4.5. Жизненный мир Монголии

Для исследователя евразийства Монголия представляет интерес как типично североевразийская страна. Своими очертаниями она напоминает и Россию и Северную Евразию в целом. Столица Монголии Улан-Батор яв­ляется самой холодной столицей мира (в среднегодовом измерении). Раз­нообразие ландшафтного мира в миниатюре воспроизводит ландшафтные зоны Евразии. Этносфера современной Монголии, с учетом туристов из Европы и мигрантов из соседних государств воспроизводит этносферу Евразии. Поэтому жизненный мир Монголии, пусть грубо и схематично, может оцениваться как фрактально репрезентирующий жизненный мир Северной Евразии в целом.

Многие исследователи Монголии характеризуют ее как страну кон­трастов: климатических, географических, исторических. Действительно, при численности населения в 2,6 млн человек она занимает огромную тер­риторию, на которой встречаются и вечная мерзлота, и пустыня. Горно-про­мышленный комплекс не вытеснил кочевое пастбищное животноводство, а последнее оснащено в настоящее время автомобильным транспортом, спутниковыми антеннами, солнечными батареями.

Будучи страной контрастов, Монголия является и страной геоклимати­ческих, геоэкономических, геополитических и социокультурных противо­речий. Это противоречия между Севером и Югом (в рамках Большой Мон­голии), между Западом и Востоком (в пределах современного монгольско­го государства). Находясь исторически в сфере культурного влияния Ки­тая, Монголия, тем не менее, сформировалась в противостоянии с ним. И до сих пор она остается в зоне конфликта цивилизаций, пытаясь удер­жать собственную идентичность.

Вопрос о цивилизационной принадлежности Монголии является дискуссионным11. В рамках представления об ее евразийской идентичности логичным является анализ жизненного мира Монголии в контексте дихо­томии «Восток — Запад». Для аргументации такой постановки проблемы воспользуемся результатами конкретно-социологического исследования (массового и экспертного опроса), проведенного нами летом 2009 г. в Цент­ральной и Западной Монголии (в Улан-Баторе, центрах аймаков, других населенных пунктах, а также среди кочевников-животноводов). Выборка массового опроса составила 300 чел., из них 182 — это халхи, 76 — пред­ставители разных этнических групп западных монголов (ойраты), 42 — ка­захи. Выборка экспертного опроса составила 60 чел., из них 40 халхов, 16 ойратов и 4 казаха. В контексте поставленной задачи при анализе ре­зультатов массового опроса респонденты были объединены в три группы: 1) халхи, 2) представители ойратов (западные монголы), 3) казахи. Респонденты-халхи, как правило, живут в Восточной и Центральной Монголии, а представители ойратов и казахов, как правило, являются жителями За­падной Монголии. При анализе результатов экспертного опроса выделены две группы: халхи и все прочие (другие). С учетом проведенной демарка­ции респондентов далее интерпретируются результаты опроса.

Великим человеком и национальной гордостью Монголии является Чингисхан. В определенном смысле он выступает для многих идеальной личностью. Данные массового опроса подтверждают такую оценку. На от­крытый вопрос анкеты о том, какие знаменитые личности монгольской истории могут быть образцом для подражания в жизни многие респонден­ты указали прежде всего Чингисхана (табл. 4.5.1).

Таблица 4.5.1 Мнение представителей разных этнических групп о знаменитых личностях монгольской истории, которые могут быть образцом для подражания в жизни, %
Знаменитые личности Халхи Ойраты Казахи
Чингисхан 54,1 38,2 34,1
Ближайшее окружение и соратники Чингисхана 48,6 36,8 14,6
Герои борьбы с китайцами, японцами, маньчжурами 18,0 39,5 9,8
Политические деятели досоциалистического периода 7,1 3,9 0,0
Политические деятели социалистического периода 30,6 28,9 19,5
Современные политические деятели 4,4 2,6 2,4
Религиозные деятели и просветители 2,2 3,9 0,0
Писатели, поэты, ученые, деятели культуры 1,1 0,0 2,4
Спортсмены 1,1 2,6 0,0
Другие 7,1 5,3 9,8
Нет таких людей, никто не нравится 0,5 0,0 2,4
Затруднились ответить 9,8 7,9 4,9

 

Как видно из таблицы, Чингисхан рассматривается как возможный пример для подражания более чем половиной из опрошенных халха-мон-голов. В то же время среди представителей западных монголов такая оцен­ка выражена в меньшей степени. Более того, его личность оказалась для ойратов чуть менее значимой, чем вместе взятые герои борьбы с китайца­ми, японцами, маньчжурами. Заметим, что достаточно высокий рейтинг имеют у тех и других многочисленные представителя ближайшего окру­жения и соратники Чингисхана, а также политические и революционные деятели социалистического периода.


В оценках экспертов по данному вопросу Чингисхан и его окружение сохраняют лидирующие позиции в качестве исторических личностей, дос­тойных для подражания в жизни (табл. 4.5.2). В то же время значительной частью экспертов в качестве таковых рассматриваются, как и в рамках мас­сового опроса, герои освободительной борьбы и политические и револю­ционные деятели социалистического периода. Этот факт нельзя недооце­нивать в информационной политике.

Таблица 4.5.2 Мнение экспертов о знаменитых личностях монгольской истории, которые могут быть образцом для подражания в жизни, %
Исторические личности Халхи Другие
Чингисхан 35,9 45,0
Ближайшее окружение и соратники Чингисхана 35,9 6 0,0
Герои борьбы с китайцами, японцами, маньчжурами 23,1 35,0
Политические деятели досоциалистического периода 5,1 5,0
Политические деятели социалистического периода 17,9 25,0
Современные политические деятели 2,6 5,0
Религиозные деятели и просветители 12,8 0,0
Писатели, поэты, ученые, деятели культуры 5,1 5,0
Другие 5,1 20,0 



Для того чтобы более точно оценить роль Чингисхана в жизни людей, экспертам был задан более конкретный вопрос: «Является ли Чингисхан образцом для принятия Вами решений в жизни?». Как оказалось, он явля­ется таковым лишь для 20,5 % халхов и 25,0 % представителей других эт­нических групп. В два с лишним раза больше экспертов ответили на него отрицательно: 46,2 % — среди халхов и 60,0 % — среди других (остальные затруднились ответить). Таким образом, респонденты, возможно, мечтали бы быть похожими на Чингисхана, но немногие способны действовать по данному историческому образцу. Образ Чингисхана, по-видимому, ва­жен не столько как образец для повседневного поведения, а в некоторых других отношениях.

