась около 11 500 лет назад, а затем была нарушена  антропоценом, эпохой, характеризующейся общепланетарными антропогенными воздействиями. Изображение предоставлено Steffen et al. (2018).
 
Во-вторых, переломные моменты реальны, поэтому нам нужно определить границы, за которые нельзя выходить, и мы можем использовать теорию рисков переломных моментов для количественной оценки того, где установить эти границы, чтобы не вызвать сдвиги в системе обратных связей, которые могут спровоцировать необратимые изменения.
Мы используем науку о переломных моментах как первый, и пока самый мощный, способ определения того, где провести планетарную границу. И, конечно, [изменения, наблюдаемые в] антропоцене, являются причиной того, что у нас есть необходимость определения устойчивости в планетарном масштабе.
 
Все это вышло на первый план в 2005-2008 годах, а в 2009 году была опубликована наука о планетарных границах. 30 лет крупных научных достижений в области изучения земной системы, объединение которых, цитируя Ньютона, позволило нам встать на плечи гигантов, и выйти на планетарный уровень.
 
 
Mongabay: И, стоя на этих плечах, я думаю, вы смогли заглянуть достаточно далеко вперед, чтобы увидеть надвигающуюся планетарную катастрофу, ожидающую человечество, что, должно быть, выдвинуло ваше чувство неотложности на передний план.
 
Йохан Рокстрем: Верно. Конечно, вся эта научная работа была основана на чувстве срочности — растущей значительной степени нервозности. В то время — в 2007, 2008 годах — я не мог сказать это четко, но мы были обеспокоены тем, что человечество подвергает риску системы жизнеобеспечения Земли.
Сегодня, 15 лет спустя, колебания позади. Мы подвергаем риску стабильность планеты. Мы рискуем дестабилизировать всю земную систему. Мы рискуем подтолкнуть всю планету к переходу в состояние, непригодное для жизни человечества. Это экзистенциальный риск, с которым мы сталкиваемся.
За последние 15 лет мы не только смогли добиться гораздо большей точности количественных оценок [границ] и получить гораздо более надежные оценки степени нарушения, пересечения границ — у нас также, к сожалению, гораздо больше доказательств [показывающих], что то, что мы предложили в 2009 году, имеет подтверждения. Риски реальны.

И здесь я цитирую Межправительственную группу экспертов по изменению климата, которая в своей шестой оценке [в 2022 году] подтвердила теорию планетарных границ, сделав вывод, что мы не только находимся в эпицентре климатического кризиса, угрожающего здоровью людей, мы также рискуем стабильностью планеты. 

Эволюция структуры планетарных границ с 2009 по 2015 год и до 2023 года. Изображение предоставлено компанией Azote для Стокгольмского центра устойчивости Стокгольмского университета. По данным Richardson et al. 2023, Steffen et al. 2015 и Rockström et al. 2009 (CC BY-NC-ND 3.0).

 

Mongabay: В статье, опубликованной в сентябре прошлого года, вы и международная группа ученых пишите,  что для всех девяти границ в настоящее время количественно определены предельные значения параметров безопасности системы Земля, и тот факт, что шесть планетарных границ в настоящее время нарушены.

