По ту сторону семьи: Форсайт-проект «Детство-2030»

По ту сторону семьи: Форсайт-проект «Детство-2030»

 

Форсайт-проект «Детство-2030»: нужен расчеловеченный кретин для кретинической ориентации в кретиническом будущем – чтобы его хозяин одним пинком отправлял его по нужной этому хозяину кретинической траектории

Стратегические разработки у нас в стране не просто редкость, их отсутствие – главная проблема страны. Речь, естественно, идет о стратегиях развития, стратегиях изменения к лучшему, стратегиях выхода из регресса.

Но вот стратегических проектов, взрывающих общество, разрушающих его несущие опоры – будь то семья, образование, здравоохранение, пенсионная реформа, ЖКХ или другие – с избытком.

В предыдущих статьях мы описали четыре основных направления ударов в социальной войне. Теперь взглянем внимательнее на их практическое воплощение, в частности, на стратегические проекты. Сегодня речь пойдет о форсайт-проекте «Детство-2030».

Российское общество постепенно стало пробуждаться в ответ на угрозу принятия конкретных законов по ювенальной юстиции (митинги, пикеты, подписи, обсуждения и пр.). Но ЮЮ – лишь малая частица форсайт-проекта «Детство-2030», стратегии по слому не только того самого русского ядра, о котором говорил Ракитов, а шире – цивилизационного слома. Этот слом, по всей видимости, предназначен для всего мира. Но осуществление такого слома именно в России представляется кому-то особо важным. И потому, что Россию вообще надо доломать. И потому, что, не доломав ее, нельзя сломать мир. И по многим другим причинам.

К сожалению, большинство наших сограждан никогда не слышали о форсайт-проекте «Детство-2030». А те, кто о нем знает, относятся к нему как к страшной сказке, фантастической антиутопии – настолько он не вписывается в сознание русского человека, настолько противен самой человеческой природе. Но, как нам кажется, отмахиваться от подобных проектов – мол, нелепость и бесстыдство, что об этом говорить! – значит заведомо проиграть в войне, ведущейся против России и человечества. Нельзя выиграть в войне, не зная, что против тебя ее ведут, не относясь к ней серьезно, не обладая оружием для ведения ответных действий и готовностью эти действия вести. Такие военные спецоперации против России, как «Детство-2030», надо обсуждать ничуть не менее подробно, чем любые другие военные спецоперации, ведущиеся, как мы понимаем, на самых разных фронтах. История предупреждает нас о том, что все самые уродливые и мерзкие идеи в человеческом обществе воплощались только потому, что при их зарождении к ним относились несерьезно и невнимательно.

Анализируя форсайт-проект «Детство-2030», мы с прискорбием обнаруживаем Общественную палату РФ как лоббиста и этого сомнительного проекта. Конечно, в данном случае нельзя говорить о прямом лоббизме. Прямым лоббистом является Благотворительный фонд «Мое поколение» – он заказал проект. А вот в графе «исполнитель» официально записано следующее: «Международная Методологическая ассоциация при поддержке Общественной палаты Российской Федерации». Какую именно поддержку осуществляла Общественная палата, предстоит еще разобраться. Но то, что ее используют в качестве бренда и лоббистской площадки... Это, увы, не вызывает сомнений. Руководитель проекта «Детство-2030» – Алина Федоровна Радченко. Идеолог проекта – методолог Сергей Валентинович Попов.

В основу проекта положена так называемая технология форсайта (англ. Foresight – «взгляд в будущее»). Появилась она лет 30 назад и считается «одной из прогрессивных технологий работы с будущим», одним из основных инструментов инновационной экономики. Поначалу эту технологию применяли для формирования образов будущего в сфере технологии, затем в бизнесе, а с 90-х годов прошлого века – в общественно-политической сфере. Рекламируя метод форсайта, госпожа Радченко ссылается на успех применившей этот метод фирмы Nokia. Мол, применила фирма метод – и стала передовой в том, что касается мобильной связи.