Экспертам был задан еще один уточняющий вопрос: «Кто, на Ваш взгляд, является духовным авторитетом для Вашего народа?» В роли тако­го авторитета, по мнению экспертов (особенно, не относящихся к халха), Чингисхан находится на втором плане. Большая часть экспертов «учителя­ми» своего народа считает писателей, поэтов, ученых, деятелей культуры
(табл. 4.5.3).

Таблица 4.5.3 Эксперты о духовных авторитетах своего народа, %
Авторитеты Халхи Другие
Чингисхан 43,6 20,0
Ближайшее окружение и соратники Чингисхана 5,1  5,0
Герои борьбы с китайцами, японцами, маньчжурами 2,6 1,0
Политические деятели досоциалистического периода 12,8 0,0
Политические деятели социалистического периода 10,3 15,0
Современные политические деятели 10,3 0,0
Религиозные деятели и просветители 38,5 35,0
Писатели, поэты, ученые, деятели культуры 51,3 75,0
Другие 2,6 10,0 

Вместе с тем, роль Чингисхана для современной Монголии оценивает­ся экспертами очень высоко. Большинство из них (70 %) склонны полагать, что он является одновременно и политическим, и духовным идеалом со­временных монголов. А в массовом опросе на прямой вопрос «Является ли Чингисхан идеалом для Вас?» положительно ответили 70,5 % халхов, 67,1 % других монголов и 39,0 % казахов. 


Исследователями в личности Чингисхана подчеркиваются такие качес­тва как прозорливость, отеческая забота о подданных, жестокость к прови­нившимся, выдвижение по личным заслугам, веротерпимость, умение прислушиваться к мнению других, готовность перенять у других народов лучшее, уважение к жене, почтительное отношение к родителям и стар­шим, почитание священных природных мест12. Было бы неправомерно на­прямую сравнивать характерные личностные черты людей современной Монголии с особенностями личности Чингисхана. В то же время некото­рые аналогии проводить можно. Для этого представляется интересным узнать, какие черты люди выделяют у себя как наиболее характерные.

В ходе массового опроса респондентам предлагалось сделать самоо­ценку — из предложенного набора возможных качеств выбрать те, кото­рыми обладают они сами (табл. 4.5.4).

Таблица 4.5.4 Самооценка респондентами собственных личных качеств, %
Личные качества Халхи Ойраты Казахи
Сила, воля 45,4 26,3 29,3
Трудолюбие, деловитость 45,4 56,6 43,9
Ум 30,1 30,3 31,7
Душевность, деликатность, тактичность 30,6 25,0 26,8
Открытость, общительность 29,0 27,6  31,7
Тщательность, стремление во всем разобраться 28,4 28,9 24,4
Систематичность, стремление к порядку, организованности 27,9 32,9 24,4
Хорошее чувство времени 23,5 26,3 26,8
Компетентность в своем деле 23,5 30,3 24,4
Веселость, жизнерадостность 21,9 23,7 12,2
Находчивость, ловкость 21,3 17,1 14,6
Умение понравиться, наладить отношения, 18,0 15,8 12,2
Элегантность, изящество, эффектность 7,1 1,3 9,8 

Как следует из этих данных, согласно собственной самооценке, у халха в наибольшей мере представлены такие качества личности как «сила, воля», а также «трудолюбие, деловитость» (у экспертов добавляется еще компетентность в своем деле и открытость, общительность). Примечатель­но, что в приведенной характеристике Чингисхана эти качества не упоми­наются, хотя ему нельзя отказать ни в силе воли, ни в деловитости13. По-ви­димому, эти качества можно рассматривать как принадлежащие идеальной личности монгола-халха.

Принадлежность «силы», «воли» к идеальной личности халха в опре­деленной мере подтверждается тем, что лишь около четверти представите­лей других этнических групп отметили наличие у себя таковых. Среди них  больше обладающих, с учетом их самооценки, такими качествами, как «трудолюбие, деловитость». У ойратов этот показатель оказался самым высоким в ряду других черт, а также в сравнении с халхами и казахами. Вторым по распространенности у них является качество «систематич­ность, стремление к порядку, организованности», а среди казахов — «ум» и «открытость, общительность» (табл. 4.5.4).


Результаты опроса показали, что некоторые другие качества личности Чингисхана широко представлены и среди респондентов. Это, прежде все­го, относится к тем из них, которые связаны с традиционными ценностны­ми ориентациями.
Так, в семьях респондентов преобладает почтительное отношение к родителям и старшим: в большинстве из них родители пользовались бе­зусловным авторитетом, дети всегда подчинялись родителям (табл. 4.5.5).

Таблица 4.5.5 Оценка респондентами характера отношений между родителями и детьми в семье, где они родились и выросли, %
Состояние отношений Халхи Ойраты Казахи
Родители пользовались безусловным авторитетом, дети всегда и беспрекословно подчинялись родителям 54,6 59,2  61,0
В центре внимания находились дети, ради них шли на любые жертвы 21,9 23,7 24,4
Отношения между детьми и родителями были равные 20,8 13,2 12,2 

В отношении почитания священных природных мест подавляющее большинство респондентов отметили, что признают их в качестве боль­шой ценности (халхи — 85,8 %; ойраты — 80,3 %; казахи — 63,4 %). Спе­циально посещают природные святые места (часто или иногда) 84,7 % хал-хов, 84,2 % других монголов, 63,4 % казахов. Более низкие показатели по данным признакам у казахов можно объяснить тем, что казахи отличаются  от монголов своим отношением к разным природным явлениям. У них нет особых обрядов, связанных со священными местами, в то время как у мон­голов существует, например, развитый культ гор, обо, поклонение Вечно Синему Небу. Такое отношение казахов к явлениям природы определяет­ся, прежде всего, особенностью религиозных воззрений — исламом.

