Социально-экологическая модернизация

Социально-экологическая модернизация

         Экологическое движение в России существует, борется с нарушениями экологического законодательства, но это – реактивные действия. У него нет научно-обоснованной позитивной программы. Оно по-прежнему преимущественно протестное, и сдвига в сторону реформизма как идеологии и как практики не наблюдается. 

Западные коллеги выделяют пять теоретических «кластеров» проблемы экомодернизации:

(1) изменяющаяся роль науки и технологии. Вместо их традиционной роли «помощи и исправления» уже нарушенной природы они теперь все более ориентируются на предотвращение негативных изменений в ней посредством социальных и технических методов, начиная с процесса проектирования технологических и организационных инноваций;

(2) возрастает роль рыночной динамики и рыночных агентов (производителей, потребителей, посредников, кредитных институтов, страховых компаний и т. д.) как агентов экологических реформ;

(3) изменение роли национального государства. Возникает более децентрализованный, менее «директивный», более адаптивный и консенсусный стиль регулирования (governance). Открывается больше возможностей для негосударственных акторов, берущих на себя функции регулирования, менеджмента, корпоративных и посреднических функций национального государства. Возникновение наднациональных институтов также подрывает традиционные формы экологических реформ, осуществляемых национальным государством;

(4) изменение позиции, роли и идеологии социальных движений. Они во всевозрастающей мере вовлекаются в процессы публичных и приватных решений, касающихся экологических реформ. Наблюдается также их сдвиг от анти-системной и демодернизационной идеологий в сторону реформистской;

(5) меняющиеся дискурсивные практики и возникновение новых идеологий. Полное отрицание важности экологических проблем и фундаментальное противостояние экономических и экологических интересов более не является главенствующей политической позицией. Межпоколеновая солидарность в отношении  устойчивости среды жизни (sustenance base) выступает сегодня безусловным ключевым принципом (Mol and Sonnenfeld, 2000: 6-7).

Еще раз повторим ключевую социологическую дилемму устойчивости глобальной экосистемы, сформулированную У. Беком: «с какой стороны и от кого придет поддержка про-экологическим изменениям [в глобальном обществе], поддержка, которая во многих случаях вероятно подорвет их собственный образ жизни, их привычные стандарты потребления, их социальный статус и изменит их условия жизни?»

Или, иначе: каким образом космополитическая солидарность, идущая поперек любых границ, станет реальным, «зеленеющим обществом», которая является необходимой предпосылкой для транснациональной политики, препятствующей климатическим изменениям?»

Ключевая гипотеза Бека выглядит следующим образом: чем более мир будет объединен изменением климата, тем более он также будет им разделен, разобщен. Бек, именуя это космополитической диалектикой климатических изменений, задается вопросом: как эти противоборствующие тенденции могут приспособиться друг к другу? То есть, что ждет нас впереди: конфликт или кооперация? Заметим, что и Бек методологически ставит вопрос о конфликте в центр проблемы.

Ответы на эти вопросы, говорит далее Бек, предполагают изменение парадигмы: от все еще доминирующего сегодня «методологического национализма», оперирующего на основе необсуждаемой предпосылки очевидной связи (и соответствия) между нацией, территорией, обществом и культурой – к «методологическому космополитизму». Точнее, мы живем не в век космополитизма (в его старом философском понимании – О.Ян.), а в век космополитизации – «глобальный другой» уже внутри нас. Как климатические изменения инициируют новые формы власти, неравенства и небезопасности – вот фокус эмпирического исследования глобальной устойчивости (Beck, 2010).

Мировое социологическое сообщество наконец стало осознавать, что люди и они сами, социологи, живут на Земле, потребляют ее ресурсы, и что потребительская идеология элиты и масс несет реальную угрозу всему живому. Если полугодом ранее Климатический саммит в Копенгагене на высшем уровне (2010) не произвел на социологов никакого впечатления, то полугодом позже лидеры мировой социологии только и говорили о последствиях глобального потепления. Причем не просто «говорили», а старались понять их предметно: строили графики, вычисляли вероятность наступления очередной экологической катастрофы, степень ее влияния на экономику и население и т. д.