Йохан Рокстрем: Да. Правильно. Начнем с того, что — просто чтобы показать сложность количественной оценки границ — только в этой третьей научной публикации о планетарных границах в 2023 году мы впервые можем количественно оценить все девять границ. В 2015 году, во второй нашей научной работе [о планетарных границах], мы смогли количественно оценить только семь из девяти. 
В результате одного важного прорыва [в 2023 году] мы смогли количественно оценить [оставшиеся две границы], аэрозольную нагрузку и новые факторы (химическое загрязнение) на основе исследований, проведенных другими исследовательскими группами по всему миру, которые мы обобщили в рамках концепции планетарных границ.
Неудивительно, но на самом деле удручает и вызывает беспокойство тот факт, что по шести из девяти границ мы находимся за пределами пространства безопасного существования человечества на Земле.
Есть много способов сформулировать, что это значит. Но один из способов, который я нахожу, скажем так, самым острым — и тот, который проникает глубже всего в суть политики в современном мире, — заключается в том, что мы знаем, что находимся в эпицентре климатического кризиса, и это дорого нам обходится. И когда вы нарушаете климатическую систему, внося в неё мощный энергетический дисбаланс, который является результатом сжигания ископаемого топлива и нерациональной вырубки деревьев, — тогда вы, по крайней мере, надеетесь, что здоровая планета способна смягчить массовый стресс, вызванный этим кризисом.
К сожалению, вместо этого мы совершаем двойную ошибку. Этими своими действиями мы не только провоцируем климатический кризис, но и снижаем здоровье,
жизнестойкость, буферную способность биосферы, природной оболочки планеты Земля.
Когда мы нарушаем границы допустимого воздействия на биоразнообразие, ресурсы пресной водызкосистемы суши и перенасыщаем биосферу питательными веществами [азотными и фосфорными],мы ослабляем способность планеты справляться со стрессом, вызванным изменением климата. И это нехорошее сочетание. Если вы наносите удар по климату планете, вам, по крайней мере, необходимо иметь сильную планету [чтобы противостоять этому удару].
Мы знаем, что последние 250 лет половина воздействий, вызванных нашими выбросами парниковых газов, очень устойчиво поглощалась здоровой биосферой — 25% углекислого газа на суше, 25% в океане. Точно также, год из года, океан поглощал 90% избыточного тепла. Но сейчас мы видим первые признаки снижения этих способностей, что полностью связано с тем, что мы нарушаем планетарные границы.
 
 
Коралловый риф в Шарм-эль-Шехе, Египет. Мировой океан поглощает огромное количество углерода, защищая человечество от наихудших последствий изменения климата. Но за это приходится платить: рифы гибнут из-за усиливающихся морских тепловых волн, в то время как закисление океана усугубляется из-за поглощения морской водой углекислого газа от сжигания ископаемого топлива — угрожая морской флоре и фауне. Изображение предоставлено Ренатой Ромео / Ocean Image Bank.
 
 
Mongabay: Считаете ли вы, что концепция планетарных границ на сегодняшний день оказывает позитивное влияние на ученых, политиков и общественность, и можете ли выпривести пару примеров?
 
Йохан Рокстрем: Сама по себе концепция планетарных границ, подобно значению 1,5°по Цельсию [обозначающему границу допустимого изменения климата], просто говорит о пограничных значениях параметров экологических систем, состояние которых определяет здоровье всей планеты. Но сама по себе она не предлагает технические или практические решения. Однако, мы видим, что многие компании, такие как, например, IKEA, H&M, L'Oréal и Unilever, на протяжении многих лет используют концепцию планетарных границ при руководстве своим бизнесом. Мы видим, что такие страны, как Финляндия,
Швейцария, Нидерланды, Новая Зеландия, Германия, Швеция и Европейское агентство по окружающей среде, принимают систему планетарных границ и используют ее как способ более полной количественной оценки того, что является пространством безопасного, действительно устойчивого существования общества.
Мы также видим её использование в работах по экономике, например, в действительно основополагающей работе по по экономике биоразнообразия, которую сэр Партха Дасгупта опубликовал от имени правительства Великобритании в преддверии COP26 [климатического саммита] в Глазго. Он пришел к выводу, что сейчас нам нужна экономика, которая функционирует в рамках планетарных границ, в рамках строгих мер по обеспечению устойчивости, что означает количественное определение границ, в пределах которых вы можете осуществлять экономическое развитие. …
Одна вещь, которую я нахожу, пожалуй, наиболее многообещающей в отношении концепции планетарных границ, заключается в том, что мы справедливо постоянно говорим об опасениях по поводу неправильных инвестиций в процесс перехода от ископаемого топлива. Например, что касается биотоплива, то мы [в настоящее время] заменяем нефть этанолом или другими продуктами из древесины [для получения энергии] и, таким образом, приходим к компромиссам в производстве продуктов питания или ускоренной вырубке естественных лесов. Ну, если вы сосредоточены только на климате, это всегда рискованное дело. Если единственное, на что вы ориентируетесь с точки зрения политики, - это ваша граница в 1,5 ° C, то, конечно, вы всегда рискуете незаметно для себя [оказать влияние на другие границы], перерасходовать воду или нарушить экосистемы.
Теория планетарных границ позволяет создать всеобъемлющую систему учета воздействий, которая позволяет избежать подобных ошибок. 
 
