Возобновляемая энергетика: законы, меры государственной поддержки, инициативы бизнеса

Возобновляемая энергетика:

Россия располагает колоссальными ресурсами возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Технический потенциал этих ресурсов в пять раз превышает годовое потребление первичных энергоресурсов, а экономический способен обеспечить ежегодные энергетические потребности российской экономики на треть.  До последнего времени этот потенциал практически не использовался. Вместе с тем ряд факторов способствует становлению рынка энергосбережения и ВИЭ в России в ближайшие годы.

Тотальная неэффективность централизованного энергоснабжения и газовой отрасли, рост тарифов, проблемы с подключением к сетям способствуют быстрому развитию малой распределенной энергетики, в том числе основанной на ВИЭ. В ближайшие годы потребители энергии могут начать массово и необратимо обращаться к собственным проектам автономного энергообеспечения. Перспективы крупных сетевых проектов ВИЭ связаны с принятием мер господдержки, которая ожидается в 2013 году. Эти меры будут стимулировать как развитиекрупных проектов, работающих на оптовом рынке, так и малых, работающих на розничном рынке.

Ключевым условием появления в России реально функционирующей системы поддержки возобновляемой энергетики является наличие проектов и инвестиций крупных компаний в отрасль. Такие компании имеют возможность четко сформулировать свои предложения и быть услышанными — и готовы дать гарантии по инвестициям в проекты.

К настоящему времени очертился круг компаний, которые считают возобновляемую энергетику одним из ключевых направлений своего развития и обладают достаточными ресурсами для формирования рынка. К ним относятся «Ренова», «Ростехнологии», «Росатом» и «Роснано». В целом рынок альтернативной энергетики в России — один из тех немногих секторов российской экономики, стремительного роста которых можно ожидать в ближайшие годы. Его привлекательность повышает обилие проектов, требующих небольших вложений — а значит и доступных для инвестиций, в том числе со стороны мелких и средних компаний, что способствует установлению рыночной среды. Заинтересованность властей в развитии рынка определила, пожалуй, наиболее либеральное отношение к его участниками — инвесторам и поставщикам оборудования.

 

Проблемы централизованной энергетики как фактор становления возобновляемой

Главное отличие российской альтернативной энергетики от других стран заключается в стихийном появлении проектов ВИЭ как ответа на «вызовы» традиционной централизованной энергетики. Если в конце 1990-х и начале 2000-х годов ситуация в российской электроэнергетике была относительно благополучна по сравнению с другими отраслями, то уже к 2005 году по показателю износа основных производственных фондов она переместилась на последнее место среди отраслей промышленности.

В ближайшие годы, если программы генерирующих и сетевых компаний по модернизации не будут выполнены, распространенными станут принудительные ограничения потребителей по мощности, подобные вводившимся в российских регионах зимой 2005–2006 гг. Ухудшение качества энергоснабжения происходит на фоне резкого роста цен, в первую очередь на розничном рынке электроэнергии. Тенденция беспрецедентного по мировым меркам увеличения тарифов наблюдается с 1999 года. За прошедшее десятилетие и в рублевом, и в долларовом эквиваленте стоимость электроэнергии увеличилась в 4–4,5 раза и на 50% превысила уровень инфляции.

Особенно резкий скачок произошел после либерализации рынка электроэнергетики в 2011 году, когда стоимость 1 кВт·ч для небольших потребителей (до 5–10 МВт), подключенных к сетям низкого напряжения, превысила 3–4 рубля, а в некоторых регионах Центральной и Южной России достигла 6–6,5 рублей. Таким образом, для значительной категории российских потребителей уже сегодня тарифы на электричество сравнимы или выше, чем тарифы в США и Восточной Европе.

Ряд факторов свидетельствует о том, что темпы роста тарифов сохранятся в ближайшие годы, будут опережать инфляцию и составят не менее 15% в ближайшие пять лет и не менее 10% — в среднесрочной перспективе, что сравняет уровень цен на электроэнергию с западноевропейским.

Главная причина ценового скачка — рост сетевой составляющей до 60% в конечном тарифе, что связано с включением в него инвестсоставляющей на масштабную программу реконструкции сетей.

