Асхат Каюмов о задачах и перспективах экологического движения

Интервью председателя Совета Нижегородской общественного движения «Экологический центр «Дронт» Асхата Каюмова для журнала СтолицА НИЖНИЙ.

Асхат Абдурахманович, в 2019 году экоцентру «Дронт» исполняется 30 лет. Насколько сегодня изменились задачи, которые стояли перед «Дронтом» тогда, когда он создавался в 1989 году?

Да, действительно, в декабре нужно отмечать такой серьезный юбилей (улыбается). Что же касается задач, то ответить можно по-разному. Если говорить о длинных перспективах, то что может измениться? До результата нам как до Пекина на корячках – ползти и ползти.

При этом нельзя сказать, что вот как мы в 1989-м начали, так мы в замороженном состоянии и находимся. Мы видим, что сознание меняется, а решение экологических проблем привязано к изменению создания людей, начиная от простых исполнителей и заканчивая лицами, принимающими решения. Это процесс долгий, идет он медленно, но идет. Когда мы начинали работать, слова «экологические проблемы» были понятны очень узкому слою специалистов, совсем узкому – это была даже не прослойка, а тоненькая-тоненькая пергаментная бумажечка в обществе, 0,01 процента населения – кто-то из науки, кто-то из прикладников… Сейчас можно выйти на улицу, опросить сто человек подряд, и каждый скажет, что да, экологические проблемы – это важно. В этом плане сдвиг произошел фантастический. И произошел он, конечно, не только нашими усилиями, но и усилиями всего человечества, которое довело ситуацию до того, что все увидели проблему.

Но за эти 30 лет или чуть больше произошел и серьезные технологический, промышленный прорыв, наша жизнь навсегда изменилась с приходом пластика, с приходом настоящей индустрии упаковки, предметов одноразового пользования…

Да, вы правы. И это тоже. 30 лет назад такого количества пластика, всевозможной упаковки просто не было. Великий мусорный вал возник именно из-за этого. Но вот вам показательный пример, как все было еще раньше. Когда мне было лет 10, я летом ездил к дедушке за Волгу на рыбалку. Дедушка брал палатку и выезжал на три месяца рыбачить на берегу, а я проводил с ним недельку-две. И вот когда я говорил: «Дед, пить хочется», дед надевал сапоги, заходил по колено в реку Волгу, черпал воду, нес мне и я пил. И все было нормально. Еще 40 лет назад мысли о том, можно или нельзя пить воду из Волги, не возникало. Кто сейчас скажет своему ребенку: «На кружку, попей из Волги»? Произошел кардинальный скачок в сознании – мы начали окружающую нас природу воспринимать не как среду обитания, а как угрозу.

Благодаря многолетним исследованиям, проводимым орнитологической лабораторией под эгидой министерства экологии и природных ресурсов Нижегородской области, в регионе стали устанавливать средства защиты птиц от ударов током

Но это ведь не значит, что тогда, в 1970-е, вода в Волге была чистая?

Не значит. Сознание было другое. Мы перестали воспринимать природу естественной частью своей жизни, перестали видеть в ней свой дом. Она нам угрожает, поэтому мы заказываем воду, ставим кондиционеры, нам угрожают кислотные дожди и загрязненный воздух, клещи и многое другое. Мы боимся, закрываемся, защищаемся.

С одной стороны, это трагедия. Ну, представьте, вы свою квартиру начинаете воспринимать как угрозу из каждого угла ждете нападения. Это хорошо?

С другой стороны, именно так проблему загрязнения окружающей среды массово увидели и пытаются ее решать. Старая русская поговорка «пока гром не грянет, мужик не перекрестится» здесь очень подходит, потому что экологические проблемы через мозги воспринимают только очень узкие специалисты. Все остальные воспринимают на уровне угрозы. И ничего с этим не сделаешь: как и любые другие животные, мы в массе своей не думаем о будущем, особенно далеком. Мы думаем о сегодняшнем дне, и если нам сегодня ничего не угрожает, то мысль о том, что мы начали загаживать речку и через 20 лет воду из нее нельзя будет пить, не работает. Далеко не все готовы планировать свою жизнь на 5–10 лет вперед. Думающих на 200 лет вперед и в масштабах планеты вообще единицы. А с экологическими проблемами так: решение нужно принимать сейчас, а результат будет через 50 лет. Мало кто готов вкладывать в это все силы уже сейчас. Когда это обсуждают специалисты, это еще работает, но в массовом сознании и при принятии управленческих решений нет, не работает.