 
Рокстрём отмечает, что обращать внимание только на решения по борьбе с изменением климата, игнорируя остальные восемь границ, может быть опасно контрпродуктивным. На этом снимке с высоты птичьего полета показан завод по производству древесных гранул в Ахоски, штат Северная Каролина, в 2022 году, где огромные кучи древесной щепы прессуются в гранулы и подвергаются термической сушке перед отправкой за границу. ЕС, Великобритания, Япония и другие страны сжигают древесные гранулы в качестве замены угля, чтобы попытаться достичь своих целей по сокращению выбросов углерода. Но это ложное решение, так как вырубка лесов и использование ископаемого топлива для производства пеллет и их транспортировки за границу, наряду с выбросами углекислого газа на электростанциях в дымовой трубе, значительно усугубляют климатическую проблему. Изображение предоставлено Альянсом Кизила.
 
 
Вы не ошибетесь, если воспользуетесь планетарным рамочным подходом, чтобы заранее проверить, безопасны ли ваши инвестиции — будь то в добычу редкоземельных металлов, технологии аккумуляторных батарей или электромобилей, биотопливо или биоэнергетические системы, укладываются ли их воздействия в пределы, определяемые количественными, жесткими границами устойчивости.
Мы все чаще видим, как рамочная программа [интегрируется, хотя и не полностью] применяется при принятии политических решений. Так, КС-15 по биоразнообразию [в 2022 году] и Куньмин-Монреальская глобальная рамочная программа по биоразнообразию теперь имеют [в виду] планетарные границы. Это полностью согласуется с наукой о планетарных границах, направленной на прекращение утраты биоразнообразия, но это независимый процесс. Это показывает, что мы движемся в направлении, где мы признаем необходимость количественной оценки границ на глобальном уровне, которую затем нам необходимо внедрить в различных секторах. И я думаю, что это очень позитивный подход.

 

Mongabay:  Комиссия по Земле. Это своего рода эквивалент Межправительственной группы экспертов по изменению климата для
планетарных границ, или это преувеличение?
 
Йохан Рокстрем: Ну, это ваши слова. Я бы не хотел, чтобы меня цитировали, говоря, что это МГЭИК для планеты. Но, безусловно, Комиссия Земли представляет собой попытку создать независимый глобальный механизм научной оценки, такой как система планетарных границ. Возникает вопрос: что мы знаем сегодня, и как мы определяем стабильность и адаптивность в планетарном масштабе, как синтезировать все научные данные для такого рода количественных оценок? И концепция планетарных границ - своего рода источник вдохновения для работы над такой оценкой.
Как вы знаете, Комиссия Земли также сделала еще один шаг вперед, заявив, что мы хотим не только количественно оценить состояние научных знаний о планетарных границах, о границах безопасности, но и решить вопрос о справедливости — о справедливых границах. Она пытается разобраться в том, каковы максимально допустимые уровни существенного вреда, которые люди могут терпеть для каждой из контрольных переменных за пределами планетарных границ.
Концепция планетарных границы, в ходе этой работы, по-прежнему определяет допустимые значения фундаментальных контрольных переменных для каждого из
составляющих земной системы. И затем уровни справедливости измеряются по тем же контрольным переменным, что является уникальным прорывом, и именно этим занимается Комиссия Земли.
Да, концепция планетарных границ вдохновила этот глобальный механизм оценки, и я бы хотел, чтобы видение комиссии заключалось в том, чтобы она стала постоянным учреждением, которое постоянно обновляет наше научное понимание ситуации, точно так же, как это делает МГЭИК.
 
 
Этот спутниковый снимок ночной Земли является убедительным доказательством перехода человечества от голоцена к антропоцену — с его интенсивным использованием энергии. Концепция планетарных границ предупреждает, что если мы продолжим потреблять и загрязнять окружающую среду ускоренными темпами, то мы не сможем вовремя достичь глобальной трансформации в области устойчивого развития. Изображение предоставлено НАСА.
 
Mongabay: Не могли бы вы поделиться некоторыми из последних достижений науки о планетарных границах и рассказать нам, в каком направлении сейчас развиваются ваши исследования?
 