Вопрос об уважении мужей к жене перед респондентами не ставился. Но для оценки гендерного баланса им были заданы вопросы об отношени­ях с родственниками разных линий (отца и матери). При этом мы исходили из следующей оценки А.В. Головнева: «Трудно судить о политической ин­туиции степных женщин, но во многих случаях именно они играли решаю­щую роль в мужской мотивации. Эта роль выражалась в советах, как слово Борте при размолвке Темучжина с Чжамухой, в принятии политичес­ких решений, как при правлении ханских вдов, в качестве вожделенной до­бычи, причины вражды, мести или мира»14. По мнению исследователя, у монголов женщины обладали сравнительно высоким статусом.

Результаты массового опроса показывают, что у монголов — при об­щей сбалансированности отношений к родственникам обеих линий — осо­бо близкие отношения с родственниками матери встречаются чаще, чем та­кие же отношения с родственниками отца (табл. 4.5.6). Заметно, что халхи отличаются более высокими значениями данного показателя в сравнении с жителями Западной Монголии — ойратами и казахами.

Предположительно можно сделать вывод об остаточной матрилате-ральности отношений монгольского родства. Его следует рассматривать как косвенное подтверждение сравнительно высокого статуса жены в се­мьях монголов15. У казахов, как видно из таблицы, сохраняется другая традиция.

В семьях экспертов актуальные отношения с родственниками имеют патрилатеральный акцент: среди халхов 10,3 % имеют более близкие 

и теплые отношения с родственниками по женской линии, а 15,4 % — с родственниками отца (43,6 % — в равной степени с теми и другими). По-видимому, в последнее время в родственных отношениях происходит патрилатеральный сдвиг.

Таблица 4.5.6 Оценка респондентами наибольшей близости и теплоты с родственниками по линии отца и матери в семье, где они родились и выросли, %
Отношения Халхи Ойраты Казахи
С родственниками матери 29,5 21,1 19,5
С родственниками отца 12,6 18,4  29,3
В равной мере с теми и другими 54,1 53,9 43,9
С другими родственниками 0,0 2,6 2,4
Ни с кем из родственников отношений практически не поддерживали 1,1 1,3 0,0 

В целом можно заключить, что наиболее часто встречающаяся лич­ность халха-монгола в определенной мере близка личности Чингисха­на. Жители Западной Монголии обладают несколько иными личными качествами, что, по-видимому, среди прочего обусловливает тот факт, что они в меньшей степени рассматривают Чингисхана как образец для подражания.

Таблица 4.5.7 Респонденты о степени важности разных сторон жизни, в баллах
№ п/п Стороны жизни Халхи Ойраты Казахи
1 Заботиться о своем здоровье 1,9 1,9 1,9
2 Иметь хорошие отношения с соседями, друзьями, коллегами по работе 1,9 1 ,8 1,7
3 Соблюдать традиции, обычаи, 1,8 1,8 1,6
4 Иметь доступ к телевидению, радио, газетам, смотреть фильмы и слушать музыку 1,8 1,6 1,5 
5 Иметь мужа (жену) 1,8 1,8 1,5
6 Жить скромно, но ни от кого не зависеть, никому не подчиняться 1,8 1,7 1,7
7 Заниматься физкультурой, спортом 1,8 1,6 1,4
8 Иметь компьютер, доступ в Интернет, к современным средствам связи 1,7 1,7 1,5
9 Потреблять привычные продукты национальной кухни, напитки 1,7 1,7 1,4
10 Жить среди людей своего народа, рода 1,7 1,6 1,4
11 Иметь благоустроенное жилье (с центральным отоплением, водоснабжением, электричеством, канализацией) 1,6 1,7 1,6
12 Быть хорошим, рядовым специалистом, профессионалом 1,6 1,6 1,5
13 Иметь и носить традиционную национальную одежду, обувь 1,5 1,5 1,3
14 Иметь автомобиль 1,5 1,4 1,5
15 Быть богатым, иметь большой доход 1,5 1,4 1,4
16 Иметь свой скот, свое подсобное хозяйство 1,4 1,2 1,4
17 Иметь много детей (3 и более) 1,4 1,4 1,2
18 Быть хозяином, работодателем, иметь собственное дело (предприятие, фирму) 1,3 1,3 1,2
19 Выполнять религиозные обряды 1,3 1,1 1,3
20 Жить в городских условиях 1,2 1,3 1,4
21 Жить в сельской местности 1,1 1,0 0,8
22 Быть руководителем, начальником, занимать видный пост 1,0 1,0 1,2
23 Путешествовать, отдыхать за рубежом 1,0 1,0 1,2
24 Участвовать в политической жизни 1,0 0,8 1,0
25 Жить временно и работать в другой стране 0,9 1,0 1,3
26 Профессионально не работать, заниматься домом, хозяйством, воспитанием своих детей, увлечениями 0,8 0,7 0,9

По своим ценностным ориентациям представители различных этни­ческих групп, как показывает сравнительный анализ оценок ими разных сторон жизни, мало отличаются друг от друга. Это четко фиксируют дан­ные табл. 4.5.7 (при подсчете средних значений ответам приписаны сле­дующие баллы: «Очень важно» — 2 балла, «Не очень важно» — 1 балл, «Совсем не важно» — 0 баллов).

Можно отметить несколько меньшую степень ценностных пристрас­тий по большинству выделенных позиций у казахов по сравнению с халха-ми и ойратами.

Таблица 4.5.8 Отношение казахов Восточно-Казахстанской области и Западной Монголии к разным сторонам жизни, %
Стороны жизни Казахи Восточно-Казахстанской области Казахи Западной Монголии
Хорошие отношения с друзьями, соседями 89,5 80,5
Иметь мужа (жену) 84,0 58,5
Много зарабатывать 68,5 48,8
Жить среди людей своей национальности 63,0 53,7
Иметь персональный компьютер и доступ в Интернет 53,3 63,4
Иметь собственное дело 49,2 31,7
Жить в городских условиях 42,0 51,2
Возможность пожить в другой стране 11,1 34,1 

 

Таблица 4.5.9 Оценка респондентами разных типов отношений между людьми, %
Отношения между людьми Халхи Ойраты Казахи
Сотрудничество, кооперация, совместная работа Преобладают среди знакомых 74,9 72,4 53,7
Удается самому придерживаться чаще всего 89,6 85,5 63,4
Более нужны для людей 89,1 81,6 61,0
Борьба, соперничество, превосходство над другими Преобладают среди знакомых 23,0 26,3 36,6
Удается самому придерживаться чаще всего 7,7 11,8 26,8
Более нужны для людей 9,3 15,8 29,3 

По некоторым ценностным ориентациям казахи Западной Монголии заметно отличаются от казахов Восточно-Казахстанской области (см. табл. 4.5.8, где учтен ответ «Очень важно»).

