12. Вероятные перспективы выживания человечества

В многочисленных, высказанных мною предположениях, к сожалению, преобладают пессимистические. Это настроение навеяно постоянным нарастанием деградации естественных экосистем и связанных с ней все большими трудностями выживания людей. Не радуют и попытки управления природными сообществами. Особенные опасения внушают большие проекты реконструкции биосферы, которые все чаще предлагаются населению Земли, с благой целью – заметно улучшить его существование. Тем не менее положение не так уж и безнадежно. Человек борется с угрозой своему существованию, он хочет выжить и изобретает все новые способы продлить свое присутствие на этой замечательно красивой планете.

Мысли о спасении

Возрождение биосферы, восстановление ее структур и функций возможно только в том случае, когда самый сильный деструктивный фактор прекратит свое постоянное воздействие. Даже если он станет проявляться только спорадически, даже тогда уже будет возможно восстановление биосферы. У нее же прекрасно выражена способность к регенерации своих структур. При спорадическом проявлении этот гибельный фактор будет сведен к рядовым планетарным катастрофам, например таким, как очень сильные извержения вулканов или землетрясения.

Что же за суперфактор имеется в виду? Конечно, это все возрастающее глобальное воздействие промышленности (а точнее, культуры) человека на биосферные процессы и структуры. Это воздействие не только стабильно сильное, но и имеет тенденцию к быстрому росту, оно становится всеохватывающим и всепроникающим. Велика вероятность, что ноосфера, порожденная человеком, так скорректирует биосферные структуры и вызовет настолько сильное возмущение природного фона, что человечество не сможет сохранить себя и будет сметено не только само, но унесет с собой в небытие и большинство высших форм жизни.

Сколько бы провидцев из самых различных слоев населения ни говорили и даже ни кричали об этом, такие сигналы не изменят существующего положения вещей. Мира они не спасут и не заставят человечество одуматься или изменить стратегию жизни. (К сожалению, ни того, ни другого оно сделать не в состоянии.) Здесь обязательно скажется различие в уровнях организации. Идеи, рожденные на уровне особи, на нем и реализуются. Они не могут «работать» на популяционном уровне. Это хорошо известно не только экологам. Так, уровень государственного управления имеет другую систему ценностей и другие предметы манипулирования. Здесь иные приоритеты, чем на семейном уровне. Каждому понятно, что война маршалов совершенно не то, что война лейтенантов. Люди, каждый из них, жаждут прожить жизнь подлиннее и поприятнее. Человечество же не может иметь желаний и устремлений, оно вообще живет по иным законам, нежели особь.

У особи преобладают устремления к комфорту, размножению, долголетию. Реализуются они с помощью своего мозга, остроты органов чувств, координированности и силе мышц. У популяции, а она представляет собой генетически однородную группу особей, похожие устремления. Они сводятся к увеличению численности и территории. Достигаются они ценой жизни составляющих ее особей. Например, устанавливается оптимальное соотношение половых и возрастных групп, дающее в каждой ситуации наилучший вариант роста численности и территориальной экспансии. У суперпопуляции – человечества, как и у любого зоологического вида, устремлений особых нет. Вид держится на планете, жертвуя популяциями, не приспособившимися к условиям обитания, и продолжаясь в наиболее приспособленных или удачно «устроенных» на планете.

Мы уже не раз отмечали, что любой вид попадает на планетарную сцену, как правило, не один, а в составе своей фауны. Можно предположить, что удлинение жизни фауны это уже некоторая гарантия продления жизни многих ее видов. Сохраняя свою фауну, заботясь об этом, человечество тем самым продлевает и свое собственное существование. У него появляется шанс с помощью своей науки выявить причинные связи и соответственно понять механизмы такого удлинения жизни.

Предложенная задача только кажется простой и легко выполнимой. С одной стороны, уже очень много сделано для уничтожения своей фауны и заложены мощные основы для продолжения и ускорения этого процесса. С другой же совершенно не заметно кардинальных успехов в сдерживании скорости движения именно по этому гибельному пути. Да и как уйти с него? Он ведь обещает все новые формы комфорта. Любой участник такого развития с радостью пользуется «достижениями прогресса», если остался жив и катастрофа на сей раз обошла его стороной. В свою очередь гибель его самого вовсе не остановит следующего участника гонки и так далее.

Управление же людьми быстро глобализируется, появляются все новые и все более успешные технологии манипулирования обществом. Для доказательства достаточно вспомнить средства массовой информации, разнообразие их методик, отработанных для укоренения любых общественных приоритетов. Не меньшим доказательством служит и движение антиглобалистов, оно уже стало планетарным, но преподносится обществу как отдельные выступления хулиганов.

Одновременно с этим для индивидуума все меньше остается сдерживающих факторов. Вспом­ним, какое разнообразие социаль­ных ритуалов кануло в Лету, все эти демонстрации1 и условности сред­них и ближних веков. Обновляется мораль, идут культурные и сек­суальные революции. Это у особи, а что же у населения? Религиозные и родовые табу теряют силу и даже смысл у большинства населения. К тому же ни один государственный деятель, ни одна партия, имеющая заметные рычаги управления человечеством, не ставит своей основной задачей спасти это человечество, продлить его историческую жизнь. Своекорыстные или корпоративные интересы и цели преобладают в системе управления.

На этом печальном и даже устрашающем фоне отдельные группы людей пытаются улучшить экологическую ситуацию и продлить биографию человечества.

Их действия, хотя и направлены к одной цели, все-таки хаотичны и не организованны. Принять какую-либо разумную планетарную программу они, конечно, могут, но реализовать ее им не по силам. Всегда есть мощное противодействие целых организаций, оберегающих свои промышленные или сырьевые запросы и имеющих для этого достаточно сильные рычаги воздействия на общество. Так что эти группы «защитников природы», а также антиглобалистов с очень большим трудом, преодолевая сопротивление сограждан, реализуют только свои частные программы. Это, увы, не улучшает общей ситуации и не сдерживает надвигающуюся катастрофу.

И все-таки можно и необходимо создавать хотя бы наброски такой спасительной планетарной программы, убеждать общество в ее необходимости, уповать на то, что она развернется на популяционном, а затем и на биосферном уровне и продлит жизнь человечества. Надеяться остается на то, что человечество успеет запустить такую программу спасения, и тогда будут живы наши дети и внуки. Что же могу в этом смысле предложить я в общеэкологическую копилку идей, ежели таковая появится?

Только некоторое обобщение уже появившихся до меня ценных, но часто разрозненных мыслей, скомпоновав из них общую схему.

Основное положение такой схемы будет следующим:

сохранение своей фауны и, стало быть, своей среды обитания возможно только при выполнении видом, то есть большинством его популяций, экологических правил.

Это не зависит от того, осознаны ли они большинством населения или не осознаны. Важно, что они уже известны. Экологи знают, к чему ведет рост плотности популяции, и если ветеринар будет изо всех сил лечить больных овец, то эколог просто уменьшит плотность отары. Такой несложный экологический способ прекратит эпизоотию, и лечить станет никого не нужно. Итак, все упирается в знания, которые имеет владелец отары. В человеческом же обществе должны иметь знания не только руководители, но и каждый отдельный человек. Он ведь не овца! Часть знаний никогда не будет доступна широкому кругу людей, и вот в этих вопросах должны работать экологические табу. Они могут быть выражены в законодательстве, в экологической этике, моральных принципах, авторитете руководителей. Лучше всего, если они окажутся включенными в культуру, то есть станут аксиоматическими. Ведь стали же аксиоматическими запреты на браки между детьми и родителями или на браки между родными братьями и сестрами.

Для достижения такого массированного направленного воздействия на общество нужны как минимум общественные усилия в трех направлениях:

1) формирование экологической этики и насаждение ее среди населения планеты;

2) введение в культуру экологических правил;

3) планетарное экологическое образование.

Последнее необходимо не для того, чтобы сделать всех учеными- экологами, а затем, чтобы облегчить проникновение экологических правил в культуру, облегчить насаждение экологической этики и, самое главное, – для выращивания руководителей человечества, экологически очень грамотных и направленно старающихся продлить жизнь человечества на планете. Это должна быть их главная жизненная задача, и решение всех государственных и межгосударственных вопросов должно быть подчинено всегда этим приоритетам.

Далее я постараюсь понятнейшим образом разъяснить все три намеченных проблемы.

Этика, экологическая этика, эстетика

«Этика это философская наука, объектом изучения которой является мораль. Этика выясняет место морали в системе других общественных отношений, анализирует ее природу и внутреннюю структуру, изучает истоки развития нравственности, теоретически обосновывает ту или иную ее систему» (БСЭ. Т.30. с. 859). Стало быть, этика не имеет смысла нигде, кроме тех систем, в которых присутствуют отношения между людьми. В компетенцию этики входит разграничение добра и зла, дабы затем обнаруживать в человеческих отношениях добро или зло, помогать утверждать первое и способствовать искоренению второго.

Как я уже не раз говорил, в дикой природе отсутствуют категории «добра» и «зла», «вредного» и «полезного». В природные взаимодействия их вводит человек, руководствуясь только степенью своей осведомленности об этих процессах, а также примеряя свои этические нормы к увиденному и истолкованному. Так, Даниил Андреев предлагал особо внимательно изучать проблемы, связанные с искусственным ослаблением в животных хищного начала, что, по его мнению, приведет к совершенной идиллии в наших городах. Там будут, ласкаясь к человеку, в мире и дружбе между собой жить и резвиться медведи и тапиры, зайцы и леопарды. Я тоже не против всеобщей дружбы, но такое возможно только в виртуальной реальности. Тем не менее, и это не подлежит обсуждению, человеку должно быть присуще доброе начало и, безусловно, необходимо стремиться к сокращению у него злых устремлений. Другое дело, что «добро» и «зло» изменчивые моральные субстанции. Отнесение отношений или действий к той или другой категории в разных ситуациях, обществах и даже географических зонах может сильно меняться. Однако, по-видимому, всегда, с самых ранних этапов возникновения человечества и его культуры, аморальным являлось дурное отношение к живому.

Для выяснения собственного отношения к развивающейся сейчас экологической этике мне нужно как-то разграничить и уточнить существующие сейчас направления в ней. Для этого я воспользуюсь работой В. Е. Борейко «Прорыв в экологическую этику» (1999). Вот выделенные там направления.