Йохан Рокстрем: Я как раз сейчас заканчиваю свой последний этап редактирования статьи для журнала Nature Reviews Earth & Environment. Мы опубликуем обзорную статью, в которой мы проанализируем 15-летнюю историю науки о планетарных границах, как с точки зрения достижений в науке, так и с точки зрения последствий, которые это имело для научной политики и восприятия в обществе. Я думаю, это довольно важно. Мы показываем, например, что с момента ее первой публикации [в 2009 году] было опубликовано около 1500 рецензируемых научных работ, специально посвященных науке о планетарных границах, критикующих ее и продвигающих ее вперед.
В самом сердце науки, на переднем крае науки сегодня происходит несколько захватывающих событий. Одна вещь, которую я хотел бы увидеть — и мы работаем над этим — это получить больше данных о моделировании взаимодействий процессов изменения компонентов, для которых определены планетарные границы. Это один из важных вопросов: что произойдет, если вы окажетесь в минусе, например, с экосистемами суши и климатом; как это повлияет на значения контрольных переменных для компонента Пресноводная система?
Или должны ли мы будем изменить значение безопасной границы изменения климата, если нарушена граница по компоненту Целостность биосферы? Как
взаимодействие процессов в компонентах системы будет влиять на определение значений границ? И каковы последствия нарушения границ вследствие процессов взаимодействия?
Другим действительно захватывающим событием прямо сейчас является то, что мы приглашаем основную группу участников наблюдения Земли — в Европейском космическом агентстве, а также в частных компаниях, таких как Planet.com, которые управляют
спутниками, наблюдающими за параметрами окружающей среды на планете Земля. Очень амбициозная цель состоит в том, чтобы получить данные наблюдения Земли и аналитику последующей обработки для количественной оценки всех девяти границ и сделать это с помощью карт высокого разрешения, чтобы получить пространственные оценки и иметь возможность представлять ежегодную проверку состояния границ планеты.
Мы бы проводили ежегодные научные обновления количественной оценки границ, но также получали оценку степени нарушения, и использовали бы это в качестве проверки работоспособности концепции на гораздо более частом временном шаге. В настоящее время мы проводим оценку примерно раз семь лет, и теперь мы хотим перейти к тому, чтобы делать это каждый год.
Третья, действительно важная научная работа, необходимая для дальнейшего определения значений девяти границ, выделить больше контрольных переменных для каждого компонента системы. Мы уже сделали это для некоторых границ. Например, для климата мы оцениваем как уровни углекислого газа в миллионных долях, так и энергетическое воздействие на климат в ваттах на квадратный метр. Что касается границ допустимого изменения биоразнообразия, то теперь у нас есть четыре контрольные переменные:
уровень вымирания (количество вымерших видов), присвоение человеком чистой [первичной] продукции, процент нетронутой природы и минимальное количество нетронутого биоразнообразия, необходимое для поддержания природных экосистем (другими словами, какой процент сельскохозяйственного поля должны занимать экокоридоры, опылители и участки дикой природы?).
Я думаю, важно, чтобы мы признали, что значения девяти границ после 50 лет научных исследований достаточно хорошо обоснованы. Сегодня я бы сказал, что вокруг самих девяти границ очень мало споров. Научные дискуссии [в основном] ведутся вокруг контрольных переменных, и не только о том, какие именно контрольные переменные, но и о точном количественном определении безопасных граничных уровней и диапазонов неопределенности для каждого из них.
Если вы попросите меня заглянуть в хрустальный шар, и сказать, где мы будем в ближайшие 10 лет: я думаю, что каждая граница получит, вероятно, до четырех, от двух до четырех, контрольных переменных.
Почему? Потому что сами компоненты системы, для которых определяются границы, действительно сложны. Планетарная граница для океана, например, на сегодняшний день имеет только одну [количественно определяемую] контрольную переменную: подкисление океана. С научной и оперативной точек зрения это очень неудовлетворительно, потому что кислотность океана на самом деле является просто физико-химическим свойством океана. В настоящее время у нас нет контрольной переменной для биологической составляющей океана. Итак, существует задача найти двойную контрольную переменную, по которой мы могли бы оценивать состояние биоты — весь фитопланктон, зоопланктон, пищевые сети, с одной стороны, и состояние круговорота питательных веществ в океане, с другой. Чтобы мы смогли [оценивать] не только температуру и химический состав океана, как мы делаем это сегодня, но и изменения в его биологии тоже.

Планетарная граница океана в настоящее время имеет только одну контрольную переменную: закисление океана. Ученые работают над тем, чтобы предоставить другие показатели для измерения состояния океана, в том числе контрольную переменную для биоразнообразия. Важно отметить, что структура планетарных границ не является статичной теорией, а динамичной и изменяющейся по мере появления новых знаний. Изображение предоставлено Оливье Ру с сайта Flickr (CC BY-NC 2.0).