Приведенные данные дают основание предположить, что казахи Мон­голии, не будучи здесь титульной нацией, испытывают определенную фрустрацию16. Косвенным подтверждением такой фрустрации является их оценка складывающихся отношений между людьми (табл. табл. 4.5.9).
  

Таблица 4.5.10 Страны в качестве примера для подражания в оценке респондентов, в % от числа ответивших
Страны Халхи Ойраты Казахи
Япония 19,7 9,9 12,1
США 22,7 13,7 15,1
Россия 25,6 27,5 18,2
Китай 25,8 27,6 21,2
Корея 6,1 3,9 3,0
Монголия 9,1 23,5 3,0
Казахстан 0,0 7,8 21,2
Другие страны, народы 9,1 7,8 6,1 



Монголы по преимуществу сориентированы на отношения сотрудничест­ва, тогда как казахи несколько чаще демонстрируют конкурентный стиль отношений.

В связи с предположением об этносоциальном стрессе представляют интерес ответы респондентов на открытый вопрос о том, какая страна мо­жет быть примером для подражания (табл. 4.5.10). Для халхов — это, пре­жде всего, Китай и Россия, затем США, у ойратов также лидируют Китай и Россия, но на третье место выходит сама Монголия. Казахи же, наравне с Китаем, обращают внимание на Казахстан. Наряду с признанием успехов в развитии современного Казахстана определенную роль здесь играет, по-видимому, элемент ностальгии по исторической родине.

В табл. 4.5.11 приведены данные оценок респондентов о том, насколь­ко им близки и понятны по культуре, образу жизни, нравам представители разных народов. Эти данные показывают определенную этноцентрирован-ность казахов. Субъективно они более дистанцированы от русских, неже­ли монголы.

К сожалению, казахам не задавался специальный вопрос об их отноше­нии к монголам. Но в оценке отношения разных групп монголов к казахам очевидно (и это отражено в табл. 4.5.11), что с казахами лучше знакомы ойраты, чем халхи. Именно с этой группой западных монголов казахи чаще всего взаимодействуют и в наибольшей степени возможно их взаи­мопонимание.

В целом следует сказать, что у представителей разных этносов Монго­лии круг субъективно близких народов различается. Для халхов в этот круг входят русские, буряты, казахи, у ойратов в этот круг входят еще алтайцы. У казахов к ним относятся русские, монголы, китайцы. Таким образом, в жизненный мир этносов входит ограниченный круг народов, более и или менее понятных и близких. Эти три-четыре народа можно назвать «брат­скими» или «соседскими». Остальные народы оказываются в той или иной степени «знакомы».

Таблица 4.5.11 Оценка респондентами народов, которые им в той или иной мере близки и понятны, %
Народы Халхи Ойраты Казахи
Русские 63,9 72,3 48,8
Буряты 47,0 48,7 26,8
Казахи 39,3 60,6 78,0
Алтайцы 34,4 50,0 26,9
Корейцы 32,8 30,2 31,7
Китайцы 32,2 34,2 43,9
Японцы 30,6 28,9 17,1
Американцы 30,6 32,9 26,8
Тувинцы 15,8 31,4 26,8
Немцы 21,9 18,5 14,6
Уйгуры 6,6 15,8 22,0 

Близость и понятность русских отчасти объясняется тем фактом, что в XX веке Монголия вошла в орбиту сильного влияния России. Оценивая эффект воздействия на Монголию русской (советской) культуры по срав­нению с традиционным влиянием китайской цивилизации, 50,8 % экспер­тов согласились с тем, что по своей культуре, превалирующим ценностям и ориентациям Монголия больше напоминает Россию, чем Китай. Но зна­чительная часть экспертов (37,3 %) полагают, что Монголия мало походит и на Китай, и на Россию.
Отвечая на вопрос о цивилизационной принадлежности Монголии, большинство экспертов ассоциируют ее с «азиатской» цивилизацией (53,0 %). В то же время почти треть из них (31,8 % в целом и 40 % из груп­пы ойратов и казахов) считают, что Монголия входит в состав «евразий­ской» цивилизации (не отождествляемой с российской цивилизаци­ей). Последнее можно оценивать как высокий показатель, если учесть, что евразийская идея не является популярной в Монголии (проблема ев­разийства и евразийской цивилизации практически не обсуждается в сред­ствах массовой информации и научной литературе)

По результатам экспертного опроса, заметна дистанцированность Монголии от Китая. Большинство экспертов (76,3 %) считают маловероят­ным, что Монголия была бы сегодня благополучнее, богаче, если бы она находилась в составе Китая. Почти единодушно поддерживается путь де­мократических перемен в современной Монголии (88,1 %). И только неко­торые эксперты считают предпочтительными и успешными социалисти­ческий строй (5,1 %) или китайский путь развития (1,7 %).

В ближайшие 20-30 лет наиболее вероятными представляются следу­ющие варианты будущего экономики Монголии с учетом нынешних тен­денций ее развития: инновационное животноводство и туризм — 39,0 % экспертов; индустриально-аграрная экономика— 18,6 %; высокотехноло­гичная, постиндустриальная экономика — 15,3 %. В то же время часть экс­пертов отмечают негативные варианты будущего: «отсталая, стагнирую-щая экономика» (18,6 %); «аграрно-сырьевой придаток высокоразвитых государств» (10,2 %).
Таким образом, большинство экспертов будущее Монголии видят оп­тимистически. Но конкретный формат ее экономики, возможно, будет близок новозеландской модели.

Эксперты в целом положительно оценивают и практику принятия управленческих решений в стране. На то, что монгольское руководство и простые монголы, как правило, принимают взвешенные, сбалансирован­ные решения, избегая крайностей и ориентируясь на принцип «золотой се­редины», указали 40,7 % экспертов. Впрочем, 23,7 % экспертов сочли, что для Монголии более характерны переходы из крайности в крайность, кру­тые повороты и резкие противостояния (остальные затруднились опреде­ленно ответить на этот вопрос).
Поскольку значительная часть экспертов констатирует наличие край­ностей в практике принятия решений в Монголии, вновь возникает воп­рос об ее сходстве с Россией, в том числе что касается ее евразийской идентичности.