Как ни старались социологи десятки лет смотреть на мир отстраненным взглядом аналитика социальных процессов, катастрофа в Мексиканском заливе произвела на них шоковое впечатление. Потопы в Европе и Азии, засуха и пожары в России, катастрофа в Японии лишь повысили градус дискуссий относительно связи социума и Биосферы. Вообще временами создавалось впечатление, что социологи начинают познавать азы «устойчивого» (sustainable) сосуществования человечества и природы, хотя его принципы не-социологи сформулировали почти полвека назад.

Достаточно напомнить исследования международной группы по руководством Д. Медоуза, которые велись в 1970-е гг. (доклады Римскому клубу), работы таких классных специалистов как У. Бека (Германия), Р. Данлэпа (США), М. Фишер-Ковальски (Австрия) или группы под руководством Ст. Бойдена (Австралия), а также русских ученых М. Будыко, А. Яблокова, Н. Реймерса, М. Лемешева. Но нет, тогда предостережения экологов и экосоциологов остались втуне, поскольку мир был обуян страстью экономического роста и потребительства. Заметим, что если обозначенные сдвиги присущи высокоразвитым странам, то в переходных обществах и тем более в развивающихся странах ситуация сильно отличается.

Вот те же, обозначенные западными экосоциологами позиции, но применительно к России:

(1) да, роль науки и технологии в России тоже изменяется. Но в каком  направлении? – Прежде всего продолжается распад комплекса наук, ориентированных на экологические реформы (Нигматулин, 2001). Оставшиеся силы направлены на самосохранение или действуют в традиционном направлении «участия в ликвидации последствий». Лишь в очень немногих отраслях, и то под давлением гражданских организаций, сдвиги, подобные тем, что происходят на Западе, начинаются;

(2) «рыночная динамика» до сих пор в отношении природы носит потребительский и разрушительный характер. Лишь в лесной и немногих других отраслях по инициативе гражданских организаций российский бизнес учится работать по международным стандартам;

(3) роль национального государства не ослабляется, а, напротив, усиливается. Властная вертикаль исключает участие гражданских организаций в принятии государственных решений и формировании экологической политики, концепции, которой до сих нет, – не выполняются даже экологические требования Конституции РФ;

(4) экологическое движение существует, борется с нарушениями экологического законодательства, но это – реактивные действия. У него тоже нет научно-обоснованной позитивной программы. Оно по-прежнему преимущественно протестное, и сдвига в сторону реформизма как идеологии и как практики не наблюдается. Слабость его еще в том, что оно, поддерживаясь западными единомышленниками, практически до самого последнего времени не взаимодействовало с другими российскими социальными движениями.

Только в 2010 г., накопление критический массы социальных проблем по всей стране привело к консолидации сил гражданского общества для решения экологических проблем уже как социальных;

(5) отрицание государством важности экологических проблем, разработки программы экологической модернизации страны и фундаментальное противостояние экономических и экологических интересов продолжается. Что касается межпоколеновой солидарности, то она попросту отсутствует: дети богатых уезжают в западные страны, а детям бедных уготована роль риск-потребителей. Вообще, проблема поколения “next” для экологической модернизации России  – одна из ключевых.

Какой выбор оно совершит? Что для него будет конечной целью: индивидуальное благополучие или общественное  благо? Оно просто выскажет свое мнение или включится в небезопасную длительную борьбу за сохранение природы?

         Замечу, что надежды зеленых прибалтийских стран после вступления их независимых государств в Европейский Союз значительно потускнели (Rinkevicius, 2000), а кризис 2008-09 гг. вообще привел их на грань развала.

Вернемся однако к выявлению сущности экомодернизации: и в мире, и в России должна быть не только информационная и технологическая модернизация, но и социально-экологическая. Социально-экологическая модернизация (далее СЭМ) понимается мною как процесс развития общества и государства в глобальном контексте, обеспечивающий одновременное достижение нескольких целей: устойчивое, но при этом поступательное развитие общества, наращивание его экономической мощи и социального потенциала при одновременном сохранении чистой и безопасной среды обитания, обеспечение его экономической и иной безопасности при минимальных рисках и необратимых потерях для локальных экосистем и биосферы в целом. То есть СЭМ – системное понятие, в основе которого лежат ключевые цели и ценности общества.