 

Наличие нескольких контрольных переменных для каждой границы не только показывает нам сложность земной системы, но и [дает] нам множество способов определения границ допустимых изменений планетарных процессов.

И, наконец, зачем все это делать? Ну, это потому, что спутники, дистанционное зондирование и наблюдения Земли, а также полевые измерения фиксируют разные вещи. И страны, и предприятия, и политики могут реагировать на разные контрольные  переменные.

Например, в отношении границ изменения Пресноводной системы у нас теперь есть одна контрольная переменная для «зеленой воды [воды в почве]», которая определяет максимально допустимый уровень отклонения, как влажного, так и сухого, от регионально приемлемого уровня влажности почвы на любой единице суши по всей планете Земля. Но это не очень простая в применении контрольная переменная. Это действительно хорошо работает в научных исследованиях, но не очевидно, что вам это удается измерить в речном бассейне. Но другая контрольная переменная, касающаяся максимально допустимого потребления «голубой» воды (сколько воды вы можете взять из реки, прежде чем начнете подвергать риску водные экосистемы?), является действительно оперативно применимой контрольной переменной, потому что каждая страна и каждое министерство водных ресурсов фактически располагают данными о речном стоке.

Я думаю, что мы движемся в направлении, где мы увидим больше контрольных переменных, которые не только подтвердят значения границ, но и предложат множество способов измерения того, где мы находимся по отношению к каждой границе.

Mongabay: Многие люди уже чувствуют себя подавленными изменением климата, и когда они впервые сталкиваются с восемью другими проблемами, которые не менее или даже потенциально более серьезны, что вы говорите им относительно действий и надежды?

Йохан Рокстрем: Меня обнадеживает тот факт, что сегодня мы продвинулись так далеко в науке, что можем обмерить всю планету и определить состояние её здоровья. Тот факт, что мы в минусе, что мы нарушили шесть из девяти границ, конечно, вызывает глубокую озабоченность. Но, с другой стороны, это фантастика, что теперь у нас есть инструменты и данные, позволяющие нам следить за здоровьем всей системы. Это один из уровней надежды.

Во-вторых, что, на мой взгляд, также обнадеживает, так это то, что, когда вы видите, что биосфера состоит из множества важных для её и нашего благополучия компонентов —пресной воды, биоразнообразия, экосистем суши и питательных веществ, - вы видите, что у нас есть много возможностей для восстановления их состояния.

Конечно, мы не можем повернуть время вспять в связи с потерей видов. Это неизлечимая потеря, которая действительно наносит ущерб. Но [для] восстановления функционирования экосистем еще не поздно повернуть назад и начать двигаться к границам безопасного пространства, повысить устойчивость как продовольственных систем, так и экосистем. Здесь есть возможность изменить ситуацию.

И что я нахожу действительно захватывающим, так это то, как концепция планетарных границ сейчас используется для анализа различных сценариев: можем ли мы придумать пути трансформации нашего общества для безопасной посадки обратно в пространство безопасного существования? Есть исследования, показывающие, что это возможно: мы можем перейти от ископаемого топлива обратно к использованию безопасных источников энергии для решения проблем климата, мы можем изменить нашу продовольственную системе, мы можем перейти на модель циклической экономики. Это путь к более желанному будущему.

 
 
Визуальное представление модели пончиковой экономики, сочетающей планетарные границы с дополнительной концепцией социальных границ. Центральное отверстие графика показывает долю людей, которые не имеют доступа к предметам первой необходимости (еда, жилье, здравоохранение, образование, равенство и т. д.). Внешний край представляет собой экологические потолки (планетарные границы), от которых зависит жизнь, и которые нельзя переступать. Нарушение границ приводит к социальным лишениям, неравенству и несправедливости. Переход к экономике замкнутого цикла, при которой ресурсы не тратятся впустую, может предотвратить нарушение границ и привести к более справедливому и равноправному обществу. Изображение DoughnutEconomics найдено на Викискладе (CC BY-SA 4.0).
 
