Лесные пожары в России

Существующая государственная система контроля и управления лесами в настоящее время неспособна к адекватным действиям для минимизации лесных пожаров и наносимого ими ущерба. На протяжении многих лет данные государственной статистики РФ о площадях лесных пожаров существенно занижаются. Расходы на тушение лесных пожаров (скорректированные для сравнения с учётом инфляции) за последние 20 лет (1998–2017 гг.) практически не растут и на порядки меньше чем в США или Канаде. Средняя площадь одного лесного пожара в РФ  примерно в 20 раз выше, чем в Казахстане и Беларуси. Доля крупных пожаров—один из индикаторов эффективности деятельности по тушению пожаров в действующей государственной программе «Развитие лесного хозяйства» на 2013–2020 гг.—выросла вдвое  вместо установленного  снижения на 30%. Примерно на 50% территории лесного фонда России лесные пожары просто не тушатся (за исключением случаев прямой угрозы поселениям).

Лесные и торфяные пожары 2010 г. вызвали очень острую реакцию властей, населения и прессы. Обеспокоенность общества экологическими проблемами сразу после пожаров выросла почти вдвое. Тем не менее площади, пройденные огнём в 2010 г., были далеко не самыми большими за последние два с половиной десятилетия (к примеру, в 2018 г. площадь, охваченная лесными пожарами, превысила площади 2010 г. уже к середине мая 2018 г.).

Единственное, что существенно отличало 2010 г. от других,—сильная задымлённость Москвы и близлежащих регионов. Столичные жители, включая высших должностных лиц страны, на себе ощутили последствия пожаров, что побудило власти принять все возможные меры для защиты Московской и— частично—сопредельных с ней областей от лесных пожаров, в том числе ввести запрет на бесконтрольное выжигание сухой травы.

Если  Москва  и  Санкт-Петербург  от  экстремального  задымления  в  основном защищены, то о других городах этого сказать нельзя, поскольку ситуация с пожарами в целом по стране кардинально не изменилась. По отдельным элементам (площадям пожаров в целом, управленческим решениям) она как минимум не улучшается, а, скорее, плавно ухудшается. Базируясь на уже реализованных позитивных мерах, можно было бы воссоздать нормальную действующую систему по предотвращению и тушению пожаров, но при учёте общего отношения к охране природы, а также ситуации, сложившейся непосредственно в лесной отрасли(включая катастрофическое уменьшение численности сотрудников), возможность и необратимость изменений вызывают вопросы.

Последние два десятилетия пожары остаются одной из серьёзнейших нерешённых проблем российских лесов. С этим согласны практически все специалисты в области лесного хозяйства. Тот факт, что пожары наносят огромный ущерб, признаёт  и  руководство  Рослесхоза —федерального  органа,  отвечающего за лесное хозяйство. По данным российской официальной статистики (Росстата), максимальные ущербы, нанесённые лесными пожарами за год, —  70 млн. куб. м древесины в 2002 г. и 700 тыс. га лесных насаждений1 в 2000 г. (Россия в цифрах, 2004). В то же время по данным дистанционного зондирования2 (методики, от которой достаточно сложно «спрятать» данные о пожарах или лесах) ситуация намного хуже. Только в 2009 г. от пожаров погибло более 800 тыс. га лесов, а в2010 г. по той же причине усохло около 1,1 млн. га. Наибольшая площадь погибших от пожаров лесов—3,6 млн. га—приходится на 2012 г. (ИКИ РАН, 2009;  Масляков, 2011; Метод оценки… 2013, Возможности оценки площадей…, 2016).

1Площади, пройденные пожарами, значительно больше, однако не весь лес, пройденный пожарами, погибает.

2 Дистанционное зондирование Земли(ДЗЗ)—наблюдение за поверхностью Земли с помощью наземных, авиационных и космических аппаратов, оснащённых съёмочной аппаратурой.

Объём древесины, сгоревшей или погибшей в результате пожаров в2012 г., составил, по оценкам специалистов, не менее 500 млн. кубометров, а заготовленной—официально и криминально—не более 260 (Ярошенко, Куксин, 2014).

Реальный  ущерб  от  лесных  пожаров  не  ограничивается  гибелью  лесов.

В 2010 г. только на помощь гражданам, утратившим имущество в результате лесных пожаров, на федеральном уровне было выделено около12 млрд. рублей, то есть порядка 400 млн. долларов (Итоги работы Счётной палаты, 2011).

При всей важности информации о лесных пожарах используемая государственными органами статистика противоречива и не отражает действительности, а финансирование борьбы с лесными пожарами, особенно в расчёте на гектар лесных земель, крайне мало по сравнению с затратами на противопожарную работу в США, Канаде и даже в странах СНГ.

Рассмотренные далее параметры, такие как пройденные пожарами лесные площади, расходы на охрану лесов от пожаров и расходы на их тушение3, не дают полной картины, но достаточно наглядно характеризуют текущее положение.

3Данные о фактических расходах на тушение пожаров в 2017 г. в открытом доступе автору обнаружить не удалось.

Многие из показателей не соответствуют реальности, однако их динамика, как уже обсуждалось, в большинстве случаев может использоваться для оценки развития ситуации во времени. Кроме того, отдельные параметры существуют только на бумаге, но и они, и их динамика представляют интерес для характеристики системы.

Важно заметить, что настоящий обзор не даёт тщательного и детального анализа ситуации с лесными пожарами в России, а также форм и результатов их официального учёта4, его задача—скорее нарисовать общую картину и показать масштаб проблемы с государственным учётом лесных пожаров и неадекватностью некоторых мер по их ликвидации.

4В связи с этим возможны неточности и отсутствие сравнительного анализа данных различных исследований, это не оказывает влияния на демонстрацию общей картины.

Введение

Практически все крупные катастрофы последних двух десятилетий, связанные с лесными пожарами, были прямо или косвенно вызваны либо умышленным сокрытием, либо искажением данных о масштабах проблемы. Из-за недостоверной информации упускался момент, когда с пожаром ещё легко было справиться.

В результате необходимые силы и средства направлялись на борьбу с огнём слишком поздно, когда ситуация уже выходила из-под контроля.

Можно выделить две основные проблемы, связанные с информацией о лесных пожарах(представлены по «Предвестники лесопожарной катастрофы…», 2015):

— неадекватная  статистическая  информация—искажение  или  сокрытие количества пожаров и пройденных ими площадей по итогам продолжительного учётного периода(года);

— неадекватная оперативная информация—искажение или сокрытие реального количества, площадей и даже наличия действующих лесных пожаров в оперативных(в том числе ежедневных) сводках, или дробление крупных и длительно действующих пожаров на мелкие и якобы быстро потушенные.

В результате первой проблемы для борьбы с пожарами на стадии бюджетирования не выделяются достаточные ресурсы, не разрабатываются и не принимаются долгосрочные административно-организационные меры. В результате второй проблемы не принимаются необходимые оперативные меры по переброске или перегруппировке сил и средств. Естественно, обе проблемы взаимосвязаны и самовоспроизводятся.

Тушение лесных пожаров и его финансирование

Основные проблемы, связанные с тушением лесных пожаров,—это его финан-сирование, организация и принятие соответствующих управленческих решений.

Бывший министр природных ресурсов и экологии России С. Донской считает, что«причиной лесных пожаров становится административный фактор» (МПР, 2016). Однако по непонятным причинам он«переводит стрелки» на региональные власти: «Бездействие некоторых региональных властей можно объяснить только одним—халатным, просто преступным отношением к нашим лесным богатствам и гражданам, проживающим на вверенных им территориях». Это утверждение в полной мере применимо и к деятельности федерального руководства.

Согласно статье 83 Лесного кодекса РФ, полномочия по тушению лесных пожаров переданы органам государственной власти субъектов РФ, а средства на их осуществление предоставляются в виде субвенций из федерального бюджета.

Можно сказать, что как Российская Федерация финансирует эти полномочия—так субъекты РФ их и тушат.

Неохраняемые леса

В существенной части лесов России пожары просто не тушатся. Примерно 30% лесного фонда с 2005 г. официально практически не охраняется. Это так называемые  зоны  космического  мониторинга  второго  уровня —удалённые и труднодоступные территории, отчётность по которым формируется исключительно по данным космического мониторинга, а применение авиации для уточнения данных не предполагается (Швиденко и др., 2007; Приказ Рослесхоза, 2005).