Другая фундаментальная причина увеличения цен — неудачный раздел РАО ЕЭС. Либерализация рынка не привела к возникновению конкуренции и снижению цен на рынке генерации энергии и в сбытовом секторе.

Третья причина — низкая эффективность российских ТЭС. В условиях технологической отсталости российских ТЭС особую угрозу представляет газовая зависимость российской электроэнергетики. Расход газа на единицу генерируемого электричества в России в полтора раза больше показателей в развитых странах. Сегодня из относительно дешевого газа российские ТЭС вырабатывают дорогое электричество,однако после повышения цен на газ значительно повысится уровень цен генерирующих компаний на оптовом рынке.

В свою очередь, внутрироссийские тарифы на газ, по планам правительства, в ближайшие четыре года увеличатся в 2,5 раза и, тем самым, достигнут равнодоходного с европейским рынком уровня. В условиях резкого роста издержек и падения экспортных доходов эта мера становится единственным способом сохранить устойчивость российской газовой промышленности.

В итоге единая энергосистема, которая в свое время была основой надежности энергоснабжения страны и, за счет эффекта масштаба, гарантировала низкую стоимость электроэнергии, сегодня находится в глубочайшем стратегическом кризисе, следствием которого становится частичный или полный стихийный отказ потребителей малой и средней мощности (от 1МВт) от услуг централизованного энергоснабжения в пользу собственных генерирующих установок. После преодоления уровня 3–4 руб. за кВт·ч начинает стихийно возрастать спрос на несетевую генерацию.

 Ситуация усугубляется проблемой доступа к сетям со стороны строящихся предприятий. Например, в Московской, Ленинградской областях, Краснодарском крае и ряде других энергодефицитных регионов компании сталкиваются с проблемами высокой цены технологического присоединения. В среднем не удовлетворяется 30% заявок на технологическое присоединение, для многих заявок сдвигаются сроки.

Наконец, две трети территории страны, где проживает около 20 млн человек, расположены вне сетей централизованного энергоснабжения — здесь наиболее высокие цены и тарифы на топливо и энергию (более 25 руб./кВт·ч). Федеральный, региональные и муниципальные бюджеты вынуждены субсидировать дизельную генерацию, устанавливая цену 2–4 рубля за кВт·ч для населения. Расходы на топливо составляют до половины региональных бюджетов.

Безусловно, для массовой реализации проектов альтернативной распределенной энергетики в России еще много препятствий. Далеко не все виды ВИЭ способны обеспечить приемлемую надежность и бесперебойность автономной энергосистемы. Существенным недостатком большинства видов ВИЭ является относительно низкий коэффициент использования мощности по сравнению с традиционной энергетикой, связанный с непостоянством потока энергии. Как следствие, существует определенный скепсис и недоверие со стороны потенциальных потребителей к этим новым для России технологиям.

Российское энергетическое машиностроение способно обеспечить только половину потребностей возобновляемой энергетики. В частности, в России полностью отсутствует производство автоматизированных систем управления, инверторов генерирующего оборудования для ветроэнергетики, оборудования для монтажа ветрогенераторов, лопастей ветрогенераторов, ферментеров для биогазовых установок, когенерационных установок малой и средней мощности.

При всей очевидности экономических преимуществ далеко не все предприятия, заинтересованные в отказе от централизованного энергоснабжения в пользу ВИЭ, способны обеспечить финансирование. Многие считают эти вложения неприоритетными, поскольку объект генерации является для них непрофильным активом.

В российских финансовых структурах имеется дефицит специалистов по ВИЭ, отсутствует понимание критериев успешных проектов.

Не все гладко и с госрегулированием сектора. Только в текущем году ожидается принятие мер стимулирования использования ВИЭ. В то же время ряд сегментов возобновляемой энергетики уже вполне конкурентоспособен в текущих условиях и может предоставить высокую доходность для инвестора.

 

Система государственной поддержки

Первые законодательные меры поддержки развития возобновляемых источников энергии появились в России в ноябре 2007 года с принятием Федерального закона №250 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с осуществлением мер по реформированию Единой энергетической системы России». Данный закон остается основной нормативной конструкцией системы поддержки ВИЭ в России.