Я думаю, нам нужно осознать и признать, что планетарные границы существуют реально, чтобы ориентироваться в нашем будущем в антропоцене, теперь, когда человечество является глобальной силой. Поступая так, мы ничем не жертвуем! Назад пути нет! Скорее, это движение вперед, к новому типу современности. Это должно проявляться более четко. И, конечно, это не отменяет того факта, что имеется фактор срочности. Наука о планетарных границах говорит об очень высокой степени срочности принятия спасительных решений. Но обнадеживает то, что теперь у нас наконец-то есть навигационная карта, на которой обозначены границы.
 
 

Mongabay: В своей лекции (см. видео) в октябре 2023 года, которая была действительно информативной, вы сказали, что необходимы глобальные преобразования в области устойчивого развития, если мы хотим, чтобы мир удержался в пределах повышения температуры на 1,5°C и избежал климатической катастрофы. Какие действия мы должны предпринять?

Йохан Рокстрем: Послушайте, рассматривая всю науку о границах планет — и даже только науку о климате — мы приходим к выводу, что нам нужно не что иное, как глобальная трансформация в области устойчивого развития.

Как я упоминал ранее, я думаю, что мы потерпим неудачу в решении проблемы климатического кризиса, если будем только постепенно отказываться от ископаемого топлива. Нам также необходимо вернуться в границы устойчивости биосферы, восстановить её нарушенную целостность, чтобы иметь хоть какой-то шанс избежать [климатической катастрофы]. Даже если мы прекратим выброс углекислого газа и других парниковых газов промышленными секторами общества, у нас все равно будут массовые выбросы парниковых газов в виде метана, закиси азота и двуокиси углерода из-за того, что мы нарушаем границы, определяющие нормальное функционирование биосферы. Итак, как бы мы ни изворачивались, сегодня мы находимся в сфере глобальных преобразований.

Что нужно сделать? Начнем с того, что самая простая задача номер один - отказаться от ископаемого топлива. Если вы возьмете оценку планетарных границ, это подскажет вам, что, я знаю, провокационно, но это говорит вам о том, что одна из самых простых задач, с которыми мы сталкиваемся, - это поэтапный отказ от ископаемого топлива. Это наиболее зрелая область политики. Там у нас больше всего решений. У нас даже есть схемы торговли выбросами, системы ограничений, а также системы ценообразования на выбросы углерода. В США действует IRA [Закон о снижении инфляции].

Нам просто нужно продолжать в том же духе, потому что остановить утрату биоразнообразия, избежать нарушения круговорота пресной воды и сохранить нетронутыми наземные экосистемы, а также избежать перегрузки биосферы химически активными азотом и фосфором потенциально еще сложнее. Итак, отказ от ископаемого топлива - это один из шагов в этой трансформации.

Второй шаг - нам нужна трансформация продовольственной системы, и это не менее важная трансформация, чем энергетический переход. Причина этого в том, что продовольственная система является причиной номер один для нарушения планетарных границ в области использования пресной воды, а также избытка питательных веществ, утраты биоразнообразия и изменений в экосистемах суши.

И здесь у нас тоже есть решения. Во-первых, мы знаем, что можем прокормить человечество на нынешних пахотных землях, не уничтожая остающиеся нетронутые земли (около 50%) на планете Земля, если мы просто сократим количество пищевых отходов и начнем переходить к более здоровому питанию.

 

 

В настоящее время мировые сельскохозяйственные культуры должны кормить 8 миллиардов человек и использовать в значительной степени неустойчивые методы ведения сельского хозяйства, которые оказывают невероятное давление на планетарные границы из-за изменения климата, землепользования, изменения пресной воды, целостности биосферы и биогеохимических потоков (через азотные и фосфорные удобрения). Рокстрём видит необходимость в быстром переходе к устойчивой глобальной системе производства продуктов питания, трансформации, достижимой с помощью современных технологий и знаний. Изображение предоставлено Альбертом Ашлом с сайта Flickr (CC BY-NC-SA 2.0).

 

Во-вторых, известны технологии перехода от выбросов парниковых газов при неустойчивых методах ведения сельского хозяйства к улавливанию углерода при устойчивых методах ведения сельского хозяйства. Мы знаем, как перейти к системам нулевой обработки почвы, системам сбора воды, лучшему севообороту, системам агролесомелиорации. Это не утопические технологии. Вопрос в том, чтобы найти правильные механизмы ценообразования, правильные инвестиции и действительно приступить к этим преобразованиям.