Показательно, однако, что в оргкомитет недавно прошедшей в конце прошлого года Всероссийской научно-практической конференции «Экологическая модернизация России: роль науки и гражданского общества» не вошел ни один социолог или политолог, не говоря уже об экономистах и специалистах по геополитике.

Исторически развитие идеи СЭМ прошло несколько этапов. Сначала человек стремился захватывать части природного ландшафта, сохранять их (и уничтожать тоже) в чисто утилитарных целях для обеспечения собственного существования. За эпохой Великих географических открытий последовала эпоха великих геополитических войн и колониальных захватов. Позже, там, где индустриализация развивалась особенно бурно, родилась противоположная идея: «возврата к природе», «к жизни в мире с нею», одним из выразителей которой был Р.У. Эмерсон (см. о нем: Покровский, 1995).

Далее, ученые поняли, что поскольку эксплуатация природы охватывает весь мир, все его среды (горы, землю, океан, леса и озера), то необходимо создавать и сохранять эталоны природы в виде заповедников, заказников и других особо охраняемых территорий. С сугубо научной точки зрения, это была необходимая идея и программа, поскольку нетронутых человеком экосистем оставалось все меньше. Но реально, политически это была ущербная доктрина, поскольку, с одной стороны, есть трансграничный перенос, с другой, – природные аномалии и катастрофы, а с третьей, – невозможно было уследить за теми, кто явно или тайно этот заповедный режим нарушал. Как только в стране утвердился капитализм, эти лакомые куски природы были употреблены по иному назначению новоявленными именитыми собственниками.

Сегодня власть взялась за восстановление некоторых экосистем, многое уже утеряно безвозвратно.

В современном мире, охваченном транснациональным капиталом и перемещением  огромных масс ресурсов, населения и информации по всему свету, нет уже отдельно «человека» и «природы»: человек экологизирован, природа социализирована. Но это – в теории. На практике СЭМ становится все более конфликтным процессом потому, что потребительское общество «живет природой».

Их отношения – замкнутый круг: человек, все больше вмешиваясь в природу, используя ее ресурсы, создавая искусственные экосистемы, вынужден вкладывать все больше сил и средств в ее восстановление или поддержание в измененном (искусственном) состоянии. Сегодня «отходы», производимые обществом потребления, не только в виде мусора или промышленных отходов, но и людей, этих париев общества, которые ему уже не будут нужны никогда (wasted people, по выражению З. Баумана) – растущий по значению ограничитель любых усилий по модернизации производства и общества, так как всякое превышение несущей способности локальных экосистем и биосферы в целом вследствие интенсификации производства, строительства, освоения новых месторождений, вырубки лесов Амазонки, а главное – вследствие производства огромной массы ненужных человеку продуктов, порожденных индустрией дизайна и моды («копеечное разнообразие»), возвращается бумерангом обществу в форме сокращения рождаемости, роста заболеваемости и смертности, роста миграционных расходов и, самое главное, глобальными изменениями климата.

Можно сказать, что поддержание социобиотехносистем (далее экосистем) есть необходимое условие поддержания социального порядка в целом. Но даже если рассматривать природу только как ресурс-для-человека, то ресурсы дикой природы, эстетическая ценность ландшафта, экологически качественная среда обитания в ближайшей и особенно отдаленной перспективе оказываются более выгодными экономически, чем традиционные сельское хозяйство или индустрия.

Экологический туризм, рекреационная охота и рыболовство, просто отдых в окружении уникального ландшафта, неистощительное сельскохозяйственное производство оказываются экономически востребованными «очагами» СЭМ.

С точки зрения науки и этики, СЭМ – чрезвычайно сложная задача,  потому что впервые ученым и политикам придется сопоставлять эффекты целевых краткосрочных вложений в целях модернизации и результаты ее средовых «бумерангов», не имеющих ни четкого адресата (риск-потребителя), ни определенной территории, ни однозначного срока давности.

Придется сопоставлять и вычислять вложения в одну сферу (например, в повышение благосостояния) и их экологические риски (например, от вырубки лесов и застройки берегов рек). Наконец, надо готовиться к грядущему пересмотру базовых международных принципов, определяющих принадлежность ресурсов тем или иным странам.