Кроме того, с 2015 г. были введены«зоны контроля» (Приказ Минприроды РФ №426, 2015; Приказ Рослесхоза, 2018), которые составляют около 50% площади лесов страны. Действующее законодательство разрешает не тушить пожары на этой территории, если они не угрожают«населённым пунктам или объектам экономики». Формальным основанием для отказа от тушения является решение комиссий по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и обеспечению пожарной безопасности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, принимаемое, когда прогнозируемые затраты на тушение лесных пожаров превышают«прогнозируемый вред, который может быть ими причинён» (Рослесхоз. Зоны контроля, 2016, Приказ МПР… 2015, Приказ МПР… 2017). Это означает, что примерно половина лесного фонда России от огня никак не защищена, поскольку учесть все экологические аспекты, связанные с негативным воздействием конкретного пожара, очень трудно. А значит, объективно, тем более в цифрах, оценить«потенциальный вред» от пожара практически невозможно. Соответственно, вызывают сомнения уровень профессиональной квалификации и мотивация членов комиссий, которые этот вред анализируют. По сути, выбранный властями подход позволяет сохранить скорее финансовые ресурсы, а не лес.

«На практике органы управления лесами субъектов РФ до сих пор рассматривали “зоны контроля” как неохраняемые территории, в границах которых пожары можно было… не тушить…» (Официально опубликован… 2017, В России дадут… 2018).

Расходы на тушение лесных пожаров1

Площадь  лесов,  пройденных  пожарами,  постоянно  возрастает,  при  этом ресурсы,  выделяемые  на  борьбу  с  лесными  пожарами,  остаются  прежними (не меняются). На рисунке1 приведены данные о расходах на тушение лесных пожаров, скорректированные в соответствии с инфляцией2.

1Расходы по тушению пожаров включают заработную плату занятых тушением пожара, стоимость эксплуатации техники, стоимость израсходованных материалов, средств тушения и другого имущества (Расходы по тушению… 2013) и не включают стоимость профилактических мероприятий и покупку техники.

2 Цифры за 1998–1999 гг. приводятся по данным публикации«Природно-ресурсных ведомостей» (Максимов, 2007). Информация о расходах в период 2000–2012 гг. взята из материалов Росстата (Расходы по тушению… 2013). Для периода 2013–2015 гг. использовались данные Счётной палаты(Эффективность государственного управления… 2016), для 2016 г. использованы данные, представленные на слушаниях в Совете Федерации (Совет Федерации, 2017). Для 2017 г. была сделана минимальная оценка—сумма расходов на тушение 2017 г. на основании материалов, подготовленных для слушаний в Совете Федерации (Совет Федерации, 2018), и суммы соответствующей кредиторской задолженности перед субъектами РФ, представленной должностными лицами Рослесхоза и размещённой на официальном сайте Государственного собрания Р. Саха(В Якутске обсудили…, 2018).

 

Из графика видно, что никакого явного долговременного тренда за прошедшие 20 лет (1998–2017 гг.) не наблюдается. Можно отметить некоторый рост расходов в течение трёх лет после катастрофических пожаров 2010 г. и их последующее падение, однако статистически достоверность этих изменений не подтверждена. Одновременно за этот период существенно возросли (по данным Росстата, более чем в два раза) усреднённые по шестилетним периодам площади пожаров.

Важно отметить, что корреляция между расходами на тушение лесных пожаров и реальной площадью пожаров на территории лесного фонда практически отсутствует (данные приведены на рисунке2), корреляция между расходами и статистическими данными о площадях пожаров также низка3.

3Коэффициент корреляции достигает0,25–0,5 в зависимости от периода, по которому проводится расчёт.

 

То есть выделение  средств  на  тушение  пожаров  не  сильно  зависит  от  площадей  пожаров4.

4В некоторой степени это может быть связано с тем, что пожары не тушатся в неохраняемых лесах.

 Более того, рассчитанная за последние девять лет (с 2009 г.—момента появления статистических данных о финансировании охраны лесов от пожаров)  корреляция между площадью лесных пожаров и расходами как на их тушение, так и на охрану лесов от пожаров очень слабая или даже отрицательная. Это совершенно абсурдно: невозможно представить, зачем уменьшать финансирование, когда площади, пройденные пожарами, увеличиваются. На отсутствие какой-либо логики при выделении денег на тушение лесных пожаров указывает также серьёзное отличие расходов от года к году: скачки достигают 3–7 раз, при этом в большинстве случаев нет никаких очевидных оснований для столь резких изменений.

Показательно,  как  изменилось  финансирование  в  последние  годы,  после катастрофических пожаров2010 г. в Центральной России (рисунок3).

 

Расходы на тушение пожаров, как и общие затраты на охрану лесов от пожаров1, за прошедшие шесть лет снизились почти вдвое.

1Расходы на охрану лесов от пожаров—соответствующие суммы, входящие в субвенции, выделяемые регионам(Расходы на охрану… 2017).

Если объяснить сокращение субвенций на охрану лесов ещё возможно (предположим, хотя это и не соответствует действительности, что ответственные чиновники решили, что закуплено достаточно противопожарной техники, созданы все необходимые противопожарные разрывы и т. п.), то найти причину для снижения расходов на тушение крайне сложно, особенно учитывая динамику общих площадей лесных пожаров.

Вообще, данные о расходах на тушение лесных пожаров до и после введения ныне действующего Лесного кодекса сравнимы только условно, поскольку система финансирования лесного хозяйства принципиально изменилась. До введения действующего кодекса основную часть пожаров тушили лесхозы за счёт так называемых собственных средств. В первые годы после введения во многих регионах значительную часть пожаров тушили лесничества, для которых это было, строго говоря, нецелевым расходованием средств и в отчётности практически не отражалось. Кроме того, изменился состав людей, занятых в тушении пожаров: специалисты отмечают, что стало больше руководителей, проверяющих и т. д., то есть более высокооплачиваемых сотрудников, которые «участвуют», но на результат тушения особенно не влияют. Кроме того, до 2004 г. включительно основная авиатехника, применявшаяся на тушении, находилась в собственности либо(реже) в аренде у ФБУ«Авиалесоохрана»; сейчас же своих воздушных судов в её распоряжении мало.

Другой аспект, связанный с финансированием тушения лесных пожаров,—возможность маневрировать средствами, так как достоверно предсказать, где именно произойдут пожары и где понадобятся дополнительные средства, невозможно. В соответствии с ч. 2 ст. 133 действующей редакции Бюджетного кодекса РФ, размер нераспределённого резерва субвенций на лесоуправление не может быть больше5% от общей суммы субвенций. Такой размер резерва настолько мал, что не может повлиять на реальную ситуацию с тушением пожаров (Авиа-лесоохрана, 2008а). Так, в2016 г. почти85% лесных пожаров произошли в пяти субъектах РФ1(МПР, 2016).

1Республика Бурятия, Красноярский и Забайкальский края, Иркутская и Амурская области.

При этом дополнительные ресурсы на тушение этих 85% пожаров, несмотря на их высокую затратность, даже теоретически не могли превысить 40%2 от суммы, потраченной на тушение всех лесных пожаров в 2016 г.

2Дополнительно могло быть выделено максимально1,2 млрд. рублей.

В 2017 г. субъектам РФ на профилактику и тушение пожаров в лесах выделили в субвенциях всего 4,3 млрд. рублей—в 1,3 раза меньше, чем было потрачено в2016 г. Правда, сэкономить это всё равно не помогло—расходы в результате превысили запланированные в 1,4 раза и составили почти 6 млрд. рублей (ЕМИСС—Расходы на охрану, 2018). Специальных комментариев это, наверное, не требует.

Авиационная охрана лесов от пожаров

Использование авиации—это хотя и вспомогательное, но одно из самых эффективных средств тушения пожаров3.

3Система охраны лесов с помощью авиации начала действовать в России с 30-х гг. прошлого столетия.