Следующая группа вопросов касается отношения опрошенных к раз­личным природным явлениям.

Так на вопрос о том, какие виды ландшафта являются для них пред­почтительными (наиболее комфортными), абсолютное большинство рес­пондентов из всех этнических групп, с некоторым превышением данного показателя у халхов, указало на реку, озеро (табл. 4.5.12). Эти данные не подтверждают существующее в литературе мнение, что для кочевни­ков наиболее привлекательными ландшафтами являются степи или воз­вышенности17.

Таблица 4.5.12 Предпочитаемые виды ландшафта в оценке респондентов, %
Виды ландшафта Халхи Ойраты Казахи
Река, озеро 68,3 61,8 56,1
Лес 15,3 18,4 24,4
Горы 11,5 15,8 9,8
Степь 7,1 6,6 4,9
Пустыня 1,6 1,3 0,0 

Так, М. Аджи, считая Алтай колыбелью тюрков, а горы — привычным для них ландшафтом местообитания, указывает на суровые условия жизни в степи: «Отсутствие леса, например, вынуждало искать новые строитель­ные материалы. Климат заставлял придумывать другие типы жилища, со­здавать иные формы быта. О воде, топливе, пастбищах, сохранении запа­сов — о многом теперь приходилось задумываться. Только сильный, сме­калистый и трудолюбивый народ могла принять степь. Прежде люди редко селились здесь, потому что слишком трудна жизнь в степи, слишком не­приветлива и своеобразна ее природа... Это одна из самых трудных для че­ловека природных зон Земли. Даже в пустыне проще, там по крайней мере не бывает морозов и снега. А в степь наши историки "отселяли" целые на­роды (с обозами, со скотом). Им, кабинетным обитателям, неведомо, что суровая зима с невыносимыми буранами — это степь; жаркое лето с испе­пеляющими суховеями — это тоже степь; полное безлюдье, отсутствие ориентиров — и это наша степь. Такой — пугающей — предстала она пе­ред тюрками. Прошли десятилетия, прежде чем кипчаки стали для нее своими, они сказали: "Наша степь". И пошли по степи на запад»18.

Как можно объяснить расхождение данных представлений с резуль­татами нашего опроса? Дело в том, что в целом для жизни кочевни­ков-животноводов степь является, безусловно, самым важным и значи­мым местом: нет степи — нет скота. Она лежит в основе соответствующе­го хозяйственно-культурного типа. В то же время надо иметь в виду, что скотоводство невозможно также и там, где нет воды — рек, озер. К тому же именно берега рек и озер являются любимым местом отдыха и монго­лов, и казахов.

Таблица 4.5.13 Мнение экспертов о стихиях природы, символизирующих Монголию, %
Стихии природы Халхи Другие
Вода 64,1 20,0 
Земля 56,4 60,0
Воздух 41,0 45,0
Огонь 15,4 25,0
Дерево 5,1 0,0
Металл 7,7 20,0 



Напомним, что и согласно В.О. Ключевскому «лес всегда был тяжел для русского человека»19. Органичной для него стихией русский историк считал реку.

Учитывая выявленное в опросе теплое отношение монголов к водному пространству, а также то, что этногенез монголов и ряда других кочевых на­родов происходил в междуречьях, можно предположить, что ландшафт междуречий является колыбелью, «месторождением» евразийских культур.

По мнению большинства экспертов-халхов, природу Монголии симво­лизирует стихия воды (табл. 4.5.13). Больше половины экспертов указыва­ют и на символическую ценность земли. Возможно, здесь мы сталкиваемся с восприятием мира Монголии как космоса «водо-земли»20. Напомним, что, по мнению Г.Д. Гачева, на натурфилософском языке стихий Россия — «водо-земля». Таким образом, сродство Монголии и России может быть зафиксировано еще по одному параметру.

Речные системы Монголии сориентированы в североевразийском на­правлении. Северная ориентация водотока объективно предопределяет се­верную ориентацию монгольской культуры.

Эксперты-халхи, оценивая значимость сторон света для своего народа, более высокое место отдают северу и западу (табл. 4.5.14). Таким образом, наряду с северной ориентацией монгольской культуры, можно говорить и об ее «западничестве».
Понятно, что и северная ориентация, и «западничество» являются ми­ровоззренческими доминантами и не связаны с оценкой конкретных тер­риторий Монголии. Так, большинство экспертов (55,9 %) предпочли бы жить в Улан-Баторе.

Более половины экспертов-халхов (53,8 %) наиболее значимым для души своего народа, его национального характера считают «ширь земли».

Таблица 4.5.14 Оценка экспертами-халхами значимости сторон света для своего народа (1=max; 4=min), %
Место Восток Юг Запад Север
1 10,3 24,1 27,6 40,0
2 27,6 17,2 37,9  16,7
3 41,4 13,8 27,6 16,7
4 20,7 44,8 10,3 26,6
Среднее место 2,7 2,7 2,3 2,3 



На значимость «высоты неба» указали 12,8 % экспертов-халхов, хотя «ширь земли» и «высоту неба» в одинаковой степени важными сочли 43,6 % из них. Но в целом, оказывается, что «ширь земли» воспринимается как доминанта пространственного восприятия халха-монголов. Это род­нит монголов с русскими, ценящими бескрайний простор.

Различные компоненты жизненного мира Монголии оцениваются экс­пертами по-разному. На вопрос «Чем, на Ваш взгляд может гордиться Монголии?» 42,4 % экспертов ответили «природа, ресурсы», 22,0 % — «культура, человек», 20,3 % — «природа, культура». Проявившийся в оценках экспертов «природоцентризм» населения Монголии корреспон­дирует мнению экспертов о перспективности развития экономики на осно­ве сочетания инновационного животноводства и туризма.

Природный мир включает различные объекты, которые могут воспри­ниматься в архаической картине мира как архетипы культуры. Так, сакра-лизованные животные у разных народов выступали в качестве тотем­ных животных-первопредков. Выделение ключевых зооморфных архети­пов культуры имеет важное значение для анализа моделей повседневного поведения людей.