Первоначально он включал в себя принятие следующих мер:

•          системы ценовых надбавок, выплачиваемых сверх равновесной цены оптового рынка на электрическую энергию;

•          субсидий из федерального бюджета, компенсирующие стоимость технологического присоединения к энергосистеме для генерирующих объектов установленной мощностью не более 25 МВт;

•          обязательств сетевых и распределительных компаний по приоритетной закупке электроэнергии от ВИЭ, для компенсации своих потерь при передаче.

Ценовые надбавки должны выплачиваться квалифицированным генерирующим компаниям, функционирующим на основе ВИЭ, за реализованный ими на рынке объем электроэнергии.

В конце 2009 года было также принято постановление Правительства, предписывающее сроки разработки нормативных актов, определяющих размер надбавки, однако оно исполнено не было.

Уже в начале 2010 года от системы надбавок было решено отказаться. Весной 2010 года Министерство энергетики России предложило новый подход к системе поддержки альтернативной энергетики. Основная его идея состоит в замене механизма формирования ценовых надбавок на компенсацию генерирующим компаниям за мощность. В соответствии с механизмом долгосрочного рынка мощности для генерации на основе ВИЭ будут устанавливаться преференциальные тарифы на мощность, как это уже делается для атомной и гидроэнергетики.

Основной причиной такого изменения стало стремление министерства контролировать и координировать объемы установленной мощности ВИЭ для достижения долгосрочных целевых показателей по возобновляемым источникам энергии, предусмотренных распоряжением Правительства РФ от 08.01.2009 №1-р. Данные целевые показатели устанавливают долю ВИЭ в суммарном потреблении электроэнергии на уровне 2,5% и 4,5% к 2015 и 2020 гг. соответственно.

Более того, в 2010 году было принято постановление Правительства №58, которое вводит еще одно условие, необходимое для квалификации. Это условие — вхождение объекта квалификации в генеральную схему развития электроэнергетики на основе ВИЭ, которая необходима, если рынок будет поддержан через механизмы, предусмотренные контрактами на долгосрочном рынке мощности.

Из-за данного требования и фактически отсутствующей отраслевой программы размещения объектов возобновляемой энергетики первые генераторы ВИЭ прошли квалификацию только в 2012 году.

В случае утверждения механизмов система стимулирования будет выглядеть следующим образом. Операторы отобранных по конкурсу проектов заключают договоры по типу действующих договоров предоставления мощности (ДПМ) с обязательствами ввода в определенный год установленной мощности. Начиная с месяца ввода в эксплуатацию станция получает зафиксированную в договоре величину месячной платы, которая рассчитывается на основе того индикатора капитальных затрат, по которому проект был отобран. Величина платы определяется по специальной формуле, близкой к той, что используется и в действующих ДПМ. Она будет рассчитываться таким образом, чтобы эта плата была только одним из источников выручки, необходимой для достижения окупаемости проекта.

Производство энергии является обязательным условием получения такой платы, так же, как и выполнение условий по использованию оборудования по требованиям локализации производства. В случае неисполнения или неполного исполнения условий договора владелец, оператор станции, штрафуется. Договоры предлагается заключать на 15 лет.

Данный набор мер поддержки будет применяться только к участникам оптового рынка электроэнергии и мощности в ценовых зонах рынка. Неценовые зоны, изолированные энергосистемы и розничный рынок пока в этой системе не участвуют. Прочие виды ВИЭ — биоэнергетику, приливную и геотермальную энергетику — эта система поддержки также не затрагивает.

Критичным условием для согласия Минэкономики России на решение о запуске системы поддержки ВИЭ в России была общая стоимость данной поддержки. В связи с этим предлагаемые ежегодные объемы вводов ограничивают сверху суммарную мощность объектов генерации ВИЭ, а также объемы поддержки проектов ВИЭ со стороны государства.

Целевые показатели установленной мощности, поддерживаемой перечисленными мерами, к 2020 году составляют 5,97 ГВт, в том числе ветроэлектростанции — 3,6 ГВт, солнечные электростанции — 1,52 ГВт, гидроэлектростанции мощностью до 25 МВт — 0,75 ГВт.