Среди важнейших отличительных черт авиационной охраны лесов—оперативность, мобильность, высокая точность (определения координат) и высокая чувствительность(позволяет детектировать небольшие возгорания), возможность отслеживать распространение и кромку пожара в режиме реального времени (в т. ч. для координации действий наземных сил пожаротушения) и быстро перекидывать силы в тот регион, где это наиболее важно. Поэтому авиационная охрана и патрулирование лесов не могут быть заменены данными космического мониторинга или наземными силами, а вместе с ними являются неотъемлемой частью эффективной системы борьбы с лесными пожарами (например, Кудрин и др., 2006;  Правительство Хабаровского края, 2015; Корнилов и др., 2016).

Система авиационной охраны лесов успешно действовала в России до первой половины 1990-х гг. Одной из самых важных её задач было своевременно обнаружить начинающиеся лесные пожары в удалённых районах, что позволяло не допустить развития крупных пожаров (спутниковый мониторинг обладает значительно меньшей оперативностью и чувствительностью). До середины1990-х гг. «с помощью авиации обнаруживалось до 85% лесных пожаров, сейчас же этот показатель снизился вдвое, до 43–45,0%» (Авиалесоохрана, 2009а; Авиалесоохрана, 2017). Одновременно в последние годы возросло количество крупных пожаров. И хотя причина не только в сокращении использования авиации, её более интенсивное применение, безусловно, позволило бы предотвратить большую часть крупных пожаров.

В дополнение к экономическим проблемам, существенно влияющим на деятельность Авиалесоохраны, в 2005–2007 гг. система авиационной охраны была «модернизирована» в рамках реформы управления лесами. С 2005 г. функции,  ранее  централизованно  осуществлявшиеся  Авиалесоохраной («Центральной базой авиационной охраны лесов “Авиалесоохрана”»), были переданы в регионы (федеральный закон от 29 декабря 2004 г. №199-ФЗ). А с 2007 г., «в связи с передачей функций по охране и защите леса субъектам РФ, были ликвидированы базы авиационной охраны лесов» (Авиалесоохрана, 2009а). На самом деле Авиалесоохрана была раздроблена на региональные подразделения. По мнению «Авиалесоохраны», «за единичными исключениями, базы авиационной охраны лесов после передачи субъектам РФ полностью потеряли способность как-либо бороться с лесными пожарами» (Авиалесоохрана, 2008а).  Кроме того, стало труднее оперативно перебрасывать силы и средства на тушение пожаров из спокойных регионов в наиболее горящие. Отсутствие возможности маневрировать ресурсами и слабая работа авиационного блока отмечались также руководством Рослесхоза (Гиряев, 2010). Специалисты признают, что в настоящее время эффективность авиационной охраны лесов не восстановилась даже до уровня2000-х гг. (Коршунов4, 2013), со многими элементами региональной организации авиационной охраны лесов от пожаров тоже не всё благополучно (например, Отчёт по результатам… 2016; Совет Федерации, 2017; Аналитический вестник… 2017).

4Н. А. Коршунов—лётчик-наблюдатель, заведующий кафедрой охраны лесов от пожаров Всероссийского института повышения квалификации руководящих работников и специалистов лесного хозяйства (ВИПКЛХ).

Проведённое  по  результатам2007 г.  исследование  показало,  что  использование  авиации  практически  не  связано  с  количеством  крупных  пожаров, хотя и зависит от общей площади возгорания (Управление рисками…, 2008).

Об этом же говорят данные, опубликованные в2011 г.: «от количества крупных пожаров число используемых воздушных средств в России зависит слабо» (Арасланов, 2011). Аналогичный вывод можно сделать в отношении общих площадей пожаров, если рассчитать корреляцию между налётом часов патрулирования и площадью лесов, пройденных пожарами в последние годы5 (с 2003 по 2016 г.6).

5Исходные данные для расчётов и построения графика взяты из ряда источников: Общественная палата РФ, 2011; Авиалесоохрана. 7 июля. 2015 г.; Эффективность государственного управления… 2016; Коровин, 2011; Авиалесоохрана, 2016; Авиалесоохрана, 2017.

6Автор не смог найти численные данные за более продолжительный период, но из-за кардинальных управленческих изменений в рассмотрении более продолжительного периода нет смысла.

На рисунке4 приведены данные о часах налёта воздушных средств при патрулировании лесов за пять лет (с 2011 по 2016 г.) и в начале1990-х гг. (т. е. уже в постсоветской России, в период крайне серьёзного падения экономики). 

 

В конце 1980-х гг. эти значения были существенно выше: годовой налёт при патрулировании лесов достигал почти 100 тыс. часов. Часы патрулирования использованы специально, чтобы не смешивать налёт, связанный с тушением пожаров, с налётом воздушных средств МЧС. Как показало уже относительно неновое, но всё ещё актуальное исследование, использование сил и средств МЧС при тушении лесных пожаров как минимум в2007 г. вообще не было связано с характеристиками пожарной обстановки (Управление рисками…, 2008).

По сравнению с началом1990-х гг., патрулирование воздушных судов в 2016 г. (данные за2017 г. в открытом доступе отсутствуют) сократилось примерно в 2,5 раза1.

1Автор не пытается сравнить эффективность патрулирования в эти периоды, не исключено, что в 1990-е гг. она была выше(например, это вытекает из публикации Коршунов, 2013).

По оценкам специалистов Авиалесоохраны, время налёта в последние несколько лет (по 2016 г.) стабильно и примерно в четыре раза меньше времени, установленного нормативами и необходимого для эффективной работы в зоне так называемого авиационного мониторинга2(например, Ковалёв, 2011; Общественная палата, 2011).

2Зона авиационного мониторинга—территории, на которых проводятся регулярные плановые полёты по авиапатрулированию лесов с целью обнаружения лесных пожаров с воздуха. Они ежегодно устанавливаются решениями профильных органов власти субъектов РФ (Рослесхоз. Организация охраны… 2013).

При этом доля крупных пожаров и общая площадь, пройденная огнём, с каждым годом увеличиваются. Дело доходило до того, что суды(по иску прокуратуры) предписывали соответствующему органу субъекта РФ обеспечить нормативную кратность авиационного патрулирования, а иногда даже обязывали Рослесхоз обеспечить финансирование такого патрулирования (Горно-Алтайский городской суд, 2014; Первомайский районный суд города Мурманска, 2015; Сургутский районный суд, 2016).

Государственная программа«Развитие лесного хозяйства» на 2013–2020 гг.

Предполагалось, что  финансирование  через  государственную  программу «Развитие лесного хозяйства» на2013–2020 гг. приведёт к существенному улучшению ситуации с лесами, включая частичное решение проблем лесных пожаров. Однако даже процесс принятия программы был непростым: вначале она была утверждена распоряжением правительства в конце 2012 г. (Государственная программа… 2014), затем принята в откорректированном виде постановлением правительства в 2014 г. и ещё раз откорректирована в 2016, 2017 и 2018 гг.  ( Государственная программа… 2014).

Исполнение программы тоже вызывало много вопросов. В частности, проверка Счётной палаты, проведённая в2015 г., «показала, что ни одна региональная программа не содержит в полном объёме установленные Госпрограммой показатели… из14 показателей, установленных Госпрограммой, в программах Республики Коми учтено 5, в программах Иркутской и Ленинградской обла-стей—2, в программах Вологодской и Калининградской областей—только 1 показатель. При этом в программе Республики Тыва соответствующие показатели вообще отсутствуют» (Счётная палата. Недоимка… 2015).

Среди  показателей(индикаторов)  реализации  подпрограммы «Охрана и защита лесов» есть четыре показателя, которые относятся к лесным пожарам. Ниже приведена информация о «достижении» одного из них—доле крупных пожаров в общем количестве лесных пожаров. На рисунке 5 сравниваются фактическая доля крупных лесных пожаров1 и плановые значения показателей, предусмотренные двумя версиями государственной программы.

1Крупные лесные пожары—пожары площадью более25 га в зоне наземной охраны лесов и более 200 га в зоне авиационной охраны лесов (Постановление Правительства РФ от17.05.2011 №376).