Земельная этика призвана регулировать отношения человека с землей и организмами на этой земле. Этика в экологическом смысле здесь по мысли авторов, – это ограничение свободы действий человека в борьбе за существование. Основатель этой этики - Олдо Леопольд.

Здесь этические принципы наиболее фундаментально обоснованы с экологических позиций, и это заставляет задуматься над тем, что ни одно существо на планете не ограничено в свободе своих действий, и только человеку необходимо определенное ограничение. Оно продиктовано наличием у человека, по сравнению с другими живыми организмами, двух новых свойств – значительной разумности и избыточно сильного воздействия на свою среду обитания. Первое должно сдерживать второе, дабы оставалась возможность для этого вида жить на планете.

Этика А. Швейцера – благоговение перед жизнью. Добро – то, что служит сохранению и развитию жизни, зло есть то, что уничтожает жизнь или препятствует ей. Альберт Швейцер не принимал во внимание надорганизменные системы.

В столь общей форме, на мой взгляд, невозможно представление о «добре» и «зле». Перед таинством жизни всегда будет благоговеть разумное существо, возможно, даже тогда, когда разгадает суть этого таинства. Добро же и зло необходимо определить с экологических позиций, только тогда они станут инструментами экологической этики.

Экоцентристы и биоцентристы считают, что Природа – это целостный процесс жизни, который необходимо сохранять ради идеи того, что природные системы обладают присущими им ценностями независимо от человеческих ценностей. Именно человеческие ценности должны согласовываться с природными, а не наоборот.

Последнее принимается мною без возражений. Как только мы убираем человека из центра Вселенной и ставим его на его экологическое место в биосфере – он один из консументов со своими особенностями и интенсивностью деятельности.

Сторонники «глубинной экологии» не желают рассматривать природу просто как источник ресурсов для человека. Многие из них отрицают особую важность человеческого вида, считая его просто одним из многих видов, населяющих планету. Так что жизнь человеческая не более важна, чем жизнь любого другого существа, а здоровью биосферы следует оказать предпочтение перед благом человечества.

Все это в основе своей не противоречит предыдущим утверждениям. Если задуматься о смерти как происшествии в бытие индивидуума, то гибель человека для самого погибшего не более значима, чем гибель коровы для самой погибшей. В обоих случаях прервалась жизнь. Предпочтение же здоровья биосферы благу человечества экологически совершенно разумно, но это в большой мере тавтология.

Одно из направлений в экологической этике – «освобождение животных». Эти заботятся о сохранении благополучия отдельных животных (не популяций). Моральные права, по их мнению, есть у животных, но отсутствуют у растений и неживых объектов. Причем эти права у животных точно такие же, как и у человека.

Моральные права с точки зрения экологической этики, по-моему, проще всего сформулировать так: каждый вид имеет свой набор требований к среде. Удовлетворяя их, он реализует свое существование, то есть у него имеются вполне определенные моральные права на удовлетворение своих потребностей. При расширении экологической ниши, вид увеличивает сумму своих моральных прав. Что касается самого механизма осуществления этих прав, то он определяется функцией вида в экосистеме. Заяц должен грызть живую веточку ивы, а хорек – поймать живую мышь и ею насытиться. Растения же, как продуценты, должны создавать органическое вещество и насыщать им растительноядных животных. Если вещество, созданное растениями, не найдет своего потребителя, то такое растение скорее всего погибнет.

Космоцентризм считает, что мир является самоценным сам по себе и человек не имеет права решать, каким быть миру, наоборот, мир решает, каким быть человеку.

Это положение уже обсуждалось выше, и можно только повторить, что интересы биосферы превалируют над интересами любого вида в ином случае отпадает необходимость сочинять этические правила в системе, существование которой быстро закончится.

Теоцентризм акцентирует свое внимание на человеческой ответственности за судьбу биосферы перед моральной инстанцией, которая стоит над человеком.

На мой взгляд, это замечательное положение как для верующих, так и для атеистов. Оно универсальный запрет вседозволенности, вечно предупреждающий любого человека о том, что все его действия имеют последствия, небезразличные для него самого.

Многие религии мира содержат в своих текстах экологические правила и тем самым вводят их как обязательные в образ жизни своих верующих. Правила эти могут быть и иносказательные и сформулированные в лоб. Некоторые из них с точки зрения экологии затрагивают биосферные процессы, совершенно корректно их толкуя. Почти все обитатели христианского мира помнят совет Иисуса Христа2 о том, что жить нужно как птичка божья, сегодняшним днем, не создавая запасов. Об этом же и народная мудрость замечает, мол, нажитое и запасенное с собой в могилу не возьмешь. Эта же странная, на первый взгляд, мысль присутствует и во многих первобытных религиях, не рекомендующих своим верующим создавать запасы пищи. Выше уже был эпизод из миссионерской жизни Альберта Швейцера в Ламбарене на сходную тему. В чем же экологический смысл этого? Их даже два.

Во-первых, всякий запас ресурса неминуемо соберет около себя потребителей и съест его самый конкурентоспособный. Таким редко оказывается тот, кто запасал. Стало быть, запасая на будущее, всего вероятнее, запасаешь не для себя.

Во-вторых, кругооборот вещества в биосфере и любой из экосистем требует слаженной работы всех ее составляющих. Если же оказывается и даже нарастает запас какого-то ресурса, это означает, что соответствующие потребители не справляются со своей работой. В этом случае оборот замедляется, более того, могут возникнуть серьезные нарушения в функционировании биоценоза или биосферы в целом.

Вспомним, с чем сопряжены в нашей биосфере появления запасов каменного угля? Конечно, с планетарными биотическими катастрофами. Поэтому-то огромные массы растительной органики так и остались ни- кем не утилизированными.

Кругооборот вещества не должен давать сбои, иначе экосистема погибнет. Выходит, что очень правильная жизненная стратегия у божьей птички.

Биоэтика – направление, связанное с проблемами использования методов генетической инженерии, то есть обращение с человеком как биологическим существом (гибриды с животными, аборты, клонирование и пр.).

Эти проблемы не оценены человечеством и в экологическом и в биологическом смысле, так что этическая их оценка кажется мне преждевременной.

Этика, как свод моральных правил общения между людьми и оценки их деятельности в экологическом смысле, тоже должна быть разумной. Она может быть направлена на достижение наибольшей пользы в общении, в чем бы такая польза ни выражалась.

Это, может быть, улучшение здоровья, увеличение долголетия, улучшение настроения, то есть любая сторона житейского благополучия. Мир этики плоскостной, все ее правила разворачиваются только между людьми. С точки зрения эколога, это внутрипопуляционные и внутривидовые отношения. Однако внешний мир – планета, галактика, вселенная устроен значительно сложнее и разнообразнее. В его структуре люди со своей системой отношений занимают весьма скромное место. Мне кажется, это и послужило побудительным мотивом попыток создания этических конструкций, включающих, по возможности, все биосферное разнообразие. Когда же стремление к обобщению усиливается, то появляются попытки создания общепланетных, а то и вселенских схем. Общая ошибка таких построений в том, что все они делаются с точки зрения индивидуума, все оценки морального плана личностные, а не общественные. Общественные же, нравственные оценки неминуемо вступают в противоречие с моральными. Преодолеть это, наверное, возможно, только конструируя сразу несколько разделов экологической этики, каждый из которых соответствует определенному уровню организации живого.

Здесь опять приходится вспомнить о различиях закономерностей на разных уровнях организации живого, и потому в разных разделах экологии. Отсюда неизбежное различие представлений и различие сути этических понятий добра и зла, полезности и вредности, красоты и безобразия.

Прежде чем далее углубляться в эколого-этические вопросы, необходимо разобраться в эстетических3. Здесь, видимо, можно обойтись без сложных многоуровневых схем. Эстетические нормы, сложившиеся в обществе в огромной мере влияют на этические построения. Ведь у человека проявляется различное отношение к тому, что он считает красивым, и к тому, что он считает некрасивым. Люди, как правило, не связывают красивое с функциональным. Нередко можно услышать определение красоты как наиболее полного воплощения идеи. Красивый человек – это тот, в котором сама идея человека реализована с максимальной полнотой. У него замечательные человеческие качества, правильные, одухотворенные черты лица, гармоничные движения, приятная для большинства людей манера поведения и общения. Конечно, идея розы наиболее полно воплощена в ней самой, и если нет изъянов в цветке, то роза прекрасна. Никто не станет отрицать и того, что идея таракана наиболее полно воплощена именно в этом насекомом. Таракан, безусловно, красив. Уродливым его считают только потому, что в нем совершенно отсутствуют человеческие черты и яркая окраска. Нужно, однако, заметить, что если в человеческом обществе сохраняются и живут наряду со здоровыми множество больных, увечных и немощных людей, то в диких популяциях животных этого нет. Там быстро гибнут все имеющие наружные или внутренние отклонения от нормы, оставшиеся же особи все без исключения прекрасны.

Накладывает свой отпечаток на эстетическое восприятие и чувство брезгливости, имеющееся у каждого человека. Именно поэтому во многих случаях в определении красивого и некрасивого может решающее влияние иметь среда, окружение объекта. Прекрасная бабочка, порхающая над красивым цветком, вдвойне прекрасна. Черный сверкающий жучок-карапузик чудесной законченной формы и удивительной полировки не вызывает восхищения, ибо ползает в навозе или среди падали. То же и замечательно блестящая изумрудным металлическим блеском мясная муха на нашей помойке. Не оцениваем мы ее саму по себе, обязательно накладывает свой отпечаток на наше восприятие окружение этой роскошной мухи. Не помогут полюбить такое сочетание и полотна экспрессионистов. Как правило, не в состоянии преодолеть человек сложившиеся в его культуре отношения к различным объектам в зависимости от их цвета, запаха, консистенции и самое главное – полезности.

Итак, эстетические затруднения теоретически решить возможно, если убедить людей в том, что все живущие организмы красивы, так как остальные просто нежизнеспособны, и мы их практически не встречаем в природе. Иное дело – домашние животные и растения. Здесь все как у людей старательно поддерживается жизнь многих уродливых форм.

Мы живем в необыкновенном мире, это и мир природы и одновременно наш, собственноручно построенный «самодельный» мир. Эта двойственность, естественно, вносит сильное искажение в наше восприятие действительности, поэтому прежде чем далее углубляться в этические вопросы, чуть вернемся к соотношениям этики и экологии, этики и экономики.