И вот вам вся двойственность ситуации: нависшая угроза подталкивает общество решать накопившиеся, ставшие очевидными проблемы, а решать мы их начнем, когда уже очень много всего потеряем. И так на самом деле не только в экологии. К сожалению, мы на очень многие вещи реагируем, уже когда человечество начинает платить жизнями.

Какой же выход из этой двойственности вам видится?

Большое количество проблем решаемо, реально решаемо. Но для этого необходимо большое количество управленческих решений. Вот общество уже понимает, что проблемы надо решать, но еще не готово жестко требовать с управленцев реализации этих управленческих решений. И вот мы достукиваемся до президента, и администрация президента видит проблему: дважды за последние шесть-семь лет объявлялись экологические годы – был Год охраны окружающей среды, был Год экологии, кроме того, был еще Год ООПТ – особо охраняемых природных территорий.

То есть фактически трижды с самого высокого федерального уровня приходил сигнал: «Ребята! Этим надо заниматься». То есть общество проблему донесло, его услышали и дали команду. А дальне на всех уровнях управления – огромное количество чиновников, и в этой массе сигнал сверху просто тонет. Начинается многолетнее межведомственное взаимодействие, годами ведется переписка на тему, кто кому начальник, чья это зона ответственности и так далее.

Так что все в этой системе вязнет и срабатывает только тогда, когда есть или прямой интерес, обеспокоенность самого верха, но это крайне редко, или если есть очень жесткий сигнал снизу – массовые обращения, протесты, публикации в СМИ… Ведь мы постоянно проводим опросы, исследования и видим, что для людей в нашей стране экологические проблемы – это вторая группа приоритетов, после личной безопасности. Это означает, что общество, в принципе, понимает важность проблем, и самый верх понимает, а среднюю чиновничью прослойку очень тяжело раскачивать, потому что за очень редким исключением там боятся принимать решения и брать на себя ответственность.

И что делать с этой ситуацией, я пока не совсем понимаю. Теоретически нужно создавать открытые системы, чтобы принятие управленческих решений не было завязано на конкретном чиновнике. Например, открытая комиссия, публично, в присутствии прессы принимает то или иное решение.

Какая же задача для экологических организаций наиболее важная? И что вы можете назвать достижением «Дронта»?

Задача экологических организаций – реально работающих экологических организаций – сдерживать проблему до тех пор, пока ее не увидят. Парадоксальная задача. Это очень сложно. Чтобы увидеть проблему, она должна расцвести пышным цветом, но за это мы заплатим очень много. Понимаете? Но только тогда ее начнут решать. Других вариантов нет. И нам бы было удобно, чтобы все жахнуло и все всё вдруг осознали, а с другой стороны, мы этого, естественно, не хотим.

Я недавно нашел свое интервью на эту тему, которое давал «Нижегородскому рабочему» в середине 1990-х. Слово в слово, что я тогда говорил, произошло и происходит сейчас на наших глазах. Про все эти климатические изменения специалисты говорят уже 30 лет, как и про рост клещевого энцефалита, и приход на север различных тропических заболеваний. Все это и многое другое уже звучало в форме предсказаний, теперь это реальность. Например, 30 лет назад в нашей области не было белого аиста. Теперь мы наблюдаем его гнездование. Все это маркеры, детекторы, показывающие происходящие изменения. Специалисты это видят.

Да, какие-то задачи, стоявшие перед нами раньше, отпали. Не решились, а именно отпали. Например, проблема безнадзорных животных. В Нижегородской области удалось сформировать команду, которая этим занимается грамотно. «Дронт» в этом активно участвовал, но после того, как появилась команда, которая этим хорошо занимается, эта задача перед нами не стоит.

Усилиями специалистов нашей орнитологической лаборатории был принят региональный нормативный документ, согласно которому на ЛЭП должны устанавливаться птицезащитные устройства, предотвращающие гибель пернатых от электрического тока.

За эти годы многое было достигнуто в вопросе особо охраняемых природных территорий – существующих и зарезервированных. Создан перечень, во взаимодействии с правительством области проведена большая работа.

Создана вся необходимая правовая база по Красной книге области.

Сегодня в Нижегородской области разработаны реальные механизмы защиты озелененных территорий, однако этих территорий по-прежнему не хватает

Успехом можно назвать изменение ситуации с озелененными территориями. В нашей области один из лучших в стране законов об озелененных территориях. Создана нормативная база, появились реальные инструменты для защиты парков, скверов, бульваров, для сохранения их границ. Другой вопрос, что этих самых озелененных территорий в Нижнем Новгороде не хватает. По нормативам должно быть 16 квадратных метров озелененных территорий на человека – мы до этого показателя недотягиваем. Если откинуть имитационные, то сейчас в городе около семи квадратных метров на жителя.