Может быть, порекомендовать госпоже Радченко применить методы, сделавшие фирму Nokiaуспешной, в отношениях со своим супругом? Может быть, у нее получится? Данный совет порожден нашим изумлением по поводу того, с какой легкостью люди, занимающиеся тончайшими социально-психологическими вопросами (например, детством), перенимают опыт фирм, занимающихся техническими и рекламными проблемами. У Гоголя по сходному поводу герой говорит: «Легкость в мыслях необыкновенная».

Но вернемся к нашим детям и внукам, коих госпожа Радченко реально готова уподобить сотовым техническим устройствам, дабы оптимально вписать в новое общество. Авторы форсайт-проекта заявляют: «Те, кому сегодня 10–15 лет, к 2030–2040 году будут составлять костяк российского общества. Станет ли подрастающее поколение жить в стране с инновационной экономикой или будет населением «мировой помойки» – вопрос наших усилий и действий сегодня».

Внимательное рассмотрение форсайт-проекта говорит о том, что детям и внукам нашим предлагают жить именно в инновационной помойке или в среде помоечных инноваций – это уж как получится.

Что же касается того, как именно детей уподобляют техническим устройствам... Читатель вряд ли удивится, если узнает, что авторы проекта уподобляют техническим устройствам не только детей, но и всё на свете. «Будущее создается» – уверены авторы. То есть конструируется – как новое техническое устройство. Поразительно не это заявление, а то самодовольство, с которым его делают авторы: «А как иначе-то?» Мы-то, по своей отсталости, думали, что есть история, взращивающая нечто в своем лоне, есть человеческий дух, стремящийся вперед, к лучшему и светлому будущему. Оказывается, нет. Все моделируется на экранах компьютера – и переносится в бытие человеческое. 

Создание будущего – это, прежде всего, смена идеологии и парадигмы в обществе, утверждается в проекте. Пришло время сменить приоритеты по отношению к проблеме детства в целом, изменить существующие в общественном сознании косные и устаревшие представления – в основе своей, конечно, советские.

Но кто это все будет менять, авторы не отвечают. Ведь не Международная Методологическая ассоциация это будет менять. Тогда кто? У любого изменения есть субъект. Чем радикальнее изменение, тем мощнее должен быть субъект. А у субъекта есть свои интересы, свои цели, а также многое другое. И цели иногда весьма и весьма зловещие.

Авторы обо всем этом прекрасно знают. Но ни слова об этом не говорят – потому, что продавливают свои инициативы, что называется, «втемную». А при таком продавливании о субъектах говорить запрещено. Как поется в песне, «разговор на эту тему портит нервную систему».

Ну что ж, придется попортить нервную систему авторам, дабы они и стоящие за ними субъекты не попортили ее человечеству.

Что нам навязывают в качестве будущего?

Ссылаясь на западную литературу и зарубежный опыт, авторы утверждают, что в мире уже произошла радикальная смена отношения общества к детству. Что традиционное воспитание детей, да и вообще традиционный уклад социальной жизни отстали от требований эпохи. И не справляются с решением необходимых задач. Что на Западе уже существует множество альтернативных форм воспитания. А раз так, негоже нам отставать.

При этом под традиционным воспитанием детей и традиционным укладом семейной жизни авторы подразумевают вовсе не то, что подразумевал Макс Вебер, говоря о разнице между традиционным и современным обществом. Для авторов традиционное – это значит семейное.

Итак, согласно мнению авторов, детство, размещенное в семейных рамках (то есть тех рамках, в которых оно находилось тысячелетиями), не решает необходимых задач будущего.

Можно узнать, каких задач? И какого будущего? А может быть, нам такого будущего не надо? Тем более, что будущее, по мнению авторов, конструируется. Так может, мы сконструируем другое будущее? То есть мы-то, конечно, убеждены, что будущее не конструируется. Но станем на время на точку зрения авторов и скажем: «Вы хотите сконструировать одно будущее, а мы другое. У нас с вами равное право конструировать будущее. Если мир подчиняется не неумолимым тенденциям, а человеческой воле, то наше право ничем не отличается от вашего. И история знает один способ решать, чье право правее. Так может, мы этот способ и применим? Объясним обществу, какое вы и ваши заказчики готовите ему будущее. Предложим обществу другое будущее. Победим в этой борьбе, опираясь на общество. А тех, кто готовит обществу бессемейное детство, отправим на помойку истории. На которой они будут валяться в обнимку с их «бессемейными инновациями».