Противоречия

Экономические положения и догматы, как правило, противоречат этическим. Попробую снять это противоречие, для чего напомню самое начало наших рассуждений.

Вспомним, у каждого вида в биосфере своя экологическая или планетарная роль. Сумма всех жизненных усилий видов, выполнение ими своей «работы» и составляет функционирование биосферы. Есть ли смысл поэтому выявлять и доказывать экономическую выгоду для отдельных видов и именно таковым предоставлять наибольшее благоприятствование? Об этом в начале века очень убедительно говорил Олдо Леопольд (с ним мы уже познакомились выше), основатель земельной этики. Если вид существует, значит, он выполняет свою необходимую роль в биоценозе, его «работа» включена в обязательную сумму усилий по созданию и поддержанию кругооборота вещества. Решив убрать экономически невыгодные для нас, да и просто безразличные в этом смысле виды из биоценоза, мы неминуемо разрушим эту устойчивую систему. Собственная экономическая цель нами тоже не будет достигнута. Экосистема это так или иначе упрощенная модель биосферы. Устремления человечества направлены как раз на перестройку биосферы в ноосферу. Результаты его трудов уже давно ощутимы и для него самого. В чем же дело? Почему не реализуются столь благие намерения?

Вопрос уже давно имеет ответ. При столь удивительной реконструкции биосферы нарушается не только видовое разнообразие, но и многие пищевые цепи, а значит, и основные соотношения продуцентов, консументов и редуцентов. Последнее является основой кругооборота вещества на планете. Биосфера – отлаженный за многие миллионы лет механизм, и произвольно изменять соотношение его частей нельзя. Я уже немало говорил о конструктивных недостатках утопии, называемой ноосферой.

Пока все участники биосферы (виды организмов) выполняют свою работу, имеют соответствующую необходимую для своих биоценозов численность и массу, сложный биосферный механизм работает без особых сбоев. Изымая, произвольно (из экономической необходимости) изменяя численность и массу отдельных видов, мы вмешиваемся в биосферные процессы, затрудняя их реализацию. Усиление вмешательства ведет к учащению катастроф, нарастанию экологических бедствий.

Итак, установить, какой из видов нам (и одновременно биосфере) более необходим, а каким можно пренебречь, мы не в состоянии. Экологический опыт убеждает меня, что экономически выгодны все существующие виды вспомним комара. Наилучший же отбор производит сама природа, освобождаясь временами не только от отдельных видов, но и от целых фаунистических комплексов. Отсюда следует, что довод об экономической выгоде не является существенным. Им вполне можно пренебречь. Так мы снова можем примирить экономические соображения с нравственными.

Во времена Цезаря была своеобразная структура биоты Западной Европы, с тех пор многое изменилось, биота стала иной, но по-прежнему имеются плодородные почвы, на них живут растения и животные. Стало быть, биота приспособилась к воздействию цивилизации. Так ли это? Именно перенаселенная Европа первая почувствовала на себе катастрофическое воздействие внешней среды. Именно здесь прошли в средние века громадные эпидемии. Здесь же на протяжении многих веков идут наиболее опустошительные войны. Европа тем не менее жива и внешне выглядит процветающей, но ведь общеизвестно, что ее процветание обусловлено в большой мере перемещением потоков вещества из других территорий планеты. Эта местность давно живет дотациями от всего остального мира, используя плоды своей цивилизации: хорошие коммуникации, прекрасную перерабатывающую промышленность, хорошо обученных специалистов. Последние перемещаются по различным странам и тоже способствуют поступлению в Европу изрядного потока материальных благ. Невозможно уже считать Европу самодостаточной территорией в биосфере планеты. Ее биоценотическая целостность и стабильность давно подорваны цивилизацией.

Вернемся же к экологической этике. Посмотрим на разнообразные организмы с точки зрения их прав и обязанностей. И тут выяснится, что права в биосфере присвоил себе всего один вид, причем права эти у него никем и ничем не ограничены. А кроме того, он распространил их на все остальные виды планеты. Очень странная этическая система, в которой у одного участника есть права, а у более чем миллиона остальных только обязанности. Я не говорю здесь о равноправии и не ратую за него. Все мы знаем, к чему ведет уравнивание. И тем не менее считаю, что экологическая этика предполагает для каждого организма специфические права. Следствием этого должно быть уважение человеком прав окружающих его организмов.

Итак, как уже говорилось, у каждого организма человек должен уважать права каждого организма: на ресурс, на специфическую деятельность, на занимаемое пространство и пр. В результате человек будет наконец включен в систему взаимных обязанностей обитающих совместно организмов. Это поможет ему отказаться от чисто утилитарного взгляда на свое природное окружение. Только в этом случае нормализуется положение человека в экосистеме, и это его новое положение будет способствовать продлению существования в ней человеческого рода.

Заключим наш краткий экскурс пожеланием основателя земельной этики Олдо Леопольда, которое он адресовал всем людям: «Чтобы открыть дорогу становлению этики, достаточно просто перестать считать бережное обращение с землею чисто экономической проблемой. Рассматривая каждый вопрос, ищите не только то, что экономически выгодно, но и то, что хорошо этически и эстетически. А хороша любая мера, способствующая сохранению целостности стабильности и красоты биотического сообщества. Все же, что препятствует этому дурно». (О. Леопольд, 1983. С.221).

К этому можно добавить экологическую целесообразность. Внешность и особенности поведения животного могут не соответствовать этическим нормам человека, что не может быть причиной преследования и даже уничтожения их. Как в рассмотренных примерах с тараканом или мухой.

Кроме того, смысл человеческого существования нельзя сводить лишь к поступательному процессу, ведущему личность к более высокому материальному состоянию. Прогресс – это не самоцель. По мнению В. А. Кутырева, цель для человека сам человек, сохранение его как формы бытия, меняющейся, в пределах своего качества. Эта философская ориентация в настоящее время очень актуальна. Из нее следует необходимость сохранения природы, не единственно из-за полезности для человечества, а из уважения к самой Природе, к ее праву на существование. Отсюда же следует и то, что научно-техническая активность человека не может быть безграничной, не соотнесенной с его жизненной основой. А стало быть, возникает нужда в развитии экологической этики, ибо самоценны каждая форма, каждый уровень бытия в нашем мире.

Вот мы и добрались до сути вещей. Оказывается основу экологической этики можно обозначить как некое равноправие разных жизненных форм. До сих пор считалось вполне нормальным использование человеком любых форм жизни. Не этичным признавали использование одним человеком другого. Казалось естественным, что у человека есть права, а другим формам живого эти права и вовсе не нужны. Разрабатывая экологическую этику, придется изначально наделить все формы жизни правами. Права эти будут различны, как различны и их обладатели, но у каждого вида они должны быть и должны соблюдаться людьми. Экологическая этика и научит человека уважать права всех живых существ, сопутствующих ему на планете.

О возможности гармонично вписаться в биосферу

Вот теперь уместно углубиться в экологическую этику. Она для меня является перечнем этических и нравственных правил, не противоречащих экологическим законам и помогающих человеку жить в согласии с природой, а человечеству продлить свое существование на планете. Остается эти правила сформулировать, предварительно сделав краткий обзор человеческих проблем.

Итак, проблема выживания человечества прежде всего связана с сохранением среды обитания, то есть биосферы. Для ее сохранения необходимо коренное изменение поведения человека, выработка стратегии и тактики его действий на планете. Нужно стараться жить так, чтобы местообитание изменялось минимально и в сторону улучшения качества жизни. Это не новая стратегия жизни, ее используют все животные на планете. Человеком такое может быть достигнуто, например, при всеобщем осмыслении экологических начал и последствий. Теоретически это возможно4. Практика же предполагает, что следующий обязательный шаг – всеобщее применение в быту экологических правил.

Когда нет другого выхода, остается единственный авторитарный способ, когда обществу сверху задаются правила поведения и жизни. Контролируется их выполнение всем обществом. В человеческой культуре такое не раз встречалось, и мы рассматривали это на примере «тотема» и «табу». Экологические правила вырабатывались много столетий и помогали племени выжить. Каждый член племени точно знал, какие действия повлекут за собой общественную беду. Правила жизни запечатлевались им в детстве с помощью направленного воспитания и в дальнейшей жизни он им кабально следовал. Поэтому внутри племени царила свобода, ничего не достигалось насилием или диктатом. Если один из членов его в своих действиях выходил за установившиеся общественные нормы (социальные, экологические, экономические), то он скорее всего погибал, так как его действия оказывались не совместимыми с его же жизненными установками. Примерно так же все высшие животные готовят к жизни свое потомство. Они в соответствующие чувствительные периоды развития молодых наделяли их важнейшей информацией о правилах жизни – экологических и этологических.

Подобная модель жизни древних общественных групп мне представляется гармоничной. Но к нашему времени очень сильно изменилось само понятие «свобода». Власть имущие стремятся манипулировать обществом в своих целях, что проще всего достигается запугиванием и оболваниванием граждан. Граждане же хотят выкроить свою личную свободу за счет соотечественников, что по большей части оборачивается вседозволенностью. И те, и другие менее всего пекутся об общественном благополучии и безопасности. Ощущение же взаимосвязи с природной средой у современных людей и вовсе утеряно в силу техногенной направленности развития культуры. Наибольший комфорт уже давно создан в городах и все более повышается. В результате большинство членов общества понимает свободу как свободу своих желаний. Это означает, что они не признают того, что личная свобода несет насилие и разрушение для группы, для соседних личностей, для общего местообитания.

Не ведает уже современный человек, что он животное общественное, тактика и стратегия жизни которого жестко подчинены интересам его группы. Цивилизованный человек все сильнее теряет жизненно важную информацию о себе самом, а правителям тактически выгодно ее скрывать, потому что разделенное общество с агрессивными борющимися индивидуумами удобно для управления. Вспомним принцип – «разделяй и властвуй». Стратегически же правитель проигрывает, ибо такая общность не может существовать долгое время, она не устойчива.

Складывающаяся в настоящее время ситуация, действительно, угрожающая в экологическом плане, требует серьезного осмысления и вполне планомерных действий. Отдельные выкрики, приводящие только к запугиванию обывателя, о планетарных катастрофах, существенных результатов не дают. Это сродни религиозным предреканиям конца света. Смертного человека способна испугать разве что угроза немедленной гибели. Все это заставляет искать выход из тупика. Один из таковых новые взгляды на природу, на ценность организмов.