 

Очевидно, что как минимум в этой части программа не то что не выполнена, а просто про-валилась.  Вместо  запланированного 30-процентного  сокращения  (в  версии программы 2012 г.) доля крупных пожаров за шесть лет (2012–2017 гг.) выросла вдвое.

Интересно проследить, как изменился этот индикатор при корректировке программы в2014 г. (данные приведены в таблице1).

 

Безусловно, указанные цифры существуют скорее на бумаге, нежели в действительности, но они тем не менее очень показательны. Если в программе2012 г. планировалось за пять лет снизить долю крупных пожаров почти в два раза, то в последней версии программы—уже на 8% (или на 0,34% от общего числа пожаров), то есть планируемую цель уменьшили почти в пять раз. Притом что точность учёта количества лесных пожаров вызывает вопросы2, особенно в зоне спутникового мониторинга, цифра 0,34%, скорее всего, значительно ниже погрешности, а значит, статистически не подтверждаема.

2Например, Лесной форум описывал ситуацию, в которой Рослесхоз использовал в том числе спорные данные о количестве пожаров(«Несуществующий» крупный… 2017; Рослесхоз. О лесопожарной…2017)

Используя данные госпрограммы о скорости движения к намеченным целям, можно рассчитать, когда же удастся достичь «нормального/необходимого» значения доли крупных пожаров(в версии программы 2012 г., намеченной на 2016 и 2020 гг., это значение, очевидно, соответствует цели на2020 г.). Получится, что указанными темпами добиться целей 2016 г. удастся не раньше чем через90 лет, а чтобы приблизиться к показателям 2020 г., понадобится как минимум 120 лет.

Вряд ли к этому времени принимавшие решение о постановке и изменении целей государственной программы останутся на своём месте или просто в системе государственного управления.

 

Официальные данные

Данные государственной статистики

Доступная официальная информация о лесных пожарах в РФ, их площадях и нанесённом ими ущербе достаточно противоречива. По ряду категорий лесов и древесных насаждений, в частности по лесам и защитным лесным полосам на землях сельскохозяйственного назначения, статистика пожаров и наносимого ими ущерба вообще не ведётся3.

3Кроме того, как правило, никак не учитываются повреждения лесных опушек весенними палами сухой травы. С формальной точки зрения такие повреждения лесными пожарами не являются, но их совокупное влияние на состояние лесных насаждений весьма велико.

Основную  информацию  о  горимости  лесов,  основанную  на  наземных и частично—авиационных наблюдениях, федеральным органам власти предоставляют регионы. Наряду с этим для выявления и оценки пожаров используются космические снимки (дистанционный мониторинг). Некоторые федеральные органы государственной власти (Минприроды, Рослесхоз) в последние годы стали шире применять данные дистанционного мониторинга; фактически уже более 10 лет в разных модификациях действует информационная система дистанционного мониторинга Федерального агентства лесного хозяйства—«ИСДМ-Рослесхоз» (например, Аппаратные комплексы для… 2011). Изменения, вносившиеся в систему отчётности в 2011 и 2015 гг. (Приказ Рослесхоза от27.06.2011, п. 2 Приказа Минприроды РФ от 28.12.2015 №565; ЕМИСС—Площадь лесных…2018; ЕМИСС—Площадь нелесных… 2018), не затронули главного—данные, на основании которых в том числе принимаются решения, до сих пор базируются на информации, предоставляемой субъектами РФ.

Следует обратить внимание на то, что в период с 1 января 1992 г. по 31 декабря 2012 г. государственная статистика использовала данные обо всех лесных пожарах—не только на территории лесного фонда, но и на землях других категорий (ЕМИСС—Лесные земли… 2017; ЕМИСС—Нелесные земли… 2017). Начиная с2009 г. Росстат стал отдельно выделять площади пожаров на землях лесного фонда, а с 2013 г. перестал учитывать информацию о лесных (и природных) пожарах на землях иных категорий (ЕМИСС—Площадь лесных… 2018; ЕМИСС—Площадь нелесных… 2018). В то же время данные системы «ИСДМ-Рослесхоз» за период с 2010 по2017 г. показывают, что среднее различие между общими площадями пожаров и площадями соответствующих пожаров на территории лесного фонда достигает 15–20% (Межгодовой отчёт о лесных… 2017).

Интересно, что по итогам заседания президиума Госсовета11 апреля2013 г.  президент РФ В. Путин дал поручение (п. 1г, Перечень поручений… 2013) Правительству РФ обеспечить к 1 сентября 2013 г. достоверный статистический учёт площади лесных и нелесных земель, пройденных лесными пожарами, с применением данных федеральной информационной системы дистанционного мониторинга. И хотя система«ИСДМ-Рослесхоз» как действовала ранее, так и продолжает действовать, поручение не было выполнено ни в 2013 г., ни в последующие четыре года.

В периоды с 1996 по 2000 г. и с 2013 по 2017 г. «коэффициент занижения» данных о площадях, пройденных пожарами, составлял в среднем 2,1 и упал до 1,3 только в 2018 г. (более детальная информация приведена в следующем разделе), несмотря на рост общей площади пройденных огнём лесов (по данным на 27 сентября 2017 г.). При этом«коэффициент занижения» в некоторые годы (например, в2012 г.) значительно превышал среднее значение.

Ежегодная статистическая информация стала адекватной1 только в2018 г., но можно ли считать эту тенденцию долговременной, пока неясно, поскольку недостоверные оперативные данные продолжают предоставляться так же, как и раньше(об этом более подробно сказано далее).

1Оценка площади, пройденной пожарами в2017 г., приводимая Росстатом в2018 г., и эта же информация, размещённая в2017 г. на сайте Правительства РФ и в2018 г.—на сайтах МПР РФ и Совета Федерации, отличались примерно в три раза (этот случай рассмотрен отдельно).

 

Противоречивость оперативной информации о лесных пожарах

Длительное время данные о площадях пожаров различных государственных органов, в первую очередь Минприроды, МЧС и региональных властей, имели серьёзные расхождения. Такие расхождения, в первую очередь между данными Министерства природных ресурсов и экологии(МПР), Министерства по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий(МЧС) и региональных властей, были достаточно распространены в2007–2011 гг. (см., например, Блоков, 2010; Блоков, 2011).

К примеру, в мае2007 г. представители Рослесхоза сообщили информагентству«РИА Новости», что «…по Приморскому краю количество пожаров занижено в семь раз, а площадь леса, пройденная огнём, в 30 раз» (РИАН, 2007). Сведения о 25-кратном занижении руководством Приморского края оценки площади лесных пожаров были также размещены на сайте Рослесхоза (Рослесхоз, 2007).

По данным Рослесхоза(Лесопожарная обстановка, 2010), общая площадь лесов, пройденных пожарами к3 августа2010 г., была примерно на100 тыс. га больше, чем вся площадь природных пожаров, приводимая МЧС(МЧС, 2010).

В мае2011 г., по сообщению Рослесхоза (Рослесхоз, новости, 2011), данные региональных властей о площадях лесных пожаров в Якутии могли быть искажены в 40 раз.

В 2016–2018 гг. ситуация с оперативными данными намного лучше не стала.

Подборка  наиболее«выдающихся» случаев  за 2016 г.  приведена  в«Зелёном мире» (Искажение данных о площадях… 2016).

Наиболее ярким примером является ситуация, произошедшая во второй половине июля 2016 г. По данным системы«ИСДМ-Рослесхоз»2 (Сравнительная ведомость уточнения… 2017), площадь всех пожаров, действовавших 22–24 июля 2016 г., составляла около 2,3–2,5 млн. га.

2Более детальная информация будет приведена далее, при описании ситуации с годовыми данными.

Значения, полученные специалистами Гринпис(Площадь  действующих  лесных  пожаров… 2016), почти  полностью совпадают с цифрами Рослесхоза. Тем не менее в официальную отчётность—в сводки Рослесхоза (Рослесхоз. Информационное сообщение… 2016) и Авиалесоохраны(Авиалесоохрана. О лесопожарной… 2016) —попало чуть больше 11 тыс. га—меньше 0,5% реальной площади. А в сводках по Красноярскому краю приведены данные лишь примерно о 0,1% реальных площадей. Можно себе представить, насколько адекватные решения о выделении средств и ресурсов могут приниматься на основании данных, заниженных в тысячу раз.