Впрочем, сначала посмотрим, как авторы описывают свой проект, поскольку они достаточно точно описывают контуры того детства, которое они готовят нашим детям (в отличие от контуров будущего, о котором они умалчивают и во славу которого надо приносить нормальное семейное детство на алтарь антиутопии-2030).

Постсемейное детство, предлагаемое авторами, таково.

Во-первых, это должно быть так называемое «компетентное детство».

Авторы утверждают, что дети должны как можно раньше становиться самостоятельными и компетентными в выборе и построении своей образовательной и жизненной траектории.

За счет чего? Может ли, например, младенец стать абсолютно самостоятельным и компетентным в выборе жизненной траектории? Оказывается, может. Видимо, самостоятельно выбирая жизненную траекторию между своим беззубым ртом и материнской грудью. А раз это может младенец, то ребенок более старшего возраста – и подавно. Таким образом, ребенок в любом возрасте самостоятелен в выборе своей жизненной траектории. Просто траектория меняется. И тут все зависит от того, какова будет жизненная траектория людей в пределах того будущего, которое им навязано авторами. Чем сложнее эта траектория, тем труднее добывать компетенцию и самостоятельность, необходимую для правильного движения по этой траектории, не правда ли?

В понятие «труднее добывать» включаются не только усилия, но и время. Нельзя сжать время, коль скоро необходимо добиться высочайшей компетенции, необходимой для движения по очень сложным траекториям. То есть в научной фантастике возможно что угодно: перекачал в мозг ребенка всю компетенцию человечества, и он стал ползать по сложнейшим траекториям, врастил в его тело технические модули – и он стал по этой траектории носиться, аки паук из голливудского фильма.

Именно так и рассуждает идеолог и методолог проекта Сергей Попов. Как убежденный сторонник научно-технического прогресса он, например, призывает вообще отменить и семью, и школу – ибо их уже с успехом заменяет интернет: «Основная проблема – это работа со взрослыми... Они отстают от своих детей... Школа не справляется с информационной революцией... Дети в 11–14 лет уходят из дома, перестают общаться с отстойными родителями... Уже сейчас исследования показали, что 70% того, чему дети учатся, они учатся не в школе и не в семье, а в интернете и на улице».

Трудно сказать, чьи исследования и что именно Попову показали, но мы твердо знаем, что в жизни все происходит не так. И когда говорят о том, что дети как можно раньше должны стать самостоятельными и компетентными в выборе и построении жизненной траектории, то имеется в виду вовсе не бред по поводу сращивания ребенка с компьютером и техническими модулями. Вы перед тем, как этот бред предлагать, научитесь имплантаты в десны по-настоящему вкручивать.

Нет, дорогие мои фантасты энд методологи! Имеется в виду предельная примитивизация жизненной траектории ребенка в рамках навязываемого вами будущего. Вам нужен расчеловеченный кретин для кретинической ориентации в кретиническом будущем – для того, чтобы его хозяин одним пинком отправлял кретина по нужной этому хозяину кретинической траектории. Хотите вы именно этого. И не валяйте дурака, утверждая: «Мы люди с фантастической ориентацией и мы в Общественной палате всё обсуждаем для того, чтобы научиться информацию из суперкомпьютера младенцу в мозг перекачивать».

И не вы тут субъект. Вы – рупор очень определенных идей. И вполне понятно, каких.

Сейчас в США в ходу такой термин – Early Childhood Education. Нашим «отсталым традиционным» родителям это словосочетание вряд ли знакомо. Но ничего, возьмем один из пунктов предвыборной кампании Барака Обамы и ознакомимся с тем, с чем едят это самое Early Childhood Education. Тут все абсолютно лишено методологической фантастики в духе трансгуманизма. Тут все так конкретно, что дальше некуда. Причем система Early Childhood Education («Ранее детское образование», по-нашенски) продвигается не только в США. Во всех так называемых развитых странах западного мира ведутся активные дискуссии по поводу создания монстра под названием «компетентный ребенок». Выдаются гранты на создание этого монстра. Проводятся конференции и круглые столы.