Если Земля – действительно «Общий Дом», а иной альтернативы, похоже, нет, то неизбежно придется делиться дефицитными ресурсами. Это – чрезвычайно болезненная экономическая и гуманитарная проблема, к которой только начинают искать подходы.

Хотя теоретический ключ к ней давно найден: это – междисциплинарность, системность теоретического анализа, уменье социологически интерпретировать природные процессы и, наоборот,  – способность видеть в социологическом анализе ключ к пониманию природных явлений.

Этими качествами обладали не только люди эпохи Возрождения, но и наши русские ученые: В.В. Докучаев, В.С. Соловьев, В.И. Вернадский, Д.И. Менделеев, П. Сорокин и многие другие (Менделеев, 1991; Моисеев, 1982, 1996; Соловьев, 1996; Сорокин, 1994, 2004).

Работа П.Сорокина «Голод как фактор», основанная на огромном статистическом материале, является, с моей точки зрения, классикой социально-биологического исследования. Куда же эта ценнейшая способность русской науки делась?

Она исчезла тогда, когда власть создала непроницаемые институциональные границы между дисциплинами, создала «закрытые города», подчинила естественные науки нуждам ВПК и всю систему образования построила по монодисциплинарному принципу.

Заметьте: как только эта железная пята ослабевала, в Академии наук и вне ее возникали многочисленные межведомстенные советы и комиссии, принцип работы которых был не отраслевой, а проблемный.

Из монографии Олега Яницкого "Экомодернизация России: теория, практика, перспектива"

 

Комментарии материала:

Разместить комментарий

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии

Другие материалы

Олег Яницкий
          Интересующую нас проблему можно увидеть через «окошко» частного случая, когда случается экологическая катастрофа, и институты и организации должны работать в мобилизационном режиме. Но, как оказалось, они частично разрушены, частично разделены высокими ведомственными барьерами, а...
Что мешает модернизации?
Круглый стол «Перспективы сырьевой экономики» в журнале «Идеи и идеалы». Продолжение обсуждения. Г.И. Ханин Действительно, страна десятилетиями, а если взять царскую Россию, то и столетиями в основном специализировалась на выпуске сырья. Сначала это была пушнина, потом это был лес, потом нефть, потом газ мы открыли...
С чего должна начинаться экомодернизация
         Человечество ведет непрерывную борьбу с природой: и тогда, когда оно просто живет за ее счет, и тогда, когда решает собственные проблемы  и конфликты, используя ее ландшафт и потребляя ресурсы, и тогда, когда стремится познать ее законы, чтобы поставить их на службу себе. «Человек живет...
О российской модернизации
              Из лекции  Александра Аузана «Российская модернизация: факторы и возможности», организованной «Центром политических коммуникаций при факультете журналистики МГУ им. Ломоносова» в редакции «Новой газеты». Давайте зададимся вопросом: а России-то...
Доклад на открытии Всероссийской научно-практической конференции "Экологическая модернизация России: роль науки и гражданского общества" (25-26 октября 2010 г., Московская область, пос.Дубровский, Учебный центр областных профсоюзов). Роль науки в экомодернизации России В.И. Данилов-Данильян (РАН) Из всех направлений (или сфер) государственной...
25-26 октября на базе подмосковного центра Профсоюзов «Дубровский» состоялась всероссийская научно-практическая конференция «Экологическая модернизация России, - роль науки и гражданского общества» В конференции приняли участие лидеры экологических общественных организаций России, учёные, эксперты, журналисты. Пленарное заседание открыл доклад...
"КРИЗИС И  МОДЕРНИЗАЦИЯ  РОССИИ –  ТРИНАДЦАТЬ ТЕОРЕМ (2010)
Ключевой вопрос экономической стратегии сегодняшней России – за счет каких ресурсов модернизировать экономику? Ведь пока нет никаких признаков выхода из сырьевой траектории. Глава госкорпорации «Роснано» Анатолий Чубайс определил, что модернизация возможна «только за счет снижения расходов в социальной сфере. Иных...
Жители города Челябинска и Челябинской области требуют остановить строительство Томинского ГОКа. Это предприятие строит "Русская медная компания" на площадке  возле пос. Томинский (в 7 км от Челябинска). Руда там будет добываться из карьеров глубиной до 540 м., с помощью взрывов, соответственно возникнет опасность разрушения домов и распространения облака пыли на многие километры вокруг. Медь будет выделяться из пород с помощью кислоты - а это кислотные хвостохранилища, испарения,...
10 мая 2019 года ушел из жизни Виктор Георгиевич Горшков - профессор, доктор физико-математических наук,  автор научной концепции биотической регуляции окружающей среды.  Отличительная черта Виктора Георгиевича, как ученого, была способность видеть проблемы не со “стереотипной” стороны, как её видело и продолжает видеть подавляющее большинство специалистов, а с другой – позволяющей открывать в  ней новые, совершенно неожиданные...
Более 70 лет прошло с момента окончания Великой Отечественной Войны. Все меньше остается её участников и свидетелей. За героическими военными кинолентами и помпезными парадами, как-то на второй план уходят человеческие судьбы, трагедии и страдания людей, переживших это страшное время. В 1950 году по указу Верховного Совета Карело-Финской ССР на острове Валаам в старых монастырских постройках организовали Дом инвалидов войны и труда. В 1974 году художник Геннадий Добров решил нарисовать портрет...
9 мая - день победы и  памяти
В Алтайском крае активно продолжается работа по проекту «Добровольцы на страже лесов Алтая». Грант на развитие общественного лесного контроля был выделен Фондом президентских грантов, реализует его краевая общественная природоохранная организация «Экологический актив». В течение весны в трёх районах Алтайского края состоялись встречи руководителя и координаторов проекта с волонтёрами. В Косихинском, Заринском, Мамонтовском районе собрались неравнодушные люди – это т...
Активисты ОНФ направили в департамент жилищно-коммунального хозяйства города Москвы предложения, которые касаются создания комплексной стратегии раздельного сбора отходов в столице. Такая система должна включать раздельный сбор, хранение и утилизацию всех видов отходов, в том числе опасных, а с этим в столице есть проблемы, уверены представители Народного фронта. Народный фронт предоставил профильному департаменту информацию о выявленных нарушениях в этой сфере. Она получена по итогам мониторинг...