Совокупность новых этических взглядов на дикую природу, на роль в ней человека, на перспективы выживания его на планете вылились в стройное учение, которое называется «Прежде Земля!». Основные его принципы сформулировал американский природоохранник Дейв Формэн (цит. Борейко, Поминова, 2000). Вот они:

1. Во всех решениях, даже если это идет вразрез с благом людей, в первую очередь следует руководствоваться благом Земли.

2. Не считать людей мерилом ценности других. Индивидуальная жизнь человека имеет не больше внутренней ценности, чем жизнь индивидуального медведя.

3. Все живые существа, сообщности обладают внутренней ценностью и подлинным достоинством.

4. Дикая природа – это реальный мир, а наши города, компьютеры, вся деловая цивилизация – всего лишь искусственные и преходящие явления.

5. Необходимо общее признание того, что на Земле слишком много людей.

6. Нужно подвергать сомнению, и даже антипатии «прогресс» и «технологии», ибо с ростом цивилизации мы больше теряем, чем приобретаем.

7. Придется отказаться от рассмотрения рациональности, как единственного способа мышления.

Видимо, действительно настало время предложить обществу некие правила, выполнение которых каждым его членом обеспечит ослабление нагрузки на среду обитания человека, позволит дольше сохранить жизнеспособность этой среды, а следовательно, и самого человека. В давние времена Господь регламентировал социальную жизнь людей, послав им правила общения в виде своих 10 заповедей. Он передал их Моисею, а далее многие века церковь рекламирует эти правила, и родители воспитывают по ним своих детей. Вот уже третье тысячелетие помогают они жить человечеству, правильно строить взаимоотношения между людьми. К сожалению, до сих пор не сформулированы подобные же правила, регламентирующие взаимодействие человека с окружающей Природой. Если он и далее будет жить в биосфере безо всяких правил, сохраняя полный произвол в своих действиях, то изменит свою среду обитания, сделав ее совершенно непригодной для себя самого. Никакие «ремонты» среды с помощью природоохранных мероприятий здесь не помогут. Никто не может качественно восстановить природу, кроме ее самой. И еще, каждый человек живет не в биосфере, а в конкретном месте в районе, ландшафте, природной зоне. Правила для него поэтому тоже должны быть конкретны. Нет смысла ориентировать их на биосферные явления или преобразования. Вспомним, особи живут в жилищах и около них, популяции обитают в биотопе, образуя биоценозы и экосистемы. Виды живут в биосфере, заселяя свои ареалы и формируя фауны. Стало быть, особи в биосфере не живут, но от их совокупных действий зависят сохранение биотопов, экосистем, да и биосферы в дальней перспективе.

Давно настало время сформулировать правила общения человека со своей средой обитания, а иначе 10 заповедей Господних в очень скором времени потеряют своих исполнителей. Как я уже говорил, необходима глобальная экологическая программа, включающая направленное образование и воспитание населения, а также разработку соответствующих запретов и ограничений. В основу такой программы должны быть заложены идеи, сформулированные многими современными экофилософами и особенно положения учения «Прежде Земля!». К ним могут быть добавлены следующие социально-экологические правила, которые должны быть понятны для любого человека и заложены в него ранним экологическим воспитанием. Только тогда они станут выполняться подавляющим числом людей и помогать нормализации отношений в системе «Человеческое общество Природа».

Вот проект таких социально-экологических правил:

 

1. Не убивай просто ради убийства.

2. Не убивай сверх необходимого, то есть более того, что нужно для пропитания или спасения.

3. Не убивай даже при необходимости, если это может угрожать производству твоей пищи. Подумай о детях и внуках.

4. Оставь свою смену на земле, но не старайся вместо одного себя оставить двух-трех.

5. Помни, что избыток жизненных благ уместен только в информации, культуре и искусстве, пищевые и комфортные излишества опасны человечеству

6. Свои вещи делай настолько долговечными, чтобы они служили и детям и, по возможности, внукам.

7. По возможности не нарушай почвенный слой, сохраняй территорию, на которой ты живешь, с ее почвенным и растительным покровом.

8. Используй для жизни местные ресурсы, особенно те, которые сам можешь создать или добыть. Строй свое жилище из окрестных материалов.

9. Живи так, чтобы не скудела природа вокруг тебя, каждая ее потеря – это предостережение для тебя и твоего рода. Живи по экологическим законам, познавай их.

10. Оставь своему потомству те полезные для сохранения его жизненной среды навыки, которые имел и приобрел сам.

11. Не оставляй после себя долгоживущих или даже «вечных» отходов. Думай о своих внуках, а не об «археологии».

12. Старайся передвигаться только на те расстояния, которые можешь преодолеть собственными физическими усилиями.

 

Давайте рассмотрим каждое из этих правил и выясним, какой экологический смысл они несут. Тогда будет более понятна необходимость людям руководствоваться такими правила в своей жизни.

1. В живой природе хищник не убивает бессмысленно, любое убийство у него направлено либо на собственное выживание, либо на сохранение и преумножения корма для потомства. Происходящие в природе убийства соплеменников в любовных поединках или при конкуренции за территорию крайне редки, их можно расценивать просто как несчастные случаи.

2. Убийство сверх необходимого – создание запасов, это противоречит экологическим правилам. Запас ресурса – это неизрасходованный ресурс, то есть его избыточное количество. Избыток любого ресурса привлекает специализированного потребителя. Мы накапливаем зерно и тем самым привлекаем большого специалиста по этому продукту – жука- зерновку. Он расправится с нашими запасами гораздо более эффективно и быстро, чем мы сами. В природе кругообороты вещества не должны останавливаться, такая остановка – это гибель живой системы.

3. Вспомним опыт народов-охотников, они соизмеряли свою добычу с числом людей в племени. Если добычи становилось мало, племя на некоторое время прекращало размножение. То есть поддерживалось соответствие потребителей мяса с количеством охотничьих животных в каждом сезоне. Численность любого вида подвержена динамике, древний охотник подстраивал к динамике численности кормовых животных динамику собственного племени. Мало добычи – меньше охота, уменьшение собственного деторождения. Если бы он этого не делал, то неминуемо уничтожал бы своих кормовых животных полностью, а из-за этого сам вымирал бы от голода.

4. Наиболее безболезненный способ привести в соответствие численность человека с емкостью его ресурсной базы на планете – сознательная регуляция количества людей. В настоящее время число людей на земном шаре многократно превышает норму для этого вида, что ведет к стихийным сокращениям их числа – эпидемии, войны, терроризм. Человек вполне может справиться с проблемой без насилия над своими особями.

5. Избыточный принудительный комфорт ослабляет организм, это начинают понимать многие горожане. С автоматизацией производства у людей высвобождается все больше времени для отдыха, и при увеличении комфорта в собственном жилище люди все менее склонны их покидать. Здесь-то избыточный комфорт и оказывается причиной множества заболеваний, причиной ожирений, атрофии мышц и сокращения человеческой жизни. В то же время избыток информации, культуры, искусства –это «питание» нашего большого мозга, смысл его существования.

6. Этот принцип экономии уменьшает нагрузку на природную среду, дает ей больше возможностей для саморазвития и восстановления. Он не соблюдается, потому что стратегия общества потребителей всегда направлена на быстрый оборот необходимых для жизни предметов. Это стимулирует нарастающую интенсивность их производства и создает неоправданное жизненной необходимостью растрачивание природных ресурсов. Есть у этого принципа и социальный, даже культурный аспект: привычные вещи, имеют свою историю, этим определяется их моральная ценность. В них сохраняется опыт предков.

7. Разрушение почвы, сведение растительного покрова это наибольшие опасности для животных (консументов), которые угрожают их жизни. Почва чрезвычайно медленно восстанавливается, ее плодородие обеспечивает рост растений. Растительный покров это всегда основа жизни.

8. Животные наиболее приспособлены к местным ресурсам, экзотическая пища хуже усваивается и часто оказывается вредной для организма. Каждый организм адаптирован именно к тому биоценозу, в котором он проживает. Добыча ресурсов вдали от жилища – это энергетически слишком затратное действие, оно неоправданно увеличивает стоимость жизни особи.

Перемещение ресурсов для постройки жилья, перемещение их на большие расстояния – это огромные потери энергии, что так же экологически неоправданно, как и любое другое расточительство.

9. Это стратегия и тактика жизни любого организма. Дикие копытные способствуют лучшему возобновлению растительного покрова. Хищники не дают создать жертвам избыточную плотность и погибнуть от голода или болезней. Они исключают старых, больных, уродливых животных. Если в биоценозе начинают исчезать виды организмов, то в результате этого процесса преобразуется весь этот биоценоз, сменится другим в ряду экологической сукцессии. Так что исчезновение любого вида уже меняет среду обитания и влечет за собой исчезновение следующего вида и замену его другим. Так в процессе эволюции сменяли друг друга целые фаунистические комплексы. Сохранение состава сообщества – это гарантия сохранения любого вида в нем.

Живи по экологическим законам, иначе будут коротки дни и твои и всего человечества. Для выполнения законов необходимо не только знание их, но и запечатление в соответствующий чувствительный период. Только тогда человеческая особь будет обязательно следовать таким законам, решая в их пользу спор о том, что важнее экологическое благополучие или социальная выгода.

10. Каждое животное системой направленного воспитания передает свои приобретенные навыки потомству, сверх тех, что детеныши получают наследственным путем. Этот принцип является залогом продолжения жизни любого вида животных на Земле, нет причин отказываться от него и людям. Такие навыки должны оставаться в культуре. Однако в культуре горожанина большая часть этих навыков теряется, потому что родители считают приоритетным для своих детей передачу только социальной информации. В этом случае вся экологическая часть для ребенка теряется, и он оказывается совершенно неподготовленным к жизни в биоценозе, к правильному общению с другими окружающими его живыми организмами. Так формируется человек разрушитель собственной среды.

11. Накопление мусора, трудно разлагаемых или вообще не разлагаемых отходов нарушает оборот вещества в экосистеме. Нарушается естественное соотношение продуцентов, консументов и редуцентов, скапливаются вещества, вредные и токсичные для организмов. В такой экологической системе становится все более затруднительным выживание для многих ее видов. Человек не исключение из правил, он раньше других, менее сложных организмов начинает погибать среди отходов собственной жизнедеятельности.