В2017 г. ситуация изменилась незначительно. Случаи существенного занижения площадей пожаров были и в 2017 г. Например, 1 июля2017 г. «…в официальную сводку ФБУ“Авиалесоохрана”, основывающуюся на данных региональных диспетчерских служб, попала лишь малая часть от реальной площади действующих в стране лесных пожаров— 28%» (Площадь действующих в России лесных пожаров превысила миллион гектаров, 2017). Данные наземных служб отличались от данных системы«ИСДМ-Рослесхоз» в 2–4 раза (Региональные власти ЯНАО и ХМАО всё-таки… 2017). Сильнее всего—почти в тысячу раз—были занижены данные о пожарах в Республике Бурятия(например, Республика Бурятия в 2017 году стала главным оплотом лесопожарной лжи, 2017; Сводный отчёт о лесных пожарах… 13.06.2017; О лесопожарной обстановке в России… 13.06.2017).

Ещё один показательный пример: 21 июля 2017 г. администрация Иркутской области «отрапортовала» об отсутствии пожаров (Все лесные пожары на территории Иркутской области ликвидированы, 2017), хотя в тот момент на её территории горело не менее 4 тыс. га, из них не менее 2 тыс.—покрытых лесом (Сводный отчёт о лесных пожарах… 21.07.2017).

В 2018 г. ситуация с оперативной информацией осталась практически такой же. В частности, 880-кратное занижение площади пожаров допустили 30 мая 2018 г.  лесные  власти  Амурской  области (О  ситуации  с  лесными  пожарами в Амурской области… 2018).

Столь  существенное  и  длительное  искажение  информации  о  пройденных огнём площадях наглядно демонстрирует неспособность системы охраны и защиты лесов собирать адекватную оперативную информацию о масштабах лесных пожаров3.

3Несмотря на передачу в 2007 г. функций по управлению и охране лесов от федеральных властей региональным, сбором наземной информации о пожарах продолжили заниматься преимущественно те же сотрудники, которые делали это ранее.

Притом что наличие системы«ИСДМ-Рослесхоз» практически всегда позволяет вовремя получить достоверную информацию4, серьёзного улучшения качества оперативных данных о пожарах в 2016–2018 гг., как уже было сказано, не произошло.

4Можно дискутировать о различных технических элементах системы«ИСДМ-Рослесхоз», формате представления информации и т. п., но в целом система вполне работоспособна и может выполнять свои функции.

Данные государственных органов о лесах, пройденных пожарами

Как уже отмечалось, данные наземных служб, являющиеся основой статистической информации о горимости лесов, не особенно соответствуют реальности.

Тем не менее они собираются в течение длительного периода более или менее одинаковыми методами (стоит отметить, что методы учёта площадей пожаров зависят также от числа людей, которые могут эти площади измерять5, однако этот фактор невозможно выделить) и поэтому в определённой степени отражают динамику ситуации с лесными пожарами за последние два с половиной десятилетия.

5Количество людей, занятых в лесном хозяйстве, после введения Лесного кодекса РФ 2006 г. уменьшилось очень значительно. Это не могло не отразиться на качестве и полноте учёта пожаров

С 2013 г. в органы государственной статистики передаются данные о пожарах только на территории лесного фонда (сейчас в него входит примерно 90% лесов страны1), хотя ранее учитывалась информация обо всех пройденных пожарами лесных участках, в том числе на землях иных категорий.

1До2007 г. в лесной фонд входило более97% лесов страны.

Данные  государственной  статистики  о  площадях  лесных  земель  лесного фонда, пройденных пожарами, и об общем количестве пожаров на этих землях приведены на рисунке 62.

2В этом и следующих графиках данного раздела использованы данные из следующих источников: государственные доклады«О состоянии окружающей[природной] среды» за 1994, 1995, 1996, 1997, 1998, 1999, 2000, 2001, 2002, 2003, 2004, 2005, 2006, 2007, 2008 гг.; Основные показатели, 2011; Народное хозяйство, 1985; Народное хозяйство, 1991; Максимов, 2007; Леса и лесное хозяйство, 2007; онлайн-базы Росстата.

 

Видно, что, несмотря на колебания, средняя площадь лесных земель, ежегодно охватываемая огнём, возрастает. Усреднённые по шестилетним периодам (1988–1993, 1994–1999, 2000–2005,

2006–2011, 2012–2017 гг.) данные государственной статистики о площадях пожаров на лесных землях приведены на рисунке 7.

 

Он показывает, что усреднённые площади этих пожаров постоянно растут. C конца 1980-х—начала 1990-х гг. площадь пройденных огнём лесных земель (средняя за шесть лет) выросла примерно в четыре раза3, а с середины1990-х гг.—более чем в два раза.

3Уменьшение несоответствия годовых статистических данных наступило только в 2016–2017 гг., однако почти четырёхкратный рост произошёл уже к 2015 г.

Средняя площадь, пройденная пожарами на лесных землях, рассчитанная по данным официальной статистики за последние25 лет (1993–2017 гг.), составляет около 1300 тыс. га в год—более 0,15% от всех покрытых лесом земель. При этом средняя площадь лесных пожаров за последние шесть лет (2012–2017 гг.) составила уже 2500 тыс. га в год.

График на рисунке7 составлен по усреднённым данным(так как ежегодные колебания площадей пожаров достаточно велики, усреднение использовано для сглаживания флуктуаций) и наглядно демонстрирует ещё один тренд в современном лесном хозяйстве страны: одновременно с ростом площадей, проходимых пожарами на лесных землях, статистические данные показывают заметное сокращение площадей лесовосстановления(его качество здесь не обсуждается, хотя оно тоже нередко вызывает вопросы).

Удивительно, но площади лесовосстановления падают примерно с той же скоростью, с какой растут площади лесных пожаров.

Статистические данные о площадях лесных насаждений, погибших от пожаров, также не демонстрируют позитивного тренда (на рисунке 8 приведены данные за год и усреднённые по трёхлетним периодам за1991–2017 гг.).

 

Несмотря на существенные ежегодные колебания этих площадей, они медленно, но достаточно стабильно возрастают (примерно на 35% за 25 лет).

В целом официальные статистические данные за длительный период говорят о постепенном ухудшении ситуации с лесными пожарами начиная с конца 80-х—начала 90-х гг. прошлого века.

Данные дистанционного мониторинга

Многократное занижение площадей лесных пожаров в официальной информации и её несоответствие результатам космического мониторинга не являются для России чем-то новым или необычным. Занижение площадей лесных пожаров в течение продолжительного времени отмечают многие исследователи (например, Беляев и др., 2006). Ещё 20 лет назад, в 1998 г., российское отделение Гринпис исследовало ситуацию с площадями лесных пожаров на Сахалине— тогда«ошибка» официальных служб составила 5,25 раза (Гринпис, 1999).

За последние полтора десятилетия опубликовано много работ, посвящённых оценке площадей лесных пожаров России и возможным погрешностям этой оценки (например, Раздел №3 документации, 2008; An active-fire …, 2009; Возможности оценки площадей… 2016). Следует отметить, что исследования, про-ведённые с использованием различных алгоритмов, как и анализ снимков1, сделанных различными спутниками, дают сходные результаты.

1 В настоящем обзоре не рассматривается специфика алгоритмов, так как алгоритмы дешифрирования постоянно развиваются и точность результатов при использовании более современных подходов может только возрастать. Из тех же соображений не рассматривается специфика использования снимков, сделанных разными спутниками.

В зависимости от разрешения используемых снимков точность определения площади пожара может быть достаточно высока. Принято считать, что российская информационная система дистанционного мониторинга лесных пожаров—«ИСДМ-Рослесхоз»—позволяет  оценить  пройденную  огнём  площ адьс погрешностью до 10% при площади пожара до 200 га(по космическим снимкам с пространственным разрешением 10–50 м) (Приказ МПР, 2014; Авиалесоохрана,  2008b). Аналогичные или несколько большие погрешности называют специалисты, работающие с дешифрированием космических снимков такого разрешения (правда, это неприменимо для пожаров маленькой площади). Однако в основном ИСДМ использует снимки с меньшим разрешением— 400–1000 м (тепловые каналы VIIRS иMODIS), поэтому погрешность этой системы несколько больше: при оценке площади крупных пожаров (порядка1000 га и более) она составляет 2–17% (Валидация результатов…, 2005), а для небольших пожаров погрешность обычно не превышает 30% площади(например, Доррер и др., 2011; Приказ МПР №277, 2016).