Известно, что в истории монголов тотемными животными-первопред-ками являются волк и самка оленя. Данные опроса показали устойчивость данного архетипа культуры. Именно олень и волк, с точки зрения больши­нства халхов и ойратов, символизируют Монголию (табл. 4.5.15). Казахи предпочли образ орла. И это не случайно: символ орла глубоко укоренен в национальной казахской традиции. Парящий орел изображен и на госу­дарственном флаге Казахстана.

Эксперты-монголы высказались по этому вопросу иначе, чем рес­понденты-монголы в рамках массового опроса. В их ответах абсолютно  

На значимость «высоты неба» указали 12,8 % экспертов-халхов, хотя «ширь земли» и «высоту неба» в одинаковой степени важными сочли 43,6 % из них. Но в целом, оказывается, что «ширь земли» воспринимается как доминанта пространственного восприятия халха-монголов. Это род­нит монголов с русскими, ценящими бескрайний простор.

Различные компоненты жизненного мира Монголии оцениваются экс­пертами по-разному. На вопрос «Чем, на Ваш взгляд может гордиться Монголии?» 42,4 % экспертов ответили «природа, ресурсы», 22,0 % — «культура, человек», 20,3 % — «природа, культура». Проявившийся в оценках экспертов «природоцентризм» населения Монголии корреспон­дирует мнению экспертов о перспективности развития экономики на осно­ве сочетания инновационного животноводства и туризма.

Природный мир включает различные объекты, которые могут воспри­ниматься в архаической картине мира как архетипы культуры. Так, сакра-лизованные животные у разных народов выступали в качестве тотем­ных животных-первопредков. Выделение ключевых зооморфных архети­пов культуры имеет важное значение для анализа моделей повседневного поведения людей.
Известно, что в истории монголов тотемными животными-первопред-ками являются волк и самка оленя. Данные опроса показали устойчивость данного архетипа культуры. Именно олень и волк, с точки зрения больши­нства халхов и ойратов, символизируют Монголию (табл. 4.5.15). Казахи предпочли образ орла. И это не случайно: символ орла глубоко укоренен в национальной казахской традиции. Парящий орел изображен и на госу­дарственном флаге Казахстана.

Эксперты-монголы высказались по этому вопросу иначе, чем рес­понденты-монголы в рамках массового опроса. В их ответах абсолютно
Расхождение в оценках по результатам массового и экспертного опроса может объяснено статусом респондентов. Так, обратим внимание, что почти треть экспертов указали на сокола как на символ Монголии. Известно, что белый сокол — родовой знак Чингисхана. В сознании тюр-ко-монгольских народов сокол является птицей, связанной с идеей вер­ховной власти21. Не исключено, что эксперты идентифицируют Монго­лию с животными, которые символизировали зооморфную идентичность правящего слоя.

Примечательно, что собственно монголы идентифицировали себя с сам­кой оленя, а брачные партнеры монголов принадлежали к фратрии волков22. «Верхи» монгольской культуры идентифицировали себя с волками, что про­являлось в их воинской тактике, применяемой по отношению к побежден­ным народам.
Архетип волка как тотемного первопредка широко распространен в Европе. С ним связан даже Аполлон, что позволяет считать аполлоничес-кую культуру «волчьей» культурой. Следовательно, монгольская элита, безусловно, была способна найти общий язык с европейцами, т. е. разгова­ривать с ними на языке волчьей стаи.


В отличие от «верхов» монгольской культуры, ее «низы», по-видимо­му, устойчиво продолжают идентифицировать себя с оленем. Дуализм то­темных архетипов составляет, возможно, подпочву своеобразного кон­фликта культуры монгольского мира.

Выделение ключевых зооморфных архетипов монгольской культуры имеет важное значение для анализа моделей повседневного поведения. Россия, например, устойчиво ассоциируется с образом медведя. Подобные ассоциации могут быть использованы не только в информационной поли­тике, но и в этологическом (т. е. поведенческом) анализе этнической куль­туры и межэтнических отношений в поликультурных сообществах.

В символике этнокультуры важное место занимают цвета. Сами мон­голы называли себя «синими»23. Н.Л. Жуковская, указывая, что синий цвет — это цвет верности, вечности, постоянства, замечает также, что си­ний цвет — цвет востока, тогда как цвет центра — желтый24. На наш взгляд, данная геосимволика может быть объяснена и в свете евразийской концепции дихотомии «верхов» и «низов» монгольской культуры. В мон­гольской традиции желтый цвет — это цвет волка (собаки). С этой точки зрения, этноцентризм должен быть свойствен «верхам», тогда как у «низов» этноцентризм не выражен.

Н.М. Жуковская отмечает, что, помещая себя на востоке, монголы ассоциировали запад с белым цветом. Белый цвет — цвет молока — в монгольской культуре имеет позитивные коннотации и считается пер­вым, основным цветом.

По мнению Бямбасурена Лхундева, обычно монголы очень любят си­ний, белый, красный и зеленый цвета25. Как следует из табл. 4.5.16, боль­шинство опрошенных предпочитает именно белый цвет. Вторым по значи­мости для массива опрошенных является синий цвет. На третьем месте оказался зеленый цвет. Его символика, к сожалению, изучена недостаточ­но. В то же время, очевидно, что этот цвет нельзя рассматривать как вто­ростепенный для культуры монголов. А набор наиболее значимых для них цветов составляет комбинация «белый — синий — зеленый».

Данные опроса не подтвердили предположение об элитарности желто­го цвета. Кроме того, эксперты-халхи в равной мере указали на предпочте­ние белого и синего цветов (по 71,8 %), а другая часть экспертов предпоч­ли синий цвет (75,0 %) белому цвету (50,0 %).
Лексема белого цвета «цагаан» употребляется также в значении «ров­ный, лишенный препятствий, гладкий», «просторный, обширный, открытый»26. Перечисленные значения ассоциируют белый свет с евразийским восприятием пространства как плоского, ровного.