12. Использование любых механических транспортных средств – это энергетическая субсидия. Для этого создаются машины и механизмы, добывается и переносится на большие расстояния топливо для них. Все это многократно и не всегда оправданно увеличивает затраты на жизнь особи, нарастает потребление энергии, и человечество становится своеобразным «энергетическим паразитом» в биосфере. Для получения энергии во все большем количестве приходится увеличивать эксплуатационную нагрузку на свою среду обитания и интенсивнее разрушать ее. Сумма таких затрат может оказаться настолько велика, что погубит человечество.

Вот не полный перечень возможных жизненных указаний для каждого члена человечества. Они модифицируются в зависимости от того, где живет человек, какое место он занимает в людской иерархии. Нужно помнить, пока выполняется житейское наблюдение о том, что «в старину всего было больше» происходят ощутимые нарушения нашей биоты.

И еще, Олдо Леопольд в своей последней книги, которая называлась «Экологическая совесть» отмечал, что «для определения достойного межчеловеческого поведения понадобилось 19 столетий, и процесс этот еще не завершен; чтобы развить достойный кодекс отношений типа «человек – земля» может понадобиться не меньший период».* Остается надеяться, что человечество имеет в запасе такое время. Я же считаю, что те мощные орудия воздействия на Природу, которыми обладает человек и та интенсивность, с которой он применяет эти орудия, лишают его шансов выработку достойного кодекса. Если не принять меры в этом веке, то он может оказаться последним для нашего вида.

А где же любовь? Спросит встревоженный читатель, воспитанный на религиозных заповедях. Да, любви в этих уложениях как будто не просматривается, но ведь нет и запрета на это чувство. Все, кто может испытывать любовь, – счастливцы. Им здорово повезло, и они, конечно, будут лелеять ее у себя и по возможности передавать детям. Любовь ук-

___________________

* Цитируется по книге Родерика Неша «Права природы.История экологической этики» (1988)

рашает и продляет жизнь, помогает пережить трудности и сделать правильный выбор в сложных ситуациях. Человек более прочих животных наделен этим чувством, но, руководствуясь им единственным, на планете не выжить.

Самая древняя и страшная угроза для человечества на протяжении тысячелетий, как и для любого вида консументов на Земле, это угроза голода. Только решив проблему голода, стоит задумываться о галактических, космических прочих ролях, отводимых человеку писателями- фантастами. Сытый человек может и пофантазировать на разные темы.

Безусловно, привлекательны для людей и проблемы комфорта. Их решение связано со способами перемещения в пространстве, обеспечении оптимального микроклимата, занятости, развлечений, развитие материальной и духовной культуры. Все проблемы комфорта и перемещений могут быть решены, но потребуют огромного расхода энергии. Угроза энергетического кризиса человечества впечатляюще показана в книгах Н. Н. Моисеева, С. Забелина и многих других авторов. Как крайний случай рассматривается человеческое общество в виде энергетического планетарного паразита, которого биосфера стремится стряхнуть с себя. Эта же тема звучит лейтмотивом в отчетах Римского клуба. Что касается развития духовной культуры, интеллекта, то здесь бесконечное поле деятельности и безбрежные перспективы, причем без малейшего ущерба для биосферы.

Вернемся еще раз к экологическому смыслу предлагаемых правил. Сгруппируем их по биосферной направленности.

1, 2, 3 правила направлены на сохранение видов и количества организмов. Если сюда добавить правила 8 и 9, эта вновь образованная группа позволит человеку лучше вписаться в свой биоценоз.

7, 10 и 11 правила направлены на сохранение экосистемы, в которой живет человек. Экосистемными можно назвать 6, 8 и 12 правила, они обеспечивают сохранение энергии и энергобаланс в экосистемах.

Правила 5 и 10 дают возможность накопить полезную популяционную информацию. Правило 4 единственное в перечне касается регулирования численности в собственной популяции. Это положение в последнее время является ключевым и наиболее трудно решаемым. В разных формах об ограничении численности населения говорят материалы всех природоохранных конференций и форумов начиная с Рио-де-Жанейро (1992), эту же проблему рассматривают все современные натурфилософы. Мое предложение не бесспорно, но реально выполнимо. Причем его не нужно насаждать, ибо в странах, достигших высокого уровня жизни, оно уже давно выполняется само собой.

У неугомонного человечества все время возникает желание перестроить планету, галактику, Вселенную. Оно мучает фантастов, которые справедливо считают, что слишком тяжело летать за тысячи световых лет. Ведь планеты с подходящими для людей условиями так редки! Человек же по-прежнему не собирается самосовершенствоваться ни морфологически, ни физиологически, и даже буйной фантазии писателей не хватает на создание проектов такого самосовершенствования. А жаль! Мне кажется, это был бы шаг в полезную для выживания людского общества сторону.

Экологические традиции в культуре человечества
и возможности их использования

В настоящее время все чаще звучат призывы обратиться к истории человечества, извлечь из опыта предков полезные навыки для сегодняшнего улучшения своей среды обитания.

Схематично эволюция культуры и постепенная утрата в ней экологических черт представляется мне следующей. Во времена язычества, у поздних неандертальцев, далее у кроманьонцев и на ранних стадиях развития у современного человека, было принято отождествление природы с различными сверхъестественными силами. Поэтому именно Природа через посредников – богов играла главную роль в таких верованиях. Отсюда в древней культуре появилось множество экологических правил. Они близки правилам, действующим в естественных популяциях, и их неукоснительное выполнение обеспечивало сохранение природного равновесия в системе «племя и его местообитание». Охотник и собиратель, дабы не прервалась его деятельность, не иссяк его род, должен жить в среде, постоянно снабжающей его ресурсами. Поэтому члены группы должны строить свое отношение со средой таким образом, чтобы всегда было достаточное изобилие, разнообразие этих ресурсов. Отсюда у первобытных племен и отсутствие необходимости запасания впрок. Создание запасов не поощрялось, а напротив, расценивалось как грех. Стратегия жизни направлена на поддержание постоянной ресурсообеспеченности, запасание же одна из форм грабежа среды, а кроме того, запас пищи это всегда приманка для пищевых конкурентов. Следовательно, в древние века существовала определенная жизненная установка: члены племени должны сохранять именно среду для своего благополучия, а не себя в этой среде.

Человек в таком обществе уже не просто хищник, у него множество собственно человечьих качеств, но из природы он пока не собирается уходить и над природой не становится.

С появлением земледельца языческие корни культуры остаются, но заметно ослабляются. Сельскохозяйственная культура нарушила главное правило язычества. Она посягнула на среду, на систему природы, в которой живет человек. Нарушения местообитаний усиливались, и это, наконец, привело к противоречиям между экономическим укладом и религиозным. Языческие корни давали о себе знать. Возникла необходимость восстановить хотя бы некоторое соответствие. С одной стороны, ясно, что среду изменять нельзя, с другой стороны, хозяйственная деятельность требует ее сильного изменения. Может быть, согласиться на изменения при условии, что вновь созданная система станет самоподдерживающейся? Так появляются новые правила взаимоотношения со средой, из которой теперь забирают благ больше, чем необходимо человеку для каждодневного существования. Создается нестабильность, которую стараются компенсировать запасами ресурсов. Соответственно во главу угла этой появившейся (назовем ее крестьянской) культуры теперь поставлено благополучие потомков. Это опять приводит к выработке новых правил существования, чтобы поддерживать гармонию с окружающей средой. Основой этой культуры уже становится не внешнее божество – Природа, а сам человек. Сохранение его обеспечивается постоянством потребностей, а обязанности оформляются в соответствующие постулаты: «не жадничай», «не богатей избыточно», «легче верблюду пролезть в игольное ушко, чем богатому попасть в царство божье». Эти новые правила все еще имеют некоторый экологический смысл, потому что хотя и в другой природной обстановке, но все-таки призывают к сохранению равновесия в природной системе.

В крестьянской культуре, таким образом, уже наметился «уход» из системы природы, правда, с попыткой сохранения природных систем в равновесии, с тем чтобы безопасно использовать их.

И вот на смену крестьянской приходит городская культура с совершенно иными общественными принципами. Главный из них гласит о том, что рост потребностей человека остановить нельзя. Изменился основополагающий постулат, реконструируется и все строение. В прошлом остаются заботы о постоянстве среды и благополучии потомков. Совсем скрываются в глубине веков и остаются только в подсознании граждан представления о человеке как части биосферы. Приоритетное положение этой новой культуры наиболее ярко сформулировал Иван Тургенев устами своего героя Базарова: «Природа не храм, а мастерская, и человек в ней – работник». Природа теперь представляется неисчерпаемой, самовосстановимой, а поэтому и рост потребностей ничем не ограничен. Когда же появляются затруднения с реализацией таких потребностей, то это означает что природа весьма несовершенна. Отсюда и необходимость ее частой реконструкции. Человек заходит в свою мастерскую, засучивает рукава и начинает работать. Убирает леса и делает на их месте пашни, осушает болота и даже моря, проводит каналы по пустыне, поворачивает русла рек, разводит яблони на Таймыре. Он же все может!

Стало быть, изменяется и объект верований. Уже нет божества под названием «Природа», а есть единственное всемогущее божество – человек. Его власть распространена по всему земному шару и даже проникает в космическое пространство. Теперь он представляется в виде вселенского разума, призванного перестроить на нашей планете биосферу в ноосферу. Соответственно воззрениям проповедников и последователей экзотерических учений, если каждый человек – носитель частички вселенского разума, то он может свободно воздействовать силой своей мысли на планету, галактику и даже Вселенную.

Итогом такого направления развития культуры явилась потеря в ней последних экологических черт и усиление нагрузки на среду обитания. Причем сильным изменениям теперь подвергается не только планета, но и околопланетное космическое пространство.

Одним из возможных выходов из создавшейся ситуации может оказаться возвращение к корням, частичное возрождение тех культурных традиций, которые несут в себе экологические черты. Такое возвращение не может быть гармоничным, оно более похоже на всеобщее принудительное обучение старине. Ведь основа старых традиций утеряна вместе с укладом жизни. Тем не менее все, что хоть как-то помогает человечеству сохранить свою среду обитания, спасти ее остатки, должно быть использовано. Именно поэтому так интенсивно развивается Всемирное экологическое движение, создаются культурно-экологические объединения и эколого-просветительские центры, этноэкологические группы и даже фольклорные клубы принимают в этой работе большое участие. Все эти учреждения придают огромное значение так называемой народной экологической традиции для восстановления среды обитания человека.