Учебное  пособие  Авиалесоохраны(Применение  информационной системы… 2007) утверждает, что«суммарные значения площадей, пройденных огнём, за весь пожароопасный период по значительным территориям(субъектам РФ, зонам ответственности авиабаз и т. д.), можно считать достаточно точными.

Это связано с тем, что наибольший вклад в суммарные площади дают крупные пожары, площади которых рассчитываются наиболее точно».

Исходя из этого, можно предположить, что консервативная оценка погрешности определения площади пожаров методами дистанционного мониторинга в  настоящее  время  находится  преимущественно  в  пределах 10–30%, хотя в отдельных случаях может быть немного выше. Учитывая описанные ранее проблемы с официальной статистикой, такую погрешность можно считать не слишком существенной для оценки реальных площадей, пройденных лесными пожарами.

Для оценки площадей, пройденных лесными пожарами после2008 г., далее используются  данные  системы «ИСДМ-Рослесхоз», а  для«раннего» периода (1996–2007 гг.), не представленного в этой системе,—информация, полученная методами дистанционного зондирования группой сотрудников Института леса им. В. Н. Сукачева СО РАН и Глобального центра мониторинга пожаров—GFMC, Фрайбург(Goldammer at al., 2007)2.

2Это результаты совместной работы одного из самых известных российских лесных институтов с одним из наиболее авторитетных центров оценки пожаров (Global Fire Monitor Center—http://www.fire.uni-freiburg.de/), чьи сотрудники имеют два десятилетия опыта работы с идентификацией лесных пожаров во всём мире. Для 1996–2007 гг. были использованы откорректированные предварительные данные о площадях природных пожаров (Goldammer et al., 2007; UNECE Timber … 2008).

Выбор данных GFMC обусловлен тем, что в его совместной работе с Институтом леса дешифрирование снимков проводилось по единой методике для относительно продолжительного периода для всей территории России3.

3При сравнении данных по всей России с данными других исследователей (например, Bartalev et al., 2005; Егоров, 2006) наблюдаются некоторые отличия. Обычно они не превышают10–15%, но в отдельных случаях достигают50% и более. Как правило, эти отличия находятся в пределах максимальной консервативной погрешности и не вносят принципиальных изменений в общую картину неточности данных, представляемых службами наземного наблюдения.

На рисунке9 сравниваются данные о площадях пожаров, полученные с помощью дистанционного зондирования—ДДЗ (для периода 2008–20171гг.—по данным системы«ИСДМ-Рослесхоз»2, для периода1996–2007 гг.—по даннымGFMC), и статистическая информация о пройденных огнём площадях лесного фонда (данные Росстата). 

1Для2018 г. приведены данные на27 сентября, когда пожарный сезон ещё не закончился. Однако весьма вероятно, что эти данные будут достаточно близки к данным по итогам года.

2Данные для2008–2010 гг. получены аппроксимацией, так как данных о лесном фонде за эти годы ИСДМ не приводит. Для аппроксимации использовался коэффициент, полученный на основании данных 2011–2017 гг., при этом максимальное отклонение рассчитанного коэффициента от реального составляло 16%.

Сравнивать данные космического мониторинга из разных источников (GFMC и«ИСДМ-Рослесхоз») не вполне корректно, так как они получены с помощью различных алгоритмов, однако суммирование коэффициентов, получающихся при обработке данных за эти два периода, допустимо для оценки долговременных изменений.

Рисунок10 показывает динамику соотношения данных государственной статистики о площадях пожаров на территории лесного фонда РФ и результатов космического мониторинга.

 

Эти графики наглядно демонстрируют существенное отличие данных государственной статистики от результатов дистанционного наблюдения. Такое различие нельзя объяснить погрешностью или ошибками обработки спутниковых снимков. Следует отметить, что в течение длительного времени расхождение между информацией госорганов о площадях лесных пожаров и данными космического мониторинга росло и только в последние годы (2017–2018 гг.) существенно уменьшилось и составило 1,3–1,5 раза (среднее занижение площадей пожаров на землях лесного фонда в1996–2016 гг. составляло около трёх раз).

Казалось бы, ситуация налаживается, если бы не одна весьма существенная проблема, проявившаяся в2017 г. Если раньше искажённые данные публиковались Росстатом, то в 2017 г. они прозвучали в официальном заявлении заместителя председателя Правительства Российской Федерации А. Хлопонина. По его словам, «площадь пожаров сократилась на 44% (с 2,4 млн. га в2016 г. до 1,4 млн. га в 2017 г.)» (Александр Хлопонин провёл селекторное… 2017). Информация А. Хлопонина о площадях пожаров в 2017 г. не соответствует ни данным, полученным системой«ИСДМ-Рослесхоз», ни данным, собранным Росстатом, и отличается от них примерно в три раза. Откуда взялась эта цифра—непонятно. Тем не менее она приводится в ряде официальных материалов(например, в Совете Федерации—Охрана лесов… 2018) и была размещена на сайте Минприроды РФ (Доклад о результатах и основных направлениях… 2018). Можно предположить, что появление«успокоительной» информации о площадях пожаров, даже близко не совпадающей с данными Рослесхоза и Росстата, связано с ожидавшейся заменой Правительства РФ и попыткой представить ситуацию лучше, чем она есть.

Отличие данных дистанционного мониторинга от статистических(основанных на отчётах наземных наблюдений)  свидетельствует о сомнительном качестве сбора информации наземными службами, определяющими площади пожаров.

Это отличие хорошо иллюстрируют данные на рисунке11, где под«коэффициентом занижения» понимается отношение площадей пожаров на территории лесного фонда (полученных по данным дистанционного мониторинга) к площадям, приводимым государственной статистикой.

 

Отклонение этих данных подчиняется весьма интересной закономерности.

Расчёт показывает, что для 22-летнего периода (с 1996 по 2017 г.) существует значимая корреляция между данными ДЗЗ и коэффициентом занижения площадей, пройденных пожарами. Для последних10 лет(2008–2017 гг.) эта корреляция становится сильной1.

1Коэффициент корреляции равен0,77.

То есть чем больше была в этот период реальная площадь, пройденная пожарами, тем сильнее этот показатель занижался в материалах государственной статистики2.

2Следует отметить, что органы государственной статистики только публиковали данные, представляемые им органами управления лесами.

Поэтому при небольших площадях пожаров отличие между данными статистики и результатами космического мониторинга невелико и иногда оказывается порядка погрешности.

Для данных GFMC (период с1996 по2007 г.) корреляция слабая. Таким образом, занижение данных в этот период хотя и не было полностью случайным, но в значительно меньшей степени определялось общей площадью, пройденной пожарами. По мнению автора, это действительно отражает реальность: в период до2007 г. система управления лесным хозяйством (до передачи этих функций администрациям субъектов РФ) функционировала более эффективно, представляла более надёжную информацию, чем в последнее десятилетие(2008–2017 гг.), и была менее подвержена воздействию региональных и федеральных властей, зачастую руководствующихся отличными от охраны лесов интересами.

Рисунок12 приведён для тех, кому интересно посмотреть на то, как эта корреляция выглядит (2008–2018 гг.).

 

Даже без специальных расчётов из данного рисунка видно, что в официальной статистике «сглаживается» фактически любое существенное увеличение площадей пройденных огнём лесов (кроме2018 г.— из графика видно, как 2018 г. выделяется из общего тренда). Впрочем, это также логически объясняется: демонстрация того, что большие пожары всё же происходят, свидетельствует не в пользу руководства лесной отрасли и говорит о том, что система управления лесами не смогла их предотвратить. Возможно, нежелание признавать свою низкую эффективность стало одной из причин занижения данных.