На объемы вводов проводится конкурс инвестпроектов ВИЭ по показателю полных капитальных затрат, включая стоимость присоединения. При проведении конкурса на основе голландского аукциона с понижением индикатора на каждом возможном шаге правительством установлены для показателей по технологиям предельные значения, выше которых заявки инвесторов не принимаются к рассмотрению комиссией.

Конкурс проводит коммерческий оператор рынка — «Администратор торговой системы». Каждый год инвестор может подавать заявки сразу на четыре года вперед. Важным отличием российского подхода является необходимость выполнения требования по достижению операторами проектов ВИЭ определенной степени локализации производства оборудования, используемого в проекте. На каждую технологию будут опубликованы сводные таблицы процентных пунктов за каждый элемент оборудования или работ, являющихся предметом локализации их производства.

При всех плюсах конкурентного отбора проектов данная система поддержки крупных проектов ВИЭ на оптовом рынке скрывает в себе ряд недостатков и потенциальных рисков для инвесторов:

1) стимулирование направлено только на поддержку сетевой генерации электроэнергии на основе ВИЭ; развитие возобновляемой энергетики в изолированных зонах и децентрализованная генерация электроэнергии домохозяйствами и предприятиями-потребителями формируемой системой поддержки не затронута;

2) поддержка не затрагивает генерацию тепла из ВИЭ, что фактически означает исключение из нее биоэнергетики и, частично, геотермальной энергетики, окупаемость которых в том числе зависит от возможности сбыта произведенного тепла;

3) на этапе квалификации проектов рыночные принципы могут не соблюдаться, и поэтому он несет в себе дополнительные риски для реализации проектов; кроме того, для небольших проектов затраты по квалификации будут превышать потенциальный объем поддержки.

Устранить часть этих пробелов призвана система мер поддержки малых и средних проектов ВИЭ, функционирующих на розничном рынке, принятие которой также ожидается в 2013 году.

4 октября 2012 года премьер-министр РФ Дмитрий Медведев подписал распоряжение Правительства №1839-р об утверждении комплекса мер стимулирования производства электрической энергии на основе использования ВИЭ.

Исполнение этих мер в срок позволит завершить в 2013 году формирование системы нормативно-правовых актов, регулирующих развитие и функционирование ВИЭ в России.

Важнейшей мерой стимулирования использования ВИЭ станет ожидающийся приказ Федеральной службы по тарифам об утверждении методики расчета тарифов на «зеленую» электроэнергию, приобретаемую на розничных рынках в целях компенсации потерь в электрических сетях. Это позволит решить главную проблему большинства проектов ВИЭ — сбыт «излишков» электроэнергии по сравнению с потребностями предприятия-собственника объекта генерации, что значительно улучшит экономику проектов.

Минэнерго предполагается, что для ВИЭ, работающих на компенсацию сетевых потерь, должен устанавливаться тариф, «обеспечивающий экономически обоснованную доходность инвестированного капитала». В числе прочих ожидаемых в текущем году мер — разработка и утверждение постановлением Правительства правил выдачи, обращения и погашения сертификатов, подтверждающих объем производства электроэнергии из возобновляемых источников при расчетах за электроэнергию или мощность.

Кроме того, предполагается устранить нормативно-правовые пробелы государственного регулирования отрасли в части дифференциации целевых показателей развития ВИЭ по видам источников энергии к 2020 году, упрощения процедуры квалификации генерирующих объектов, функционирующих на основе ВИЭ, разработки схемы размещения объектов ВИЭ в России.

К числу важных изменений относится также компенсация части затрат для собственника генерации ВИЭ на подключение к сетям. 16 февраля 2013 года премьер-министр Дмитрий Медведев подписал распоряжение, утверждающее изменения в Программе энергосбережения и энергоэффективности до 2020 года. Там, среди прочего, речь идет о предоставлении компенсации затрат на присоединения к электрическим сетям ВИЭ мощностью до 25 МВт. Кроме того, для компенсации потерь сетевым компаниям предложено разрешить строительство собственной генерации на ВИЭ (до последнего времени сетевым организациям запрещено одновременно владеть активами — генерацией или сбытовыми компаниями — в конкурентных секторах энергетики).