Таблица 4.5.16 Респонденты о предпочтении цветов, %
Цвета Халхи Ойраты Казахи
Белый 72,7 63,2 65,9
Красный 21,3 17,1 17,1 
Синий 67,8 59,2 34,1
Черный 27,3 25,0 31,7
Желтый 15,8 15,8 14,6
Зеленый 44,3 38,2 29,3
Коричневый 16,4 6,6 17,1
Фиолетовый 7,7 5,3 2,4
Серый 3,8 1,3 0,0
Другое 4,4 10,5 7,3 

Таблица 4.5.17 Предпочтение геометрических фигур среди респондентов
Предпочтение Халхи Ойраты Казахи
1 Круг Круг Квадрат
2 Квадрат Квадрат Круг
3 Треугольник Треугольник Треугольник 
4 Прямоугольник стоящий Прямоугольник стоящий Прямоугольник лежащий
5 Прямоугольник лежащий Прямоугольник лежащий Прямоугольник стоящий
6 Зигзаг Зигзаг Зигзаг 

В ходе опроса исследователями проведен психогеометрический тест. Респондентам было предложено ранжировать геометрические фигуры по степени предпочтения. Результаты анализа представлены в табл. 4.5.17.

Наиболее привлекательной для монголов геометрической фигурой оказался «круг», а наименее привлекательной — «зигзаг». Среди опро­шенных казахов «зигзаг» также менее всего популярен (но гораздо в меньшей степени, чем среди монголов), но несколько симпатичнее «круга» им «квадрат». 

Таблица 4.5.18 Цифры, которые больше всего нравятся респондентам, %
Цифры Халхи Ойраты Казахи
1 31,1 28,9 29,3
2 8,7 13,2 31,7
3 43,2 42,1 29,3
4 18,0 17,1 36,6
5 50,3 46,1 41,5
6 21,3 14,5 24,4
7 16,4 15,8 31,7
8 40,4 44,7 31,7
9 60,1 67,1 17,1
По критериям психогеометрического теста «круги» наиболее комфорт­ны «для прямоугольников». Можно предполагать, что монголы по чертам своего характера являются «прямоугольниками», т. е. похожи по своему характеру на русских. Казахи в данном отношении несколько отличаются от монголов. Возможно, они являются «треугольниками», т. е. более целе­устремленны, энергичны и деловиты27.
В этнокультурологии большое внимание уделяется числовым констан­там картин мира. Учитывая данное обстоятельство, респондентам было предложено из числового ряда от 1 до 9 выбрать три цифры, которые им нравятся больше всего (табл. 4.5.18).

В целом числовое восприятие монголов характеризуется предпочте­нием ряда нечетных чисел, тогда как у казахов числовое восприятие по этому параметру сбалансировано. Так, халхам больше нравятся цифры: 9 — 5 — 3 — 8. Ойраты предпочитают цифры: 9 — 5 — 8 — 3. Малопопу­лярны у монголов числа 2, 4, 6, 7. У казахов наиболее популярны 5 — 4. Возможно, популярность числа 4 у казахов коррелирует с предпочтени­ем квадрата.

Символика чисел в традиционной монгольской культуре многозначна. Здесь мы только обратим внимание, что числовое мышление казахов от­лично от числового мышления монголов.

Результаты опроса подтвердили особое отношение монголов к числу 9 (самый высокий показатель). Оно имеет для них глубокое символическое значение. Так, например, хорошо известно девятое белое знамя Чингисха­на. Оно хранится во дворце правительства и один раз в год используется на празднике Наадам. У Чингисхана было девять полководцев. Наиболее цен­ными у монголов считаются девять драгоценностей. Число 9 нередко использовалось также в юридических памятниках .

В противоположность монголам у казахов число 9 является наименее предпочтительным. Известно, что в традиционной культуре казахов это число считается невезучим29.

Популярность числа 8 у монголов Н.Л. Жуковская объясняет буддий­ским влиянием. Но заметим, что столь же популярное в буддизме число 4 нравится немногим монголам.

Одной из ключевых евразийских ценностей является братство. Наличие данной ценности выявилось и в ходе нашего исследования. Так, проведен­ный анализ структур родства в монгольском обществе дает основание для утверждения, что отношения между родителями и детьми имеют достаточ­но жесткий характер, но при этом, как отмечалось, отношения детей с ма­терью и родственниками по материнской линии являются более теплыми.

По оценке Долгорсурэнгийн Баярмаа, для современной монгольской семьи характерны доминирование тревожности в детстко-родительских от­ношениях, гиперпротекция матерей и гипопротекция отцов30. В этой ситуа­ции в структурной логике отношений родства отношения между детьми в семье должны быть дружескими, «братскими».

Как показали результаты нашего опроса, 85,2 % халхов, 81,6 % ойратов и 63,4 % казахов имели в детстве в целом теплые, близкие, дружественные отношения между братьями и сестрами. В настоящее время часто встреча­ются и помогают друг другу 86,9 % халхов, 86,8 % ойратов монголов и 65,9 % казахов. Позитивность братско-сестринских отношений коррес­пондирует традиционному среди кочевников минорату, где домохозяйство наследовал младший сын после выделения старших братьев и сестер.
В ходе нашего опроса выяснялся вопрос о степени осведомленности экспертов об институте побратимства. Оказалось, что халхам он известен меньше, чем экспертам из других этнических групп (табл. 4.5.19).

Интересен факт, что четверть экспертов не-халхов являются побрати­мами. Это свидетельствует о распространенности данного обычая в опре­деленных социальных нишах.

Подводя итоги анализа результатов опроса населения Монголии, можно констатировать, что существуют определенные различия в жизненном мире жителей Западной и Восточной Монголии, как и в самом евразийском мире — между Востоком и Западом. Эти различия во многом связаны с раз­ной этнической принадлежностью населения Монголии. По некоторым цен­ностным ориентациям казахи заметно дистанцированы от монголов. Вместе с тем, ойраты (западные монголы) по ряду ценностных ориентаций ближе к казахам, чем к халха-монголам. В контексте дихотомии «Восток — Запад» халха представляют восточный полюс монгольского мира, а ойраты — его западный полюс.

В целом рассмотрение ценностей, конституирующих жизненный мир современных монголов, приводит к выводу, что они имеют много общего с ценностями других народов Евразии, в том числе России. Общность цен­ностей является объективной основой для многовекового конструктивно­го взаимодействия монголов с народами Евразии.
  