В течение 21 года (в период с 1996 по 2017 г.) государственные органы занижали  информацию  о  площадях  земель  лесного  фонда,  пройденных  огнём, в среднем в три раза по сравнению с данными дистанционного мониторинга (этот показатель колебался от 1,4 до 6). Даже если допустить 20-процентную погрешность данных ДЗЗ, официальная статистика показывала в среднем в 2,5 раза меньшую  площадь  лесных  пожаров,  чем  результаты  обработки  космических снимков. Самый маленький коэффициент занижения за последнее десятилетие (1,3–1,4 раза) наблюдался в 2015 и 2018 гг.

Средняя  площадь  пожаров  на  территории  лесного  фонда,  рассчитанная по данным дистанционного мониторинга за 22 года (1996–2017 гг.), составляет около 62003 тыс. га в год.

3Подобные оценки, хотя и для более раннего периода, были получены как минимум одной группой косвенным путём—через накопленную площадь гарей и погибших насаждений (Коровин, Исаев, 1998).

Это означает, что ежегодно огнём проходилось в среднем чуть меньше 1,0% всех покрытых лесом земель4.

4Такое сравнение не вполне корректно методологически, но весьма наглядно.

По данным статистики, средняя площадь пожаров на территориях лесного фонда за тот же период

составляла около2300 тыс. га в год.

За 15 лет, с 1996–2001 до 2012–2017 гг., по данным дистанционного мониторинга площади пожаров на территории лесного фонда выросли с примерно 3700 до 7200 тыс. га в год (т. е. в 1,9 раза), а по данным Росстата—в 1,6 раза. Однако за последние10 лет(2008–2017 гг.)1 заметного роста, по информации ИСДМ, не наблюдалось, в то время как по данным Росстата рост составил 1,4 раза.

1 При обработке ДЗЗ за этот период использовалась одинаковая методология.

Возможно, это связано с сокращением«коэффициента занижения» государственными органами, предоставляющими первичные данные из регионов.

Международные сравнения

Для сравнительной оценки взяты две группы стран: Канада и США—страны Северного  полушария,  наиболее  близкие  к  России  по  размерам  и  площади лесов, а также Казахстан и Беларусь—страны, в которых система охраны лесов от пожаров и тушения лесных пожаров до введения в РФ в 2007 г. «нового» Лесного кодекса была относительно похожа на российскую. После 2007 г. система охраны лесов от пожаров в России претерпела существенные изменения, однако тип собираемых данных и методы их сбора в России, Беларуси и Казахстане остались относительно близки.

За последние полвека2ежегодно в Канаде пожарами проходилось в среднем около2 млн. га—от 0,3 до7,6 млн. га (National Forest Database. Forest fires. Forest area burned … 2018; National Forest Database. Forest Fires: Area Burned, 2017).

2Расчёт сделан для периода1970–2017 гг.

Последние 25 лет площадь лесных пожаров в Канаде относительно стабильна: с 1990 по 1999 г. средняя площадь лесов, пройденная пожарами за год, составляла2,7 млн. га—столько же, сколько и в период с 2008 по 2017 г. При этом суммы, расходуемые на охрану лесов от пожаров, последние10 лет (2008–2017 гг.) относительно стабильны: в год тратится от 500 млн. до 1 млрд. канадских долларов (Cost of Fire Protection, 2018).

В США последние 40 лет (1978–2017 гг.) огонь ежегодно проходил в среднем 2 млн. га. В период с 1990 по 1999 г. площадь пожаров составляла 1300 тыс. га, а в последнее десятилетие (2008–2017 гг.) —2700 тыс. га (NIFC, 2017). Общие затраты федеральных агентств США непосредственно на тушение пожаров3 в2008–2017 гг. составляли 0,8–2,9 млрд. долларов США (в среднем за10 лет—1,5 млрд).

3 В эту цифру не включены меры по предупреждению пожаров.

Данные по отдельным показателям для США, Канады и России приведены в таблице2.

 

Как видно из таблицы2, финансирование тушения лесных пожаров в России, США и Канаде на 1 га лесов отличается в десятки раз (в РФ оно меньше, чем в США, в 150–300 раз и меньше, чем в Канаде, в 25–50 раз).

 

Доля этих расходов от ВВП в РФ ниже, чем в США и Канаде, в 7–15 раз. Такое различие не может быть объяснено разными уровнями экономического развития—только приоритетностью проблемы лесных пожаров и сохранения лесов в сравниваемых странах.

Представляет интерес сравнение с соседними для России странами—Казахстаном и Беларусью. Явно выделить доли расходов на тушение лесных пожаров в этих странах не всегда возможно. Однако сравнение количества средств, выделенных из национального бюджета на ведение лесного хозяйства, очень показательно. Данные о пожарах и затратах на ведение лесного хозяйства на1 га площади лесного фонда в2017 г. приведены в таблице3.

 

Стоит отметить, что показатели по площадям пожаров в Беларуси во многом определяются катастрофическими пожарами в2015 г. В Казахстане аналогичная ситуация сложилась в 2018 г.

Из таблицы видно, что Россия в2017 г. израсходовала почти впятеро меньше средств на1 га лесов, чем Казахстан, и почти в 30 раз меньше, чем Беларусь.

Сравнивать с США уже просто нет смысла—из-за несопоставимости цифр (более 70 раз): расходы Federal Forest Service, федеральной лесной службы США, составляют около 20 долларов в год на 1 га лесов. В Беларуси и Казахстане также сохранились механизмы самофинансирования лесного хозяйства, за счёт которых частично обеспечивается и тушение пожаров. В России эти механизмы в основном разрушены. Поэтому сравнение трёх стран не вполне корректно:  реальная  разница  в  финансировании  может  быть  значительно больше.

Средняя площадь, пройденная одним лесным пожаром (даже рассчитанная на основании данных статистики), в России в несколько раз больше, чем в Беларуси и Казахстане, так же как и средняя площадь пожаров на 1 млн. га лесного фонда, что явно свидетельствует о проблемах в российской организации охраны лесов от пожаров.

Резюме

1. Существующая государственная система контроля и управления лесами в настоящее время (2018 г.) неспособна к адекватным действиям для минимизации лесных пожаров и наносимого ими ущерба. Среди прочего, это связано с  административными  изменениями(ликвидацией  единой  системы  авиалесоохраны, передачей функций управления и охраны леса субъектам РФ) и значительным снижением ресурсов, выделяемых на тушение лесных пожаров и охрану лесов от пожаров.

2. На протяжении многих лет данные государственной статистики РФ о площадях лесных пожаров существенно(в разы) ниже данных дистанционного мониторинга. В 1996–2007 гг. среднее отличие между данными о площадях пожаров на землях лесного фонда составляло около трёх раз1.

1Данные, размещаемые органами государственной статистики, могут рассматриваться только как самая нижняя оценка реальных площадей пожаров. Например, они не могут использоваться для целей Киотского протокола и оценки выбросов СО2.

В последние годы точность представляемых ежегодно статистических данных стала расти: в 2017 и 2018 гг. (по 27 сентября) занижение площадей, пройденных пожарами на территории лесного фонда, составило1,3–1,5 раза.

3. По данным, приведённым на сайтах МПР и Совета Федерации и озвученным заместителем председателя Правительства РФ, площадь лесных пожаров в России в 2017 г. составила1,4 млн. га, что примерно в три раза ниже цифр, опубликованных Росстатом и полученных системой «ИСДМ-Рослесхоз».

4. Оперативные данные регулярно и многократно занижаются. В 2016–2018 гг. «несоответствие» достигало  в  отдельные  дни 1000  раз  для  одного  региона и 200 —для общей площади лесных пожаров по стране. Реальная площадь пожаров в оперативных отчётах иногда занижается в десятки и даже сотни раз (видимо, для сокрытия крайне негативной информации).

5. Площадь, пройденная пожарами на лесных землях лесного фонда, значительно возросла. По данным дистанционного мониторинга, усреднённая за шесть лет площадь, пройденная лесными пожарами, выросла за последние четверть века(с середины 1990-х гг. по 2017 г.) примерно в два раза, а по данным государственной статистики—в восемь раз за последние 40 лет (с начала 1980-х гг. по 2017 г.) и в два раза—с середины 1990-х гг.