 

Перспективы ветроэнергетики

Ветроэнергетический потенциал России составляет 2 000 млн тонн условного топлива в год и сосредоточен в приморских районах и на юге европейской части России.

Потенциал изучен в недостаточной степени и может быть существенно недооценен.

В настоящее время ветропотенциал РФ практически не используется.

Старейшая действующая ветряная электростанция (ВЭС) на территории России —Воркутинская ВЭС мощностью 1,5 МВт в республике Коми — была введена в строй в 1996 году. Крупнейшая на сегодняшний день в России ВЭС — Куликовская в Калининградской области — была запущена в 2002 году в рамках эксперимента РАО ЕЭС по использованию ветровой энергии. Мощность станции составила 5 МВт. В этот же период были созданы Башкирский и Чукотский ветропарки мощностью порядка 2,5 МВт каждый. Также ВЭС небольшой мощности есть в Камчатском крае и Ростовской области. На Калмыцкой ВЭС установлен крупнейший произведенный в России агрегат мощностью 1 МВт «Радуга-1».

 

 

ВЭС принадлежат территориальным генерирующим компаниям или дочерним структурам «РусГидро». Большинство из них не работают по техническим (проблемы с эксплуатацией и ремонтом) и экономическим (проблемы со сбытом электроэнергии) причинам.

Несмотря на застой в отрасли, последние годы ознаменовались появлением проектов производства ветрогенерирующего оборудования мегаваттного класса, которые вызывают оптимизм участников рынка. Таковы совместное предприятие «Ростехнологий», корпорации Siemens и ОАО «Русгидро» по производству ветрогенераторов в Волгограде мощностью 500 МВт в год и проект производства ветрогенерирующего оборудования компанией «Атомэнергомаш» на мощностях ЗАО «Петрозаводскмаш».

Рост стоимости электроэнергии в изолированных энергосистемах ведет к появлению все большего числа «точек роста» ветроиндустрии в России. Даже в густонаселенных районах европейской части страны имеется довольно много мест, у которых хорошие перспективы с точки зрения использования ветростанций. В первую очередь к ним относятся северо-запад страны — Мурманская, Архангельская и Ленинградская области — и юг — Краснодарский край, Карачаево-Черкесия, Ростовская, Волгоградская, Астраханская области, Калмыкия.

Российская ассоциация ветроиндустрии (РАВИ) в 2012 году представила обзор ветроэнергетических проектов в стране. Их развитием занимаются сейчас примерно тринадцать компаний, а число самих проектов близко к пятидесяти. Суммарная мощность всех этих проектов составляет от 2 до 2,2 ГВт. Их старт напрямую связан с принятием мер господдержки.

 

Перспективы солнечной энергетики

Солнечная энергетика — один из наиболее быстроразвивающихся секторов возобновляемой энергетики России. Это связано с существенным ресурсным и кадровым потенциалом для производства, наличием технологической базы и с деятельностью «Роснано».

Экономический потенциал развития солнечной энергетики составляет не менее 120 млн тонн условного топлива. Наиболее благоприятными природными условиями для развития солнечной энергетики обладают Забайкальский, Хабаровский Приморский края, республики Саха и Бурятия, юг европейской части России. Использование солнечных фотоэлектрических установок (СФЭУ) на основе поликремния в средней полосе ограничено большим числом пасмурных дней в зимний период. Солнечная энергетика на основе аморфного кремния имеет хорошие перспективы развития в большинстве субъектов РФ.

 

Сейчас общий объем установленной электрической мощности не превышает 1–2 МВт. Существует также небольшой опыт децентрализованной генерации тепла с использованием энергии солнца в Краснодарском крае, Ростовской области и Бурятии. Ряд проектов был реализован в рамках ФЦП «Энергоэффективная экономика».

Основным фактором, способствующим развитию российской солнечной энергетики, станет наличие собственной технологической базы, включающей производства поликремния и СФЭУ. Так, в России планируется реализовать проекты производства поликремния суммарной мощностью 36 тысяч тонн в год (при ежегодном мировом производстве 80–100 тысяч тонн).