Комментарии материала:

Разместить комментарий

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии
Чествовать профессионалов своего дела – давняя и добрая традиция россиян, способных высоко оценить знания, мастерство и самоотверженный труд людей, преданных любимой профессии. По праву, массовое признание адресуется педагогам и медицинским работникам, строителям и военнослужащим. Однако, современное российское общество и интенсивно развивающаяся в стране экономика неуклонно нуждаются в специалистах различного профиля, чей труд также заслуживает общественного признания и поощрения. День р...
Альянс "Экодело" объявляет о проведении нового конкурса межрегиональных проектов для некоммерческих организаций и инициативных групп по решению проблем в сфере охраны окружающей среды. Положение о конкурсе Цель конкурса – консолидация усилий некоммерческих организаций и инициативных групп из разных регионов Сибири и Дальнего Востока России по решению общих межрегиональных природоохранных проблем, укрепление связей и налаживание постоянного сотрудничества в некоммерческом сектор...
Фото: В.Г. Александров
08 ноября 2016 года Этно-экологический информационный центр "Лач" г. Петропавловск-Камчатский   Сегодня в номере: Жители ительменского села Ковран благодарят органы власти за сохранение структуры детского сада «Ийяночх»! На Камчатке по инициативе прокуратуры принят закон в поддержку детей из семей коренных малочисленных народов Севера Шесть поселков на Камчатке частично остаются без света: последствия циклона Семинар «Правовые основы, проблемы и реко...
Обсуждение крайне актуальной для российских регионов темы состоялось 10 ноября в рамках международной выставки готовой упаковки, упаковочных материалов и оборудования для фасовки и упаковки «Упаковка Сибири-2016» по инициативе ассоциации предприятий по обращению с отходами «Экология Сибири». В России ежегодно образуется около 50 млн. тонн твердых бытовых отходов (ТБО) с приростом 3-4% в год, при этом утилизируется не более 4% ТБО. И хотя собственно твердые бытовые отходы...
16 ноября состоялась встреча руководителя объединения "Караван" Центра внешкольной работы Первомайского района Алтайского края Александра Скачко с учениками и учителями Рогуличной ООШ того же района. Встреча проходила в рамках экологического проекта "Как поживаешь, речка?". Во встрече также приняли участие гости из Барнаула - Олег Гармс, биолог, орнитолог, старший научный сотрудник отдела по науке Тигирекского заповедника и Алексей Эбель, биолог, орнитолог, бёрдвотчер, фотог...

Материалы данного раздела

Фотогалерея

Интересные ссылки

«Спутниковый мониторинг пожаров на Дальнем востоке России». Сервис работает на основе технологии «Геомиксер», разработанной в ИТЦ «СКАНЭКС»

«Спутниковый мониторинг пожаров на Дальнем востоке России». Сервис работает на основе технологии «Геомиксер», разработанной в ИТЦ «СКАНЭКС»

 

Активность на сайте

Юрий Широков аватар
Юрий Широков
ВОЛОДЯ ИЗЕРГИН В БЕДЕ!

Не стало Владимира Изергина!
Такая грустная новость пришла сегодня:
...

Пыжикова Евгения аватар
Пыжикова Евгения Михайловна
Как сохранить заповедные места в окрестностях алтайского села Малая Шелковка

Отличный проект! Маленький шаг молодого поколения к хорошим результатам в будущем! ...

Юрий Широков аватар
Юрий Широков
Как сохранить заповедные места в окрестностях алтайского села Малая Шелковка

Впечатляющие результаты! Успехов вам в ваших начинаниях!

Марина Разумова аватар
Марина Разумова
Улучшение экологической ситуации в городе Томске, посредством повышения культуры содержания домашних животных

Уникальный проект. Жаль что голосовать уже не получается. Я "За".

 

Дмитрий Лисицын аватар
Дмитрий Лисицын
Помогите спасти заказник "Северный" на Сахалине!

Пожалуйста, поддержите нашу петицию в защиту заказника "Северный" - пройдите по ссылке и оставьте свою подпись!

...

Ганиджон Халимов аватар
Ганиджон Халимов
Аральское море, проблемы легенды, решения

Аральское море можно восстановить. На Памире на высоте~3600м есть Сарезское озеро, длиной 80км, шириной 3км и глубиной 500м. Образовалось оз...

сортировать по иконкам
30 недель 1 день назад
мартака
martaka maminov аватар
Спелеологи Всех стран объединяйтесь!

Смотрели: 3,446 |

Обращайтесь, отличная компания http://www.ecocentrp.ru/about/...

41 неделя 5 дней назад
савельев Глеб
Глеб савельев аватар
Спелеологи Всех стран объединяйтесь!

Смотрели: 3,446 |

нужна схема пещер с измерениями

45 недель 2 дня назад
Волобуева Ольга
Ольга Волобуева аватар
Спелеологи Всех стран объединяйтесь!

Смотрели: 3,446 |

если Вы обладаете информацией , как составить топокарту пещеры, пишите нам. Очень нужна помощь в составлении паспорта объекта

31 неделя 1 день назад
ViktorrE79
Виктор Егоров аватар
Экология в районах Санкт Петербурга

Смотрели: 2,449 |

Я считаю, что мусорная захламленность улиц существенно влияет на экологическую обстановку Санкт Петербурга и Ленинградской области. Поэтому...

47 недель 1 день назад
Сергей Наумов
Сергей Наумов аватар
Экология в районах Санкт Петербурга

Смотрели: 2,449 |

Наша компания http://www.ecocentrp.ru/...

размешен 06.12.16 | Тип: Событие
 Круглый стол "Мировые экологические тренды в сибирском преломлении"

Бум в  развитие технологий и глобализация стремительно меняют наш мир. Способны ли мы осмыслить эту новую реальность, отличить настоящие вызовы от фейковых и найти на них свои ответы? К...

размешен 06.12.16 | Тип: Статью
Проблемы и перспективы развития экотуризма на Чукотке

Перспективы и проблемы развития экологического туризма на территории Чукотского автономного округа на примере национального парка «Берингия».

...

размешен 06.12.16 | Тип: Статью
Информационная рассылка «Лач» № 43 (663)

06 декабря 2016 года

Этно-экологический информационный центр "Лач"

г. Петропавловск-Камчатский

Сегодня в номе...

размешен 05.12.16 | Тип: Статью
Встреча клубов друзей Тигирекского заповедника

4 декабря на базе ДК села Зудилово состоялась встреча двух клубов друзей Тигирекского заповедника: "ПриродоГрад" (лицей №3 г. Барнаула) и "Караван" (с. Зудилово Первомайс...

размешен 05.12.16 | Тип: Новость

В рамках реализации Благотворительной программ...

Подпишись на рассылку

Будьте в курсе последних новостей!

Управлять моими подписками

RSS-материал