Несмотря на то, что выкладки форсайт-проекта очень похожи на антиутопию или шизофренический бред, несмотря на то, что у нашей общественности они встречают резкое неприятие, проект упорно продвигают и пытаются легализовать

Фонтан «Пожиратель детей», пл. Корнхаусплац в Берне. Г.Гинг, 1546 г.Должны ли дети вырасти самостоятельными? Конечно, должны, иначе они не смогут принимать жизненно важные решения. Должны ли они чаще общаться со сверстниками, играть в игры, посещать различные кружки? Конечно, должны – это развивает детей, приучает к коллективизму, вырабатывает товарищеские качества.

Форсайт-проект «Детство-2030», казалось бы, предлагает именно это, только требует, чтобы связь ребенка с семьей, с родителями была резко ограничена, а в идеале – вообще прервана. Например, рассмотренный нами в предыдущей статье вариант «компетентного детства» должен создать «компетентного ребенка». В итоге из такого ребенка вырастет не полноценный будущий гражданин, а монстр будущего.

«Компетентный ребенок» принимает жизненно важные решения самостоятельно, отдельно и независимо от родителей. Посещение школы и ее смена, выбор предметов обучения, занятия в тех или иных кружках, знакомство с теми или иными людьми, посещение вечеринок, клубов, тусовок – спектр подобных решений чрезвычайно широк. Соответственно, ребенок имеет право «все попробовать» – и конечно, прежде всего он будет пробовать нарушить еще нестойкие нравственные запреты.

Важным обоснованием такого подхода является утверждение, что «семейная структура резко тормозит развитие детей». А это значит, что ребенок должен больше времени проводить в предлагаемой многообразной среде различных воспитательных сообществ, клубов, детских организаций.

Вновь подчеркнем, что подлинная, хотя и неназываемая цель «компетентного детства», как и подобных ей других форм воспитания, – разорвать связь родителей и детей, ту самую ценностную связь, которая и обеспечивает нравственную и человеческую преемственность поколений.

Следующий вариант постсемейного детства, предлагаемый авторами форсайт-проекта для ближайшего будущего России – «прикольное детство».Этот вариант воспитания детей больше предназначен для богатых, для людей большого бизнеса. Здесь родителям предлагается заняться детьми как игрушкой, и одновременно воздействовать через то, что наличие детей повышает социальный и бизнес-статус: это «социально значимо, престижно». Детей иметь интересно, «прикольно»: с ними можно играть в свободное от бизнеса время, как с любимым щенком, ходить с ними за покупками в шопинг-центры, водить их в парки развлечений и т.д. Так появляется то, что называется «новое родительство». Главное же – не ограничивать ребенку свободу выбора.

Подобный подход к воспитанию дает огромный импульс для быстрого развития детского бизнеса: для детей разрабатывают товары, индустрию развлечений, сервиса, детскую моду и т.д. Детство призвано (обязано!) стать экономически эффективной сферой размещения капитала.

Не случайно форсайт-проект дает свой четкий и рациональный ответ, зачем и кому нужно детство («Дорожная карта», стр.9):

«Бизнесу – как новая сфера инновационного потребления.

Государству – как зона конкурентных преимуществ в области человеческого капитала».

Родителям – для собственного «апгрейда» (дети как новый источник энергии жизни и возможность развиваться)».

В последнем пункте о родителях вроде бы есть неувязка. Ведь в предлагаемых вариантах постсемейного детства («компетентного», «прикольного», «охранного» в Дорожных картах проекта) одна из целей, как мы установили, – в разрыве связи между родителями и детьми. Но в том-то и тонкость – для большинства российских родителей (для быдла, то есть) создается «компетентное родительство», а вот для добившихся значимого места в жизни, для продвинутых – «апгрейд».