Создаваемые производства ориентированы на экспорт продукции (не менее 90% продукции будет направляться на экспорт в страны ЕС, в первую очередь в Германию). Среди них выделяются проекты «Роснано» и «Ренова» в Новочебоксарске, которые намерены усиливать вертикальную интеграцию производства, реализовывать проекты в сфере солнечной генерации и внутри страны.

 

Перспективы малой гидроэнергетики

В начале 1950-х гг. Советский Союз занимал лидирующие позиции в мире в области малой гидроэнергетики. В стране существовало несколько сотен малых гидроэлектростанций (МГЭС) в створах малых рек, которые обеспечивали 25% спроса на электроэнергию в сельских районах. По мере развития системы централизованного электроснабжения число МГЭС сокращалось и на сегодняшний день составляет порядка ста объектов.

Гидроэнергетический потенциал сконцентрирован на Северном Кавказе, Урале, в Восточной Сибири, на северо-западе европейской части и на Дальнем Востоке.

Потенциал развития малой гидроэнергетики обусловлен в первую очередь:

•          небольшим инвестиционным циклом проектов (не более семи лет), короткими сроками возведения объектов (не более двух — трех лет);

•          колоссальным экономическим потенциалом замены дизельных генераторов малыми гидроэлектростанциями в изолированных зонах (в районах Северного Кавказа, Сибири, Дальнего Востока);

•          наличием готовых площадок (бывших МГЭС) и связанных с ними объектов энергетической инфраструктуры в створах малых рек европейской части России; проекты реконструкции таких МГЭС характеризуются уменьшенными капитальными затратами по сравнению с возведением новых объектов.

 

Перспективы биогазовой энергетики

Биоэнергетика — наиболее перспективный вид ВИЭ в России, обладающей огромным потенциалом использования отходов сельского хозяйства, лесопереработки, пищевой промышленности и городских очистных сооружений. В свою очередь, наиболее привлекательным для инвесторов сегментом биоэнергетики становится производство биогаза, которое может предоставить дополнительные источники дохода от продажи органических удобрений и платы за безопасную утилизацию органических отходов.

 Применение комплексного подхода при реализации проектов с обязательным решением не только энергетических, но и экологических проблем обеспечит беспрецедентный рост биогазовой отрасли в ближайшие годы.

В российских условиях по сравнению с прочими видами ВИЭ и традиционными энергоносителями биогаз обладает несколькими преимуществами. Главное преимущество — доступность сырья для работы установки, соответственно, полное отсутствие топливных затрат в структуре операционных расходов. В 95% случаев отходы достаются собственнику установки безвозмездно. Доступность сырья определяет территориальную гибкость: биогазовые установки могут быть размещены в любом районе и не требуют строительства дорогостоящих газопроводов и сетевой инфраструктуры, а также позволяют новому предприятию сэкономить на стоимости подключения к сетям и выделения мощности.

В этой связи необходимо подчеркнуть, что максимальный потенциал сосредоточен в первую очередь в энергодефицитных регионах. В частности, при суммарном потенциале производства биогаза в России до 75 млрд куб. м в год на Южный федеральный округ приходится 24,4 млрд куб. м, Приволжский ФО — 18,3 млрд куб. м, Центральный ФО — 12,1 млрд куб. м. Это выгодно отличает биогазовую энергетику от прочих возобновляемых источников — в России территории их рентабельного использования как правило не совпадают с регионами спроса на получаемую энергию.

Благодаря биогазу достигается и технологическая гибкость: его использование дает возможность получения одновременно нескольких видов энергоресурсов —газа, моторного топлива, тепла, электроэнергии. Если сравнивать биогаз с другими видами ВИЭ, например ветро-  и солнечной энергетикой, то здесь обнаруживается его важнейшая особенность, которая роднит его с традиционными видами получения энергии, — постоянство ее выработки и максимальное использование установленной мощности. Именно поэтому отсутствие мер по стимулированию развития  сектора не является непреодолимым препятствием для развития биогазовой энергетики — уже в настоящее время при высоких тарифах на электроэнергию и возросших экологических расходах существуют несколько сотен площадок, где возможна реализация высокорентабельных биогазовых проектов.