Другие материалы

09.05. | Гость | Статью
07.03. | Алексей Эбель | Статью
22.02. | Гость | Статью
20.01. | Анатолий Михальцов | Статью | Комментариев: 1
  •  
  • Страница 1 из 65
  • ››
В группе: 1,497 участников
Материалов: 1,317

Целью научно-исследовательской лаборатории проблем непрерывного экологического образования является проведение научных и методологических исследований

Цели и задачи лаборатории

Целью научно-исследовательской лаборатории проблем непрерывного экологического образования является проведение научных и научно-методологических исследований в сфере непрерывного экологического образования, обновление концепции такого образования, выработка теоретических и методологических его...

Фотогалерея

Интересные ссылки

Коллекция экологических ссылок

«Спутниковый мониторинг пожаров на Дальнем востоке России». Сервис работает на основе технологии «Геомиксер», разработанной в ИТЦ «СКАНЭКС»

«Спутниковый мониторинг пожаров на Дальнем востоке России». Сервис работает на основе технологии «Геомиксер», разработанной в ИТЦ «СКАНЭКС»

Активность на сайте

размешен 23.05.19 | Тип: Новость

Активисты Общероссийского народного фронта направили в министерство энергетики и ЖКХ Кировской области обращение с предложением провести совещание с участием всех задействованных...

размешен 23.05.19 | Тип: Статью

10 мая 2019 года ушел из жизни Виктор Георгиевич Горшков - профессор, доктор физико-математических наук,  автор...

размешен 23.05.19 | Тип: Статью

В Южно-Сахалинске состоялся 4-дневный стартовый тренинг для обучения российских активистов и ветеринаров техникам оказания помощи тюленям при запутывании их в пластиковом мусоре,...

размешен 22.05.19 | Тип: Статью

Псевдо-санитарные рубки в областном заказнике "Туколонь" -  самый известный и один из двух самых крупных случаев варварских рубок леса на территориях со специальны...

размешен 21.05.19 | Тип: Новость

Выявленные ранее кировскими активистами Общероссийского народного фронта многочисленные факты загрязнения кировских рек опасными веществами привели к назначению штрафа подрядчику...

Подпишись на рассылку

Будьте в курсе последних новостей!

RSS-материал