6. Расходы на тушение лесных пожаров (скорректированные для сравнения с учётом инфляции) за последние 20 лет(1998–2017 гг.) не выросли. При этом корреляция между расходами на тушение лесных пожаров и реальными площадями пожаров на территории лесного фонда практически отсутствует.

7. Доля крупных пожаров—один из индикаторов эффективности деятельности по тушению пожаров в действующей государственной программе«Развитие лесного хозяйства» на 2013–2020 гг.—выросла вдвое за 2012–2017 гг. вместо установленного программой снижения на 30%.

8. Лесные пожары 2013–2017 гг. прошли в России в 7–15 раз большую удельную площадь (на1 млн. га лесного фонда), чем в Казахстане и Беларуси. Средняя площадь одного лесного пожара в РФ также примерно в 20 раз выше. Это вызвано в том числе недостатком финансирования: расходы на лесное хозяйство и тушение лесных пожаров в России (в пересчёте на 1 га лесов) многократно ниже, чем в Беларуси и Казахстане (в 5 и 30 раз соответственно).

9. В 2017 г. в России на тушение лесных пожаров (на1 га лесов) было выделено в 150–300 раз меньше средств, чем в США, и в 25–50 раз меньше, чем в Канаде.

Доля этих расходов от ВВП в РФ ниже, чем в США и Канаде, в 7–15 раз. Такое различие в финансировании объясняется степенью приоритетности проблем лесных пожаров и сохранения лесов в США, Канаде и России.

10. Примерно на 50% территории лесного фонда России лесные пожары не тушатся (за исключением случаев прямой угрозы поселениям).

И.П. Блоков  

«Окружающая  среда  и  её  охрана  в  России.  Изменения за 25 лет»

Материал в разделах:

Комментарии материала:

Разместить комментарий

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии

Другие материалы

Заповедные гари Байкала
Летне-осенний сезон 2015 г.  войдет в историю огромными масштабами пожаров возле Байкала, уничтожавших леса и животный мир в течение трех месяцев. Эта беда не обошла стороной и особо охраняемые природные территории (ООПТ). По официальным данным в «Заповедном Прибайкалье» сгорело 16 тыс. га, но на самом деле картина гораздо...
"Коммерческие" пожары
 О том почему пожары полыхают не в труднодоступных местах бурятской тайги, где действительно трудно уследить за очагами "стихийных" пожаров, а в самых густонаселенных районах, в местах с развитой дорожной инфраструктурой, более удобных для противопожарного контроля, для работы пожарных и для вывоза леса разамышляет ...
Россия на первом месте в мире по уничтожению лесов
Россия является мировым лидером по количеству уничтоженного леса. За 2013 год в стране погибло около 4,3 млн лесных гектаров - это больше четверти всех мировых потерь леса за год, которые составляют 18 млн гектаров. Всего за 12 лет в стране было уничтожено примерно 37 млн гектаров леса, а прирост составил лишь 1,4 млн гектаров. За Россией следует...
Многие годы на территории бывшего коксогазового завода, расположенного в самом центре Калининграда, накапливались токсичные отходы. После банкротства ОАО «Кокс»,  на этом месте обосновалась компания «Союз»  - один из основных экспортеров пальмового масла и импортных специализированных жиров в Россию.  По сути пищевое масложировое производство оказалось размещено на 12 гектарах полигона, под которым были захоронены отходы первого, наивысшего класса опасности...
Загрязнение атмосферного воздуха является одним из приоритетных факторов риска здоровью населения, связанного с окружающей средой. По данным Всемирной организации здравоохранения2, 4,2 млн случаев смерти (инсульты, болезни сердца, злокачественные новообразования легких, хронические респираторные заболевания) ассоциированы с негативным воздействием загрязненного атмосферного воздуха. 2http://www.who.int/airpollution/en Динамика показателей качества атмосферного воздуха в период 2011-2018 гг., по...
ПРОСТРАНСТВО ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ АРХИТЕКТУРЫ Павел Казанцев, архитектор, профессор. Видео лекции на архитектурно-экологическом фестивале GREENFEST, Владивосток, ДВФУ, 16-17 октября 2019 г., 45 мин.            Зеленая, или устойчивая архитектура – это не изобретение последних 30 лет. Можно сказать, что первым зеленым архитектором был древний человек, который выбрал пещеру, ориентированную на юг (камень, прогреваемый на всю глубину пещеры низким зимни...
В Санкт-Петербурге 7-8 ноября прошла конференция "Климат, энергия, ресурсы - решения для будущего". Это ежегодное мероприятие проводится климатическим секретариатом Социально-Экологического союза. Уже много лет руководит этим направлением в РСоЭС Ольга Сенова. Душа и главный организатор конференции Ольга Сенова (BELLONA) приветствует собравшихся. Первый день был посвящен климату. И как всегда мы услышали интересные доклады людей, занимающихся этими проблемами. Присоединение Росси...
Юрий Игорьевич Было, потерявший здоровье во время работы на  Газовой компрессорной станции (ГКС) "Ключевая" в городе-курорте Горячем Ключе, принадлежащей дочке "Роснефти" - ООО "РН-Краснодарнефтегаз, а потом еще и уволенный оттуда за то, что  настойчиво пытался добиться  от руководства станции устранения нарушений экологических требований и правил промышленной безопасности, обратился с письмом к члену партии «Яблоко» Сергею Митрохину...

Фотогалерея

Интересные ссылки

Коллекция экологических ссылок

«Спутниковый мониторинг пожаров на Дальнем востоке России». Сервис работает на основе технологии «Геомиксер», разработанной в ИТЦ «СКАНЭКС»

«Спутниковый мониторинг пожаров на Дальнем востоке России». Сервис работает на основе технологии «Геомиксер», разработанной в ИТЦ «СКАНЭКС»

Активность на сайте

сортировать по иконкам
48 недель 1 день назад
Надежда Бреева
Надежда Бреева аватар
Бутырский район

Смотрели: 4,970 |

Экология в Новой Москве . Поселение Щаповское.

Щапово (Александрово) — посёлок в Троицком административном округе Москвы (до 1...

48 недель 1 день назад
Надежда Бреева
Надежда Бреева аватар
Бутырский район

Смотрели: 4,970 |

Проверить качество воды в Бутырском районе Москвы можно в независимой лаборатории ...

5 лет 48 недель назад
Наталья Новоселова
Наталья Новоселова аватар
Идеи о новом возможном разделе на портале "Страницы про...
Смотрели: 6,453 |

И в дополнении еще мысли по поводу "общей концепции"  этой идеи

 В сети существует много бесплатных конструкторов...

5 лет 48 недель назад
Наталья Новоселова
Наталья Новоселова аватар
Идеи о новом возможном разделе на портале "Страницы про...
Смотрели: 6,453 |

По сути, это должен быть конструктор сайтов. С теми дополнительными. опциями, которые может предложить портал (может быть веб гис)

Я...

5 лет 48 недель назад
Наталья Новоселова
Наталья Новоселова аватар
Идеи о новом возможном разделе на портале "Страницы про...
Смотрели: 6,453 |

[quote=esasha]

вот мне очень нравится именно такая лаконичная форма сайтов :)

[/quote]

 

На самом деле они...

размешен 19.11.19 | Тип: Событие

Уважаемые коллеги!

Приглашаем Вас принять участие в Межрегиональных экологических чтениях – 2019, которое состоится 22 ноября...
размешен 19.11.19 | Тип: Новость

После обращения активистов регионального отделения Общероссийского народного фронта в Кировской области надзорные органы проверили работу шиномонтажа и автомастерской в садоводче...

размешен 18.11.19 | Тип: Статью

Жители Сургута  вышли на флешмоб в защиту леса, который планируется вырубить под застройку. Яркая акция помогла привлечь внимание общественности и руководства горо...

размешен 18.11.19 | Тип: Статью

Маяк на острове Камень Опасности  в проливе Лаперуза,  где проходит государственная граница Российской Федерации, оставшись без должного обслуживания,  разрушился....

размешен 14.11.19 | Тип: Статью

Представления человека о чистоте и порядке, которым он следует в своей жизни, носят, по своей сути, искусственный характер, и попытки распространять их на естественные живые сист...

Подпишись на рассылку

Будьте в курсе последних новостей!

RSS-материал