Наиболее заметный недостаток биогазовой энергетики — большие капитальные затраты в расчете на единицу мощности. Второй ключевой недостаток — узкий диапазон рентабельных проектов, который в большинстве случаев находится в пределах от 1,5 до 5 МВт установленной мощности. Как показывает европейский опыт, обеспечить прибыльность работы установки возможно лишь при бесплатном и бесперебойном снабжением отходами. Далеко не все объекты имеют в своем распоряжении достаточные объемы сырья.

С точки зрения гарантий непрерывного сбыта произведенной электроэнергии наибольшими перспективами обладают проекты, реализованные на городских водоканалах и на предприятиях пищевой промышленности. Если проект не отвечает этим требованиям, необходимо применять кластерный подход в его реализации. На базе одного из источников отходов целесообразно создание центра по утилизации сырья нескольких предприятий для получения синергетического эффекта.

Принятие нормативно-правовой базы, которая позволяла бы собственнику биогазовой станции поставлять излишки электроэнергии в сеть по розничным тарифам, значительно бы расширило экономический потенциал биогазовой отрасли. До момента принятия соответствующих документов наибольшие перспективы развития имеют проекты, представляющие собой автономные энергосистемы.

Помимо ситуации в энергетике главным драйвером роста российского биогазового рынка является тяжелая экологическая ситуация — в России находится значительное число предприятий с большим объемом отходов, которые законодательнозапрещены на Западе.

Отсутствие энергетического использования органосодержащих отходов приводит к ежегодному выбросу в атмосферу более 30 млрд куб. м метана, который в 21 раз вреднее углекислого газа по парниковому эффекту.

Тот факт, что в России не применяется широко переработка технологической воды, приводит к многократному удорожанию систем водоснабжения и очистки. Существующие здесь системы накопления жидких стоков агропромышленного комплекса (ежегодно более 500 млн т) приводят к неконтролируемому заражению источников питьевой воды и загрязнению почв.

Только ежегодный экологический ущерб от нарушения регламентов использования навоза и помета в настоящее время оценивается более чем в 11 млрд евро. При этом с учетом достижения показателей, предусмотренных доктриной продовольственной безопасности страны, следует ожидать увеличения поголовья скота и птиц и соответствующего количества отходов их содержания до 1200 млн т в год.

На этом фоне в последние годы в России постепенно растет понимание необходимости ужесточения контроля за отходами. Этому способствует несколько факторов:

• экологические платежи и штрафы могут стать важной частью решения проблемы дефицита бюджета;

• крупный размер российских сельхозпредприятий по сравнению с европейскими фермами приводит к огромному ущербу окружающей среде;

• стоимость экологического ущерба намного превышает размер инвестиций в безотходные технологии; в частности, отсутствие решений в области утилизации

стоков приводит к ухудшению качества земель, их окислению, снижению стоимости недвижимости в районе агрокомплекса, повышает требования к работе водоканалов и очистных сооружений, приводит к оттоку населения.

Соответственно, биогазовые установки в первую очередь должны представлять собой центр полной переработки органических отходов с получением чистой воды и комплексных микробиологических удобрений.

Применение технологии полной переработки переброженной массы после биогазовой установки позволяет обеспечить отсутствие затрат на утилизацию и снизить срок окупаемости проекта по меньшей мере в два раза. В этом случае сравнение биогазовых станций по стоимости киловатта установленной мощности с прочими видами ВИЭ теряет смысл, поскольку установка представляет собой объект переработки отходов, который окупается только за счет экологической составляющей и предоставляет получение прочих источников выручки в качестве «бонуса».

О неизбежности комплексного подхода при реализации биогазовых проектов говорит и европейский опыт. С 1 июня 2013 года на территории ЕС в законе об отходах начинают действовать поправки, которые обязывают собственника биогазовых станций заниматься переработкой переброженной массы в удобрения.

Внимание к экологической составляющей биогазовых проектов должно стать основой мер господдержки и в нашей стране. Целесообразно включение биогазовых комплексов в перечень наилучших доступных технологий для использования предприятиями агропромышленного комплекса, пищевой промышленности и водоканалами.

Должен быть реализован комплекс мер по ужесточению контроля за выбросами органических отходов предприятий, собираемости экологических платежей в соответствии с постановлением Правительства РФ от 12.06.2003 №344.