Правильнее ее назвать средосберегающей традицией. Так обозначают огромный пласт элементов народной культуры, отражающих взаимодействия человеческих групп со средой их обитания. В свое время это были как реально действующие в обществе традиции, обычаи, запреты, так и помогающие им обряды, мифы, поверья, обладающие заметным воспитательным воздействием. Их сохранность различна, зависит она в большей мере от древности той или иной традиции. Посмотрим кратко, как высвечивается экологическая роль человека в этих фрагментах прошлых культур.

Наиболее древние черты это следы тотемизма, сохранившиеся у многих народностей даже в развитых странах мира. Например, в Америке нет собственной экологической традиции, поэтому молодой американский фольклор естественным образом использует черты мировоззрения американских индейцев. Койот, сокол, медведь и другие виды местной фауны издавна почитаются там во многих племенах и даже приходят на помощь индейцам в пору невзгод.

В Старом Свете, а также в Африке и Азии, где древние корни глубже, у местных жителей традиции держатся прочнее. На просторах нашей родины тоже существует множество народов, у которых неплохо сохранились тотемные представления. Так, лебедь считается первопредком бурятского рода галзут, а также эвенкийского рода гольдегир. Традиция почитания праматери-лебедя жива до сих пор. Удача отвернется от того, кто убьет волка – тотемного предка бурятского рода шоно (волков)5.

В России есть как собственно русские экологические традиции, так и множество традиций малых народов. Последние обычно имеют лучшую сохранность они как бы консервируются. Причин тому несколько, но главные из них: изоляция, малые миграции, сдержанная ассимиляция с другими народами, относительно небольшая урбанизация. Все это ведет к большей зависимости от резервов своей небольшой территории и вынуждает к большей гармонии со средой обитания как залогу выживания.

Обряды и поверья связаны с экологическими правилами и тактикой выживания в конкретной среде. На них сказался характер традиционных занятий местного населения. Так, в лесных северных районах со скудными заболоченными почвами население жило, дополняя дарами леса свои малые урожаи зерна и овощей. В озерных районах жили главным образом рыбой и болотной птицей. Отсюда и традиционные, опробованные многими поколениями, сроки рыбалки, охоты, сенокоса, посадки растений, заготовки леса, а также сбора грибов и ягод. Отсюда же и поверья о духах, охраняющих природу. В лесу это лешие, в озерах и болотах кикиморы, водяные, болотницы, в полях и лугах – полевики. Как заметили участники этноэкологической экспедиции И. Зайцева, Ю. Саяпина, К. Котяков (Бюлл. ИСАР, 1999), такие представления, полные мистики и иррационализма, могут являться своеобразными представлениями об экосистеме. Для древних (да и для многих современных) людей экосистемы – это странный мир со своими, подчас непонятными законами. Неосторожное вмешательство в этот мир может принести страшные для человека последствия. Вот и охраняют его удивительные персонажи: добрые, когда жители действуют правильно, и очень злые, если их лесу или болоту угрожают люди.

Подобные представления – это не столько экологическая культура, сколько народная природоохранная традиция. Она направлена на сохранение человеческих местообитаний, на продление жизни своего рода, своих внуков, и именно в родных местах. Так что традиция проистекает из крестьянской культуры и сохраняет она уже сильно измененные человеком экосистемы. К сожалению, первых традиций (оставшихся от охотников и собирателей) практически не сохранилось, а они-то и были наиболее экологическими. Посмотрим, какие же правила общения с природой предлагают нам наши предки.

Часто замечают, что особенно ценны эти правила своей конкретностью, то есть они приурочены к определенной местности и оберегают ее уникальную экологическую обстановку. Так ли это? Я бы разделил все правила на две группы. Первая из них – общие правила, которые можно найти в традиции практически любого народа. Они выражены поверьями и приметами, связанными с определенными видами оберегаемых растений и животных, которые играют особую роль у населения.

1. Охрана святых деревьев и освященных молельных рощ.

2. Охрана озер и источников.

3. Охрана мест славы героев эпоса.

4. Ограничения на добычу определенной растительной и животной продукции

5. Восприятие себя частью окружающего мира.

Назову несколько известных мне мест, где такие общие правила сохранились до сих пор в обычаях, обрядах, запретах. В России это Поволжье, поморские и марийские деревни, целые регионы Бурятия, Якутия, Эвенкия; это страны Средней Азии, Индия, Индонезия и многие другие края.

В каждой местности существуют и свои правила, доставшиеся нам от предков и связанные уже с особенностями территории. Их я отношу ко второй группе:

1. Сроки начала и окончания сельскохозяйственных полевых работ.

2. Сроки сбора грибов, ягод и местные способы этих сборов.

3. Сроки и способы ловли рыбы и дичи.

Часто на просторах большой страны, стараясь распространить культурные традиции, тиражируют сельскохозяйственные календари, не учитывая их местного назначения. Так в Сибирь попадают рекомендации для ведения сельского хозяйства из Средней России, совершенно здесь непригодные.

Народные средосберегающие традиции, конечно, необходимо широко использовать, восстанавливать их действие. Это одно из важных направлений, но, к сожалению, недостаточное для восстановления гармонии в природе. Эффективнее всего направить извлекаемые фольклористами и участниками этноэкологических экспедиций материалы в наши воспитательные и обучающие заведения: детские сады, школы, вузы. Использование таких материалов учителями местных школ продолжит традицию охраны природы именно данных территорий. Рассказы о том, как жили раньше, насколько богаче были эти края, неминуемо породят в детях желание восстановить традиции, улучшить существующее положение, сделать оскудевшую природу богаче и красивее.

Человек, как правило, стремится к знаниям, он склонен к совершенствованию, и ему обычно недостаточно иметь малопонятные сведения на уровне традиции. Ему хочется расшифровать их, выделить полезную компоненту. Очевидно, привлечению сведений из житейского опыта следует придать экологическую направленность, что может быть достигнуто целенаправленным обучением. Это даст возможность использовать подобные знания в своей деятельности, а также, что немаловажно, прогнозировать ее последствия. Поэтому главный упор при введении экологических правил в современную культуру человечества, мне кажется, следует делать на экологическое просвещение всех граждан планеты, начиная с самого раннего возраста.

Экологическое воспитание и образование

Итак, поговорим об экологическом просвещении населения и обучении его использованию законов природы в повседневной жизни. Уменьшить противостояние между культурой и экологическими правилами и тем самым изменить ситуацию в лучшую для человечества сторону было призвано экологическое образование. Его достижения в 1990 году обобщил Стив Ван Матр своей работой «Планетарное образование». Коротко это печальное обобщение он формулировал в следующих положениях:

«За двадцать последних лет у многих сложилось впечатление, что на возникающие множества экологических проблем наша образовательная система дала серьезный ответ. Но это не так. Поскольку движение экологического образования было сбито с пути:

а) превращено в тривиальную дисциплину;

б) разбавлено и упрощено специалистами других направлений;

в) оккупировано множеством агентств и промышленных компаний, чья деятельность, собственно, и привела к появлению многих экологических проблем».

С этими замечаниями нельзя не согласиться, но немного проясним их. Превращение экологии в тривиальную дисциплину недопустимо уже потому, что она вовсе не является вспомогательной для жизненных удобств, как другие предметы в школе. Ведь умение читать, писать, считать необходимо для общения между людьми, для ориентации в социальной обстановке, для построения собственной карьеры. Изучение истории помогает человеку во всяком случае не повторить уже совершенных людьми ошибок. Знание физики и химии дает возможность комфортнее устроиться в этом мире. Так что в каком-то смысле все предметы тривиальны и могут быть опущены в обучении человека без вреда для его жизнеспособности. Иное дело экология. Она представляет собой набор законов природы, которым подчиняется взаимодействие организма с окружающей его средой. При несоответствии организма среде возможны два роковых исхода:

а) организм не может приспособиться к новым условиям и погибает;

б) организм изменяет среду под свои нужды и делает ее непригодной для своих соседей.

Стратегия жизни заключена в адаптациях организма к своему окружению с минимальным воздействием на это окружение. Отсюда и нетривиальность дисциплины «экология» это единственный предмет, обучающий выживанию.

Сторонним специалистам, не компетентным в экологии, вообще не следовало бы заниматься преподаванием этого предмета. Благодаря их инициативе разбавление и упрощение экологических знаний усугубляется подчас еще и их полной подменой. Упрощение обычно объясняется якобы сложностью дисциплины для школьников. Экология в университетах и научно-исследовательских институтах действительно в настоящее время сложная, сильно математизированная наука, но это не исключает доступного и простого школьного курса для любого класса. Многие считают, что проще «экологизировать» предметы, чем изучать собственно экологию. Но тогда преподаватель должен одинаково хорошо владеть как экологией, так и другим школьным предметом, возможно и очень далеким от нее. Замену экологии на какой-нибудь другой предмет, например валеологию6, объясняют крайней жизненной важностью последнего. Для упрощения преподавания детям дают «законы» экологии Б. Коммонера, которые сформулированы на уровне бытовых правил, например: «все связано со всем» или «все должно куда-то деваться» и т. п. Этими «законами» подменяется изучение биоценологии с ее ясной логикой и жизненно важными правилами. Возможно, такое просторечие и помогает учителю, но ведь для обучения детей, даже из городских трущоб, вовсе не обязательно прибегать к сленгу.

Напомним, экология как отдельная дисциплина в вузах России преподается с 20-х годов XX столетия. Так что вполне сложились давние традиции и достаточно высокий уровень ее преподавания.

Еще один агрессивный способ разбавить и упростить предмет состоит в выделении так называемой «классической экологии» – раздела, не существующего в этой науке. Так, дают понять, что имеется, дескать, давно устаревшая экология с ее архаичными законами, современных же школьников стоит обучать современной науке. Она включает в себя космические воздействия на разум, экологическую этику, философско-исторические и социально-нравственные аспекты экологических проблем. Все это к предмету «экология» и ее законам отношения, как правило, не имеет. Обычно это та своеобразная «пена», которая сопровождает всякое новое или модное направление. Школьный учитель, дабы прослыть современным, выделяет в экологии существующие и несуществующие разделы, такие, как: классическая, глобальная, космическая, социальная, экология человека и др. Вот так и происходит разбавление, упрощение, а чаще подмена предмета.