Наконец, то, что я нахожу очевидно беспроигрышным, - но также и то, что довольно удручает, потому что мы не добиваемся здесь большого прогресса, — это то, что мы по—прежнему позволяем глобальной экономике быть линейной системой. Мы используем один источник, добавляем ценность, потребляем, выбрасываем отходы, и этим вызываем загрязнение окружающей среды или различные формы воздействия. Но это линейная система.

Нам нужно замкнуть эти системы и сделать их цикличесими. Особенно когда речь заходит о металлах, потому что сегодня мы видим, что переход от ископаемого топлива к экологически чистой электроэнергии и возобновляемым источникам энергии будущего потребует огромного количества редкоземельных металлов. И этого [доступа к металлам] нельзя допустить за счет нарушения планетарных границ. Это понимание само по себе является трансформацией.

 

 

Финляндия стала первой страной в мире, разработавшей дорожную карту экономики замкнутого цикла в 2016 году. С тех пор правительственная программа направлена на создание «углеродно-нейтрального общества циркулярной экономики» и вызвала различные правительственные меры и инновации со стороны исследователей, городов и компаний. Несмотря на то, что эти усилия еще не привели к снижению материального потребления, они служат примером для подражания для других стран. Изображение предоставлено French_landscape_photographer с сайта Flickr (CC BY-NC-ND 2.0).

 

Итак, нам нужны три преобразования: 

  • переход к другой энергетике (отказ от ископаемого топлива), 
  • переход к другой продовольственной системе (переход к экологичным технологиям производства продуктов
  • и, в-третьих, замкнуть циклы использования ресурсов

Если мы сможем справиться с этими тремя, мы будем решительно продвигаться к безопасному возвращению в пределах планетарных границ безопасного существования человечества.

В заключение, мы знаем, что эта глобальная трансформация в области устойчивого развития касается не только безопасности, но и справедливости. Потому что, в конце концов, каждая планетарная граница отражается на бюджете. И этот бюджет должен распределяться справедливо. Для этого, какие бы методы вы ни применяли, это означает, что вам нужен очень большой сдвиг в том, как справедливо перераспределять азот, или фосфор, или землю, или биоразнообразие, или углерод для всех людей в мире.

И, когда кто-то применяет концепцию планетарных границ, [справедливость] выступает как обременение, которого многие хотят избежать. Но это реальность. Это реальность жизни в антропоцене. Работа в планетарных границах означает, что мы должны учитывать абсолютные бюджеты, и они должны распределяться справедливым образом. И это само по себе является частью трансформации.

 

 

Другие материалы

22.07. | Гость | Статью
15.07. | Гость | Статью
13.07. | Гость | Статью
25.06. | Гость | Событие
23.06. | Гость | Статью
06.06. | Гость | Статью
В группе: 1,565 участников
Материалов: 1,507

Целью научно-исследовательской лаборатории проблем непрерывного экологического образования является проведение научных и методологических исследований

Цели и задачи лаборатории Целью научно-исследовательской лаборатории проблем непрерывного экологического образования является проведение научных и научно-методологических исследований в сфере непрерывного экологического образования, обновление концепции такого образования, выработка теоретических и методологических его основ. Реально развивать три направления непрерывного...

Фотогалерея

FOTOS DE LAURENT SCHWEBEL - фотографии Лорана Швебеля

Интересные ссылки

Коллекция экологических ссылок

Коллекция экологических ссылок

 

 

Активность на сайте

сортировать по иконкам
2 года 33 недели назад
YВMIV YВMIV
YВMIV YВMIV аватар
Ядовитая река Белая

Смотрели: 295,267 |

Спасибо, ваш сайт очень полезный!

2 года 35 недель назад
Гость
Гость аватар
Ядовитая река Белая

Смотрели: 295,267 |

Thank you, your site is very useful!

2 года 35 недель назад
Гость
Гость аватар
Ядовитая река Белая

Смотрели: 295,267 |

Спасибо, ваш сайт очень полезный!

3 года 11 недель назад
Евгений Емельянов
Евгений Емельянов аватар
Ядовитая река Белая

Смотрели: 295,267 |

Возможно вас заинтересует информация на этом сайте https://chelyabinsk.trud1.ru/

2 года 35 недель назад
Гость
Гость аватар
Ситуация с эко-форумами в Бразилии

Смотрели: 8,872 |

Спасибо, ваш сайт очень полезный!