В том случае, если комплекс мер экологического стимулирования будет принят, в ближайшие годы произойдет бурный рост биогазового рынка в России. Окупаемость биогазовых проектов в российских условиях составляет 3–7 лет. По уровню капитальных затрат, в отдельных случаях, биогазовые установки могут быть сопоставимы с подключением к сетям или со строительством объектов по утилизации отходов.

 

Основные выводы

Развитие возобновляемой энергетики в России зависит не столько от формирования системы господдержки отрасли, сколько от роста проблем централизованного энергоснабжения и ухода потребителей энергии от этих рисков в сторону локальных энергетических систем.

К 2014–2015 гг. уровень розничных тарифов для конечных потребителей будет превосходить себестоимость собственной генерации на всех видах ВИЭ, за исключением солнечной энергетики, что будет означать массовый переход потребителей в децентрализованную генерацию. Этот процесс примет стихийный характер и будет выражаться в первую очередь в росте интереса к биоэнергетическим проектам. В России, в отличие от западных стран, возобновляемая энергетика будет преимущественно малой и распределенной.

В сегменте централизованной генерации в обозримой перспективе уровень цен оптового рынка, превышающий себестоимость генерации на ВИЭ, достигнут не будет.

В этих условиях для развития сетевой возобновляемой энергетики необходимо будет введение системы государственной поддержки.

Законодательство в этой области в последние годы совершенствовалось крайне медленно, кроме того, были сорваны сроки достижения целевых показателей развития ВИЭ. От механизма «зеленых сертификатов» решено отказаться, проекты использования ВИЭ будут субсидироваться через механизмы долгосрочного рынка мощности. Еще больше усложнена процедура квалификации генератора на основе ВИЭ —теперь он должен быть включен в генеральную схему развития электроэнергетики на основе ВИЭ, которая пока формируется. Существуют опасения, что число объектов, включенных в новую генсхему, будет существенно ограничено.

В конечном итоге масштабы механизмов поддержки проектов «крупной» и сетевой возобновляемой энергетики будут определены соотношением сил двух групп интересов — лоббистов системы государственной поддержки и лоббистов, выступающих против появления такой системы.

 

 

Иван Егоров

Из сборника "Устойчивое развитие в России"

 
 
 

Другие материалы

05.12. | Гость | Статью
06.11. | Гость | Событие
28.10. | Гость | Событие
07.10. | Гость | Статью
В группе: 1,584 участников
Материалов: 580

Весной 2010 стартовал проект «Зеленые изобретения», поддержанный некоммерческой организацией Global Greengrants Fund (США)

Весной 2010 стартовал проект «Зеленые изобретения», поддержанный некоммерческой организацией Global Greengrants Fund (США) и Департаментом природных ресурсов и охраны окружающей среды Администрации Томской области (научный руководитель профессор ТГАСУ О.Д. Лукашевич, исполнители-тренеры С.А. Филичев, инженер, Н.Т. Усова, учитель). В соответствии с намеченными целями и задачами проекта...

Фотогалерея

Интересные ссылки

Коллекция экологических ссылок

Коллекция экологических ссылок

 

 

Другие статьи

Активность на сайте

сортировать по иконкам
2 года 20 недель назад
YВMIV YВMIV
YВMIV YВMIV аватар
Ядовитая река Белая

Смотрели: 289,588 |

Спасибо, ваш сайт очень полезный!

2 года 22 недели назад
Гость
Гость аватар
Ядовитая река Белая

Смотрели: 289,588 |

Thank you, your site is very useful!

2 года 22 недели назад
Гость
Гость аватар
Ядовитая река Белая

Смотрели: 289,588 |

Спасибо, ваш сайт очень полезный!

2 года 50 недель назад
Евгений Емельянов
Евгений Емельянов аватар
Ядовитая река Белая

Смотрели: 289,588 |

Возможно вас заинтересует информация на этом сайте https://chelyabinsk.trud1.ru/

2 года 22 недели назад
Гость
Гость аватар
Ситуация с эко-форумами в Бразилии

Смотрели: 8,423 |

Спасибо, ваш сайт очень полезный!