Нужно отметить еще один тормоз на пути экологических знаний, чисто социального плана: рождение новой образовательной системы, которая вовсе исключает обучение законам и правилам экологии. Для решения многочисленных возникающих экологических проблем эта система не дает экологических, но предлагает широкий выбор социальных, технологических и даже политических рецептов. Появившаяся система необычайно распространилась в развитых странах, что не удивительно, ибо она направлена на защиту самой себя. Об этом существенном тормозе не упомянул Стив Ван Матр, а по своей значимости он ничуть не уступает трем обозначенным.

Остановимся подробнее на причине появления антиэкологической традиции и ее устойчивости. За годы преподавания экологии, в качестве ее учителей приходили разные специалисты, подчас далекие от этой науки. Они радели за природу, призывали активно ее охранять. Из самых лучших побуждений эти учителя преподносили предмет в своем его понимании. В результате сформировались каноны преподавания, из которых оказалось исключенным обучение законам науки. Скорее всего сами преподающие не очень ясно представляли эти законы, да и главное, как им казалось, научить детей и взрослых любить и оберегать Природу.

Устойчивость такой системы преподавания создает прослойка людей энергичных, хотя и плохо представляющих предмет. Теперь она борется за свое место, препятствуя проникновению в учебное заведение традиционных экологических знаний. Оправдывается же эта борьба появлением будто бы новой, современной, экологии уже не биологического характера. Причем именно представители новоявленной образовательной системы особенно ратуют за научный подход в обучении, за насыщение школьных учебников самыми современными данными. Кто-то заметил, что идеи не умирают, умирают их носители. Носители идей «новой экологии» часто молодые, полные сил люди. Им предстоит еще долго трудиться на ниве просвещения, и подмена предмета, которую они осуществляют, породит целое поколение дезориентированных в экологии людей. Так что обучение экологическим законам и введение в культуру общества экологических знаний, видимо, сильно затянется.

Последнее замечание Стива Ван Матра понятно и легко объяснимо. Познание экологии очень затрудняет деятельность множества агентств и промышленных компаний. Необходимость ограничивать свои действия, приводить их в соответствие с экологической обстановкой ставит им подчас непреодолимые препятствия, что, конечно, вызывает их активное противодействие. Вся беда заключается в том, что это противоречие неискоренимо. Все учреждения такого рода в наше время живут и процветают только за счет того, что безоглядно и безгранично черпают природные богатства. Именно они создают критические ситуации в среде обитания человека и многочисленные, не всегда преодолимые экологические катастрофы.

Нам необходимо твердо усвоить, что общество выживет только в том случае, если познает объективные законы экологии, и они станут элементом культуры человека. Кроме того, люди должны научится использовать эти законы для своего блага, исполнять их в своей природопреобразующей деятельности. Такое знание и такая стратегия жизни общества, конечно, будут создавать препятствия на пути промышленного развития, во всяком случае до тех пор, пока развитие будет оставаться столь природоразрушительным.

Исходя из всего этого, нужно приветствовать появившуюся систему ПЛАНЕТАРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ, которая, по словам его автора, «ставит себе целью добиться того, что не удалось экологическому образованию. Оно призвано помочь людям в совершенствовании их сознательных и эмоциональных отношений с природными сообществами Земли и системами жизнеподдержания. Люди должны начать строить свою жизнь так, чтобы снизить то негативное влияние, которое они оказывают как пассажиры Земли на ее регионы и процессы».

Декларации планетарного образования хороши, методы и средства интерактивного7 обучения признаются во всем мире и тем не менее предметная экологическая часть такого воспитательного и учебного процесса не может не тревожить эколога. В условиях современной информационной сумятицы очень легко потерять сам предмет обучения. Например, появился учебник с названием «Экология России», появились требования к педагогам усилить региональную компоненту в обучении всем предметам. Это требование моментально перенесли на экологию и создали словосочетание «региональная экология». Оно как бы предполагает в каждом регионе свои экологические правила и законы. Тогда как на самом деле существуют общепринятые экологические понятия и объективные законы экологии независимо от географической точки. Просто в каждом местообитании складывается своеобразная экологическая ситуация, понять и объяснить которую можно только на основе знания экологических законов.

Осознавая все эти особенности и сложности, я бы начинал экологическое просвещение с очень раннего возраста и строил его так.

При воспитании и обучении ребенка очень важно научить его правильно общаться с внешним миром. Именно так учат своих детей звери и птицы.

В знании мира и правил жизни залог его будущей счастливой или несчастной судьбы, и эти знания, пожалуй, важнее всех остальных его будущих навыков. Начальное воспитание и складывается под влиянием таких установок. Очень способствуют познанию экологических аспектов бытия народные сказки. Они замечательно экологизированы. Человек в них занимает подобающее ему место в природе среди всех прочих животных. Он поумнее своих собратьев (но не всегда!) и имеет от этого свою выгоду. Нередко в ткани сказки оказываются и более специфические экологические феномены. Например, ситуация колдуна и его ученика, решившего уйти от учителя, демонстрирует пищевую цепь (ученик превращается в зерно – учитель в курицу, ученик – в утку, учитель – в сокола и т.д.).

Очень важно заниматься экологией с самого раннего возраста. Тогда кроме памяти и сознания работают еще и механизмы импринтинга (запечатлевания), что дает возможность не только развить у будущего человека экологическое мышление, но и заложить незыблемость выполнения на протяжении всей его жизни экологических установок. Давно описан эффект запечатлевания у самых различных птиц и зверей. Хорошо исследован он и у человека. Коротко суть его сводится к тому, что у молодого организма в определенные периоды его роста и развития (чувствительные периоды) особенно хорошо усваивается полезная информация, причем на очень длительный срок. Если организм в это время изолировать и этой информации таким образом лишить, то это негативно отразится на развитии его социального поведения. У человека такая информация, пропущенная в чувствительный период, впоследствии может быть выучена, но следовать ей он скорее всего не будет. Ее всегда будет оттеснять какая-нибудь более важная на данный момент забота. Запечатленные же сведения прочно встанут в основу его мировоззрения. Вполне вероятно, что эффект импринтинга использовали и используют племена допромышленной цивилизации, именно с его помощью легко создается и поддерживается система «табу» и вводятся в культуру самые важные знания.

То, что удачно использовали наши предки интуитивно, почему бы вновь не ввести в нашу обучающую систему уже вполне осознанно? Для этого жизненно важные знания, а такими я считаю экологические, необходимо добавить в обучение ранних возрастных групп. Сейчас их обучение и воспитание направленно только на социальные аспекты. Мне представляется, что именно таким образом наиболее удачно можно ввести в культуру необходимость следовать законам природы. Методы образования должны быть самыми действенными. Мне очень нравятся интерактивные методики.

Можно предложить следующую схему возможного непрерывного экологического образования и воспитания.

Детский сад. Основу преподавания в детском саду может составить учение о среде обитания. Это фундаментальный раздел экологии. Изучая особенности различных местообитаний, дети одновременно знакомятся с разнообразием приспособлений организмов к условиям среды. У них появляются навыки определения по внешнему облику организма его экологической специфики и принадлежности к определенной среде обитания. Это и есть первоначальный этап экологизации мышления ребенка, когда он улавливает связи между формой и функцией, осознает необходимость появления того или иного признака организма в связи с изменением природной среды. На занятиях в детском саду или на уроках экологии в начальной школе ребенок знакомится со многими живыми организмами, и это расширяет его мир. Он обнаруживает, что все они очень сильно отличаются друг от друга, что природа весьма разнообразна. Выясняется, что это разнообразие вызвано разным воздействием извне и необходимостью приспособления к этим, порой специфическим, воздействиям. Ребенок раскрашивает картинки, познавая значение цвета в природе, знакомится с богатством форм. Он решает загадки на соответствие формы и функции, выясняя общие правила воздействия на живой организм его среды обитания.

Начальная школа. Здесь происходит очень активное формирование личности ребенка, отсюда и неоспоримая решающая роль начальной школы в системе непрерывного экологического просвещения. Для реализации этой проблемы предлагается программа, адекватная психофизиологическим особенностям детей младшего школьного возраста. В начальном звене школы изучаются особенности живых организмов и природных сообществ своего края. Следовательно, предметом изучения на уроках начальной экологии являются системы «организм среда» и «природное сообщество среда». Ведущая идея такого курса может заключаться в выявлении приспособленности организмов к среде своего обитания и друг к другу, а также неразрывности связи человека и природы.

Содержание программы должно знакомить с фундаментальными экологическими положениями. Конечно, информация должна быть вполне корректной, но упрощенной до уровня языка и понятийного аппарата начальной школы. Сюда могут быть включены:

учение о среде обитания;

учения об адаптациях организмов;

правила организации сообществ.

Наука экология не должна подменяться природоведением, основами безопасности жизнедеятельности, валеологией или какими-либо еще, может быть, и важными, но включающими лишь фрагменты экологических знаний предметами. Достаточно сложные экологические понятия адаптируются к возрастным особенностям детей младшего школьного возраста.

Здесь, как и в детском саду, в соответствующие чувствительные периоды ребенок запечатлевает основные и очень простые экологические аксиомы.

Средняя школа. В средних классах школы при обучении экологии необходимы и дополнительные сведения, уместные на уроках ботаники и зоологии, что может способствовать экологизации этих предметов.

Законы и правила экологии на этом этапе обучения те же, что изучали в начальной школе, но толкуют их более детализированно и широко. Потом, когда ученик вырастет и, допустим, решит стать специалистом биологом он познает нюансы науки, выяснит, как много исключений может быть из общего правила и какие более скрытые экологические процессы создают такие исключения. Здесь же познание закономерностей живого ведется на уровне осведомленности пяти-, семиклассника, и поэтому невозможно рассматривать детально экологическую и генетическую подоплеку событий. Некоторое огрубление не должно сказываться на корректности изложения, потому что на этом уровне обобщения тоже можно делать удовлетворительный прогноз возможных изменений, происходящих при том или ином воздействии на природную систему. При обучении необходимо помочь детям освоиться с экологическими понятиями. Дать им хотя бы небольшую возможность манипулировать ими, конструировать экологические ситуации, предугадывать возможное развитие событий. Все это сделает возможным для учащихся осознание того, что они находятся внутри экосистемы, что человек – часть природы, а не ее создатель. Обитая на планете, он вынужден подчиняться экологическим правилам и законам. И если он хочет счастливой жизни для себя и людей, то просто обязан знать экологию.