Предоставим слово С.В.Попову: «Никто не сказал, что дети должны появляться у молодых людей, они должны появляться и у старых, и у средних, и вообще по-разному…Существуют страны, в которых этого ограничения (возрастного) почему-то нет… в Великобритании, в Соединенных Штатах медики вполне научились продлевать жизнь людей. Считается, что примерно через 15 лет люди будут в большинстве в Европе и Соединенных Штатах доживать … до 100 лет. Вопрос состоит в том, чтобы этот период, с 60 до 90–100 лет, был активен, осмыслен, и дееспособны люди, а не доживали на пенсии. И вот эксперимент: 500 добровольцев в Великобритании, 500 в Соединенных Штатах, люди 60 лет, называется «Вторая жизнь»… Им предоставляется комплекс услуг, медицинских и всех остальных, которые позволяют жить активно. Первым условием является рождение ребенка... Потому, что родив ребенка, человек понимает, что ему еще 20 лет надо прожить... И это совершенно другая конструкция жизни, когда человек осуществляет, есть технический термин такой, следующий скачок, upgrade, он начинает новую жизнь».

Пример из опыта США и Великобритании не случаен: ребенок в развитых странах – средство стимулировать продолжительность жизни родителей (богатых, конечно).

Иначе будет в России: детям богатого и креативного класса будет позволено жить в семье и «апгрейдить» своих родителей (независимо от возраста), а детям большинства российских родителей (см. статью «Социоцид-1») уготовано «компетентное детство» и жизнь без семьи.

Рассмотрим еще один вариант постсемейного детства по форсайт-проекту, под названием «Охранное детство».

В основе этого варианта – идея ограждения детей от «греховного» взрослого мира через создание специально безопасной среды. Сегодня эта тема поднимается при обсуждении вопросов экологии, правильной организации жилья, эргономики (детские автомобильные кресла, накладки на углы мебели и т.д.). А в будущем, в рамках дискурса данного проекта, должны появиться программы типа «Город, благоприятный для детей», где родителям отводится подконтрольная роль. Это такая «зона непослушания», где дети имеют полное право командовать родителями, учить своих родителей, выставлять им оценки за поведение, а не наоборот. А сами родители должны сдавать экзамен на «компетентное родительство». Именно так! Родители должны регулярно проходить программы повышения компетентности, должны быть готовы к быстрому изменению своих детей и при этом оставаться любящими, понимающими и поддерживающими, как бы и в какую бы сторону ни изменились их дети. При этом администрация «города» будет оценивать родительскую квалификацию и раздавать статусы: «ответственный родитель», «компетентный родитель», «безразличный родитель».

Как говорится в известной рекламе: «Вы все еще хотите быть родителем? Тогда мы идем к вам».

Из трех приведенных выше вариантов будущего детства понятно, что цель форсайт-проекта – вырастить из наших детей «конкурентоспособный человеческий капитал». Не Человек с большой буквы – цель и смысл развития общества, а «человеческий капитал», который при соответствующих инвестициях может и должен приносить владельцам высокую прибыль. Как, например, корова. А с учетом человеческого качества – поболее, чем корова.

Чтобы дополнить общие рассуждения конкретикой, рассмотрим «дорожную карту» проекта. Она названа «Картой военных действий» (!) – и не нами, готовыми во всем видеть войну, а авторами проекта. Не иначе, как авторы предполагают, что для воплощения их проекта придется повоевать с «отсталой Россией».

Итак, в Дорожной карте существуют «точки изменения дискурса», которые определяют рубежи социальных изменений в российском обществе.

Что же нас может ожидать в недалеком будущем?

2012–2016 гг. – ряд кризисов в России.

  • Смена поколений: основные места во власти и бизнесе займет поколение не живших при СССР.
  • Единовременный (за 2–3 года) выход из строя технологического оборудования и инфраструктуры советского производства.
  • Демографический спад – резкое снижение количества трудоспособного населения.
  • Вынужденная трудовая иммиграция (к 2020 году одна треть населения – мигранты)
  • Резкое падение доходов от нефти.

2015 г. – более половины населения Земли в интернете, отсутствует языковый барьер, образование можно получить в любой точке мира через интернет. Смена дискурса: от традиционного – к формированию новых способов взаимодействия, к пониманию других культур и толерантности. Языковой барьер будет преодолеваться не с помощью изучения языков, а через использование технических переводчиков либо через внедрение чипов (см. ниже).