Нижний Новгород, который выглядит вполне себе зеленым городом, никакой не зеленый?

Есть понятие «зеленые насаждения». По градостроительной документации в каждом квартале они должны занимать не менее 25% территории. И речь идет не обязательно о деревьях, это могут быть кусты, газоны, цветники… У нас этот норматив соблюдается, но не везде. А «озелененные территории общего пользования» – это территории, куда люди могут прийти отдохнуть, подышать, погулять. И вот этого у нас дефицит. Последний раз парк создавался в Нижнем Новгороде в 1990 году – это парк Победы на Гребном канале, заложенный к 45-летию Победы. Да и то это военно-исторический мемориал, пространство специфическое.

Но как бы то ни было, Нижегородская область – единственный регион России, который ввел такое понятие, как «попечительский совет парка». Оно закреплено областным законом, и это реально действующая структура. И если вокруг какой-то озелененной территории есть люди, обеспокоенные ее судьбой, у них есть действенный инструмент защиты, помощи. Это очень важно. И мы видим конкретные результаты их работы.

Вот эти примеры наших достижений – это ситуации, когда нам удалось создать команду, способную самостоятельно справляться с возникающими проблемами в разных сферах.

То есть вы даете механизм, технологию решения проблемы? Учите самостоятельно справляться?

В моем понимании учить людей – одна из основных миссий нашей организации. Один маленький «Дронт» в одиночку не может решить все экологические проблемы большого Нижнего Новгорода и тем более еще большей области. Но мы можем научить других, показать пример, технологию, можем подсказать, оказать сопровождение, проконсультировать.

Формирование активных точек решения экологических проблем – вот к чему мы стремимся. Эта позиция была сформулирована еще лет 20 назад. И она неизменна.

Уже два года мы реализуем проект «42». 42 – это номер статьи Конституции РФ, где закреплено право каждого на благоприятную окружающую среду. В рамках этого проекта мы помогает бороться с нарушениями этого права, которые происходят каждый день – от парковки на газоне во дворе до рубки леса. Так мы формируем огромное количество маленьких, но активных и неравнодушных «дронтиков».

И могу сказать, что общественный спрос на решение экологических проблем есть и он растет. И люди, которых мы консультируем и вдохновляем, уже, в свою очередь, вдохновляют других. Создаются все новые и новые очаги экологического сопротивления, и получается, что тема эта продвигается на достаточно высокий уровень.

Показательный пример – пикет в защиту городской травы в июле. Я пришел на этот пикет и понял, что лично я знаю не более 15% тех, кто на нем был. Есть большой слой людей, молодых людей (а пикет – это всегда лишь отражение слоя), для которых эта тема важна. Это здорово. Так зарождаются команды, способные в будущем решать многие серьезные проблемы, формироваться в общественные организации. «Дронт» всегда был таким зонтиком, под которым выращивались, формировались группы активистов. Штат-то у нас небольшой – человек 20–30. Но у нас много актива, и «Дронт» сегодня – это большое сообщество именно не сотрудников, а людей с идеологией ответственности за тот мир, в котором мы живем. Каждый выбирает для себя зону ответственности и наводит там порядок. Кто-то – с бездомными кошками и собаками, кто-то – с птицами, кто-то – с деревьями… Нужно просто брать и делать мир лучше, и тогда он постепенно начнет меняться. Это тяжело, но возможно.

 

Беседовала Мария Медвидь

Фото: Евгений Алексеев

СтолицА НИЖНИЙ

 

 

Материал в разделах:

Комментарии материала:

Разместить комментарий

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии

Другие материалы

Приглашаем принять участие в нашем новом проекте "42 – Я Имею Право!"  Экологический центр "Дронт" запускает курс видеоуроков по экологическому праву для начинающих. Наш онлайн курс будет состоять из 15 видео, в которых мы расскажем о различных аспектах и возможностях защиты экологических прав граждан России. Из...
Асхат Каюмов: "Крайне важно не свалиться в окопы"
Выступление председателя Совета Нижегородской региональной общественной организации «Экологический центр «Дронт» Асхата Каюмова на первом пленарном заседании Общероссийского гражданского форума 22 ноября 2014 года.
О деятельности Экологического центра «Дронт»  в 2014 году
О впечатляющих итогах работы Экологического центра «Дронт»  в 2014 году. Экологический центр "Дронт"  - одна из наиболее известных и авторитетных экологических неправительственных организаций России. Имя "Дронт" центру было дано в память о славной птице дронт, явившейся одной из жертв алчного...
В Егорьевском районе состоялась совместная экспедиция по изучению флоры и фауны заказника «Егорьевский» и его окрестностей. Экспедиция учёных в Егорьевский район края к активистам программы «Усынови заказник» состоялась в рамках проекта «Практическая наука для школьников. Уровень – Университет» Алтайской региональной общественной организации «Экологический клуб», поддержанного Фондом президентских грантов. В поездке приняли участие ребята и...
Великобритания перестала жечь уголь для выработки электроэнергии. Аканкастеры исключительно прожорливы и, питаясь коралловыми полипами, наносят огромный вред рифовым экосистемам, потому биологи ищут средства для их сдерживания. Под давлением активистов правительство Архангельской области расторгло соглашение о возведение близ станции "Шиес" мусорного полигона. Эти и другие темы в новом выпуске Дайджеста Международного Социально - экологического союза от Света Забелина. Охрана прир...
Вы еще не знаете, как помочь своему ребенку узнать больше о животных и растениях Алтайского края? Слушайте! О способах привлечения внимания к объектам природы сотрудники Тигирекского заповедника рассказали 19 мая 2020 года на радио «Маяк». Несмотря на доступность определителей печатных и электронных, практически любой биологической группы организмов – растений, грибов, насекомых, птиц, зверей и других, на возможность общения со специалистами, многие родители оказываются в тяже...
«Зомби-пожары» наглядно свидетельствуют об изменении климата. После пандемии и падения цен на нефть у нас все будет «по-брежнему». В Берлине появились "рейнджеры городской природы". Эти и другие темы в новом выпуске Дайджеста Международного Социально - экологического союза от Света Забелина. Охрана природы, проблемы окружающей среды и развития человечества. Всё важное и интересное, что произошло в России и мире на текущий день. Дайджест за 10 июня 2020 года...
Спецоперация Европола «Серебряный топор» выявила важные звенья в цепи незаконного оборота пестицидов. Уголовное дело о халатности возбуждено в отношении главы Норильска. Суд в Архангельске запретил сбрасывать сточные воды в реку. Суд в Лебедяни обязал провести реконструкцию канализационных очистных. В Норильске идет операция по ликвидации последствий аварии на ТЭЦ-3. Эти и другие темы в новом выпуске Дайджеста Международного Социально - экологического союза от Света Забелина. Ох...

Фотогалерея

Активность на сайте

сортировать по иконкам
48 недель 3 дня назад
Марина Иванова
Марина Иванова аватар
Спелеологи Всех стран объединяйтесь!

Смотрели: 194,636 |

Спасибо за ссылку. Очень пригодилась! ...

4 года 8 недель назад
martaka maminov
martaka maminov аватар
Спелеологи Всех стран объединяйтесь!

Смотрели: 194,636 |

Обращайтесь, отличная компания http://www.ecocentrp.ru/about/actions/...

4 года 20 недель назад
Глеб савельев
Глеб савельев аватар
Спелеологи Всех стран объединяйтесь!

Смотрели: 194,636 |

нужна схема пещер с измерениями

4 года 24 недели назад
Ольга Волобуева
Ольга Волобуева аватар
Спелеологи Всех стран объединяйтесь!

Смотрели: 194,636 |

если Вы обладаете информацией , как составить топокарту пещеры, пишите нам. Очень нужна помощь в составлении паспорта объекта

1 год 29 недель назад
Надежда Бреева
Надежда Бреева аватар
Бутырский район

Смотрели: 6,308 |

Экология в Новой Москве . Поселение Щаповское.

Щапово (Александрово) — посёлок в Троицком административном округе Москвы (до 1...

размешен 10.07.20 | Тип: Статью

Юристами Центра Законов Земли подготовлен проект «Всеобщей декларации прав рек». Начата кампания по первичному сбору подписей за её при...

размешен 10.07.20 | Тип: Новость

Вблизи села Бобино Слободского района неизвестные ведут сплошную рубку леса.
Как рассказали активистам Народного фронта местные жители, во время прогулок в лесу они увидели несколько...

размешен 10.07.20 | Тип: Статью

За 10 летнюю историю фотоконкурса «Живая природа Алтая» многое поменялось, а что-то осталось неизменным. Одни из первых его участников, такие как Яскин Леонид Трофимович и Эбель...

размешен 10.07.20 | Тип: Новость

Новое в экологических рассылках на текущий день.

...

размешен 09.07.20 | Тип: Статью

Крестьянское школьное лесничество уже несколько лет сотрудничает с КГБУ «Алтайприрода...

Подпишись на рассылку

Будьте в курсе последних новостей!

RSS-материал