В старших классах обучают экологии людей уже достаточно грамотных и способных на значительные интеллектуальные усилия. Им можно во вполне корректной форме, не избегая научной терминологии, объяснить суть и действие экологических законов. Самое же главное здесь сконцентрировать внимание на том, как проявляются экологические закономерности в повседневной жизни человека. Так что треть времени старшеклассника при его обучении экологии придется на познание собственно экологических правил, а две трети – на осмысливание экологических результатов деятельности людей. В наше время недостаточно теоретического изучения экологии, ее прагматические аспекты оказываются не менее важными для общества.

В вузах обучение экологии не должно прекращаться, независимо от специализации. Здесь просто добавляются экологические аспекты будущей профессии.

Далее же, как и все наши соотечественники, гражданин должен придерживаться Российского Закона об охране окружающей природной среды. Если этот Закон будет исполняться, то он послужит некоторой гарантией выживания наших внуков, а возможно, и правнуков. Опасения за дальнейшую судьбу человечества заставляет многих ученых, даже далеких от экологии по роду своей деятельности, объявлять приоритетным именно экологическое образование общества. Так, среди проблем в программе "Устойчивое развитие" Н. Н. Моисеев на первое место ставит экологическое образование, которое считает главным в разработке коллективной общепланетарной СТРАТЕГИИ выживания человечества (Моисеев, 1997). К тем же выводам приходит и В. А. Кутырев. Для спасения человечества на планете, по его мнению, имеется социальный рычаг – экологическое воспитание. "Необходимо соблюдать достаточно жесткие экологические императивы, формировать экофильное сознание людей, руководствоваться новой моралью" (В. А. Кутырев, 1994. С.68).

Простая схема экологического образования, которую я здесь описал, предлагает сквозное обучение на всех этапах основным правилам и закономерностям науки «экология», постепенно углубляя и расширяя знания и, главное, формируя экологический ракурс мировоззрения. Слагающие компоненты такого образования и направленного воспитания будут:

а) запечатлевание экологических правил в раннем возрасте и введение их тем самым в культуру. Правила не только знают, им следуют;

б) обучение законам и правилам экологии производится непрерывно как в старших возрастных группах общеобразовательной школы, так и в высших учебных заведениях, независимо от их профиля.

Жизнь, между тем, движется вперед. Мода на экологическое образование тускнеет, и вот при переходе в третье тысячелетие в России намечается отказ от него в государственной образовательной системе. Экология изымается из программ школ и вузов, вычеркивается как отдельный предмет, убирается специализация по экологии. Вышло слово из моды. Предлагается его более не употреблять! Может быть, очередной чиновник в Министерстве имеет другие взгляды, а возможно, просто малограмотный референт ему присоветовал. Воистину жизнь наша подчас зависит от совершенно удивительных причин. Вот вам и роль малой личности на малых отрезках истории.

1 Демонстративное поведение животных еще называют их языком. Оно призвано смягчить и прояснить смысл диалога или социального взаимодействия, облегчить контакты между особями.

 

2 «Итак не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня своей заботы» (Мат. 6:34).

 

3 Э с т е т и к а философская дисциплина, изучающая выразительные формы, соответствующие представлениям о прекрасном, безобразном, возвышенном, низменном и т. д. (Словарь иностранных слов, 1983)

4 Подробно рассматриваются возможные тактика и стратегия выживания человечества в книге С. Забелина «Время искать и время терять».

 

5 Из статьи И. Протопоповой, Л. Дампиловой. Сохранить, чтобы выжить. Экологические традиции народов Баргузинской долины // Бюлл. Московского ИСАР № 9, 1999.

6 Ее приблизительно можно определить как учение о сохранении здоровья и безопасности человека.

 

7 Этот вид обучения предполагает взаимодействия в группе с использованием различных видов активности обучающихся, в том числе и игровой.

 

Комментарии материала:

Разместить комментарий

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии

Другие материалы

О возможном губителе биосферы, виде-самоубийце я говорил в самом начале этого повествования. Здесь же есть смысл поразмышлять о том, почему все его усилия расправиться с биосферой, тщетны. Прежде всего, стоит обратить внимания на некоторые черты строения человеческого общества. Ведь форма всегда хорошо связана с функцией. Смешение социальных...
Сибэкоцентр в Южной Сибири – 10 лет!   Межрегиональная благотворительная общественная организация «Сибирский экологический центр»   ПРОГРАММА научно-практической конференции «ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОХРАНЕНИЯ БИОРАЗНООБРАЗИЯ ЮЖНОЙ СИБИРИ», посвященная Году Биоразнообразия 27 ноября 2010 г., г....
Вот уже 13 лет как Елена Назаренко из алтайской некоммерческой организации экологического творчества «Соломенная капитель»  проводит экспедиции к наскальным рисункам Алтая. В ее коллекции накопилось более 500 древних  рисунков и композиций в виде эстампажей (документальных оттисков с петроглифов). Их сюжеты являются до письменным источником информации наших предков из многих восточных государств древности.  Алтай – историческая родина многих древних народов...
Альянс "Экодело" объявляет о проведении очередного конкурса межрегиональных проектов для некоммерческих организаций и инициативных групп по решению проблем в сфере охраны окружающей среды. По ссылкам вы можете также познакомиться с условиями Конкурса экологических проектов и Конкурса экологических стажировок. Цель конкурса – консолидация усилий некоммерческих организаций и инициативных групп из разных регионов Сибири и Дальнего Востока России по решению общих межрегион...
Приводится видовой состав и экологическая характеристика ихтиофауны бассейна р. Селенги. Рассматриваются возможные риски и оценка их воздействия на ихтиофауну реки в нижнем бьефе и оз. Байкал в связи с предполагаемыми изменениями естественного стока и иных факторов в результате реализации проектов строительства гидроэнергетических объектов на территории Монголии. В результате зарегулирования стока Селенги произойдет сокращение миграционного пути проходных рыб (байкальского осетра из КК, ценных...
         Про слюду у В.И.Даля сказано: "...слоистое, в чистом виде, как стекло прозрачное ископаемое, идущее в дело замест стекла". Сверкающая вместо стекла белая слюда в оконницах  Коломенского дворца поразила Симеона Полоцкого: "Окна, яко звезд лик в небе сияет, драгая слюдва, что сребро блистает". Не менее восторженно отозвался о слюде в сочинении "О государстве  русском" Джильс Флетчер, бывший в Москве послом в конце ХVI в.:...
Прошедшим летом в рамках проекта "Помочь природе сможет каждый" мы снимали фильм "Охотники за растениями", который должен был рассказать всем о том, кто такие настоящие ботаники, что это за профессия, легко ли на самом деле быть ботаником? Для этого нашим мальчишкам пришлось примерить эту профессию на себя, стать ботаниками. А иначе как можно рассказать о ней, не побывав в шкуре охотника за растениями? Немало нам пришлось потрудиться. До начала полевого сезона мы встретились...

Фотогалерея

Интересные ссылки

«Спутниковый мониторинг пожаров на Дальнем востоке России». Сервис работает на основе технологии «Геомиксер», разработанной в ИТЦ «СКАНЭКС»

«Спутниковый мониторинг пожаров на Дальнем востоке России». Сервис работает на основе технологии «Геомиксер», разработанной в ИТЦ «СКАНЭКС»

Активность на сайте

сортировать по иконкам
9 недель 6 дней назад
Екатерина Алтайская
Екатерина Алтайская аватар
Приливы и отливы-результат опрокидыван­и­я водоворотов

Смотрели: 3,440 |

Добрый день, уважаемые форумчане! Я пишу статьи про ФККО, на самые злободневные темы. Предлагаю вам ознакомиться с последними материалами о...

3 года 2 недели назад
Юсуп Хизиров
Юсуп Хизиров аватар
Приливы и отливы-результат опрокидыван­и­я водоворотов

Смотрели: 3,440 |

Отзывы на гипотезу:­­

Викизнание: Обсуждение: Приливы_и_отлив­­ы
http:/.../goo.gl/JTHKlX
Википедия: Обсуждение: Прилив и...

3 года 2 недели назад
Юсуп Хизиров
Юсуп Хизиров аватар
Приливы и отливы-результат опрокидыван­и­я водоворотов

Смотрели: 3,440 |

Стоячие волны, и волны убийцы, полагаю ­результат деятельности водоворотов.
http:/.../goo.gl/vC3a3j
https:/.../goo.gl/nR1WNZ...

3 года 2 недели назад
Юсуп Хизиров
Юсуп Хизиров аватар
Приливы и отливы-результат опрокидыван­и­я водоворотов

Смотрели: 3,440 |

Причиной вертикальньного перемещения ок­еанических вод также является прецессия ­водоворотов. В природе нет суеты и если ­прецессия водоворо...

3 года 2 недели назад
Юсуп Хизиров
Юсуп Хизиров аватар
Приливы и отливы-результат опрокидыван­и­я водоворотов

Смотрели: 3,440 |

Схема движения приливной волны, по пери­­метру Североантлантического­ планетарно­г­о водоворота (съемка со­ спутника)
...

размешен 13.12.18 | Тип: Новость

За 30 лет чиновникам так и не удалось хотя бы огородить опасный объект.

Жители города Советска Кировской области сообщили активистам Общероссийского народного фронта об опасном объект...

размешен 12.12.18 | Тип: Новость

В октябре активисты Общероссийского народного фронта в Кировской области рассказали о проблемах с канализацией в Котельниче, где уже несколько лет затапливаются подвалы жилых домов. Проведен...

размешен 12.12.18 | Тип: Статью

В США на защиту окружающей среды, в переводе на рубли, выделено 260 млрд рублей, а в России, имеющей большую чем США площадь земли, выделено только 77 млрд рублей, т. е. в 3,4 раза мень...

размешен 11.12.18 | Тип: Статью

     Заканчиваются приготовления к победоносному наступлению на «последний окоп" законодательной защиты Байкала. Уже в 2019 году решится его судьба. В течение...

размешен 10.12.18 | Тип: Новость

На интерактивную карту Общероссийского народного фронта kartasvalok.ru поступил сигнал от жителей улицы Зимней в Кирове. Несколько месяцев рядом с их домами разрастается свалка, которая прив...

Подпишись на рассылку

Будьте в курсе последних новостей!

RSS-материал