2015–2020г.г.– смена дискурса: от традиционной («нуклеарной») семьи – к многообразию законодательно уравненных с нею новых форм совместной жизни: «множественным», «гостевым», «однополым» и другим семьям. Дети растут в воспитательных сообществах, управляемых «компетентными педагогами». А новый семейный кодекс закрепляет новый дискурс.

Дети становятся самостоятельными в разном возрасте – от 12 до 30 лет. (Спросим в скобках: почему до 30 лет? Дело в том, что мировая тенденция заключается в десинхронизации вступления во взрослую жизнь. Наряду с ранним взрослением детей, о чем заботится «компетентное детство», увеличивается и период их социального созревания (т.н. кидалты). Иначе говоря, растет количество социальных инфантилов: они могут быть, например, хорошими IT-специалистами, но не желают строить свою жизнь, покидать родительский дом и т.д. Но если человек до 30 лет все еще ведет себя, как ребенок, есть ли шанс, что он когда-либо вырастет? Вопрос, конечно, риторический).

К 2018 году «форсайт-проектировщики» планируют использовать устройства для загрузки информации в кору головного мозга. Дети смогут подключаться к некоему информационному центру, откуда быстро скачают нужные знания. И отпадет необходимость и в учебе, и в школе как социальном институте. (Вновь замечание в скобках: понятно, что именно будут закачивать в кору головного мозга малолетним детям, оторванным от родителей – то, что нужно «хозяину», заказчику форсайт-проекта. А какого типа могут возникнуть психические и моральные уродства при этом, не хочется и думать).

2020–2025 г.г. – вновь смена дискурса: от массовой образовательной траектории к разнообразию траекторий. На смену единой системе образования придет многообразие образовательных сетей и сообществ, возможность компьютерным способом улучшать и определять способности ребенка до его рождения. Любую профессию можно освоить в виртуальной реальности, дети могут работать и получать доход в интернете. А в итоге – дети сами определяют свою жизненную траекторию (естественно, они будут ее определять как неучи, лишенные нравственных ориентиров).

2025 год – появится возможность запрограммировать способности и характеристики еще не рожденных детей, способности ребенка можно будет увеличить за счет генной модификации и чипизации. Вместо детей можно будет завести себе робота-ребенка, виртуального ребенка. Воспитанием и уходом за детьми также будут заниматься роботы,

2030 год – чипизация детей (теперь она заменена на размытую формулировку «технологические инновации»), генная модификация человека.

2030–2040 г.г. – детство у человека может быть несколько раз. (Это уже такая социально-технологическая фантастика, которая авторами не слишком прописана. Но ее детали в общем-то малоинтересны, поскольку понятно, что социальный инфантилизм при такой системе сделает человека «ребенком навсегда»).

Предложена и «путевая карта» технологических изменений, обеспечивающих такие социальные изменения: создание портативного устройства-переводчика (2014г.); создание устройства для загрузки информации в кору головного мозга (2018г.); робот-няня, робот-ребенок, 3D-нанопринтер (2025г.), который сможет воспроизвести объемное изображение любого предмета, объекта и т.д.

Несмотря на то, что вышеприведенные выкладки форсайт-проекта очень похожи на антиутопию или шизофренический бред, несмотря на то, что у знакомой с ними нашей общественности (довольно сонной) они встречают резкое неприятие, тем не менее, проект упорно продвигают и пытаются легализовать.

Нужно быть очень бдительными, внимательно и заинтересованно разбираться, чтобы увидеть очередной бесстыдный подлог того или иного масштаба и, начав действовать, не допустить его

Завершает описание перспектив будущего детства в «дорожной карте» форсайт-проекта вывод о необходимости создания структуры, которая будет управлять детством в России и решать судьбы детей и родителей – «Комитета детства».

Итак, детство рассматривается как публичное дело, семейно-приватная сфера отодвигается (и даже исключается) как устаревшая. Роль государства в том, чтобы установить и обеспечить юридические нормы для реализации этого проекта. Ведущая же роль – у сверхоргана «Комитет детства» (подобная схема и в проталкиваемых последних законах по ювенальной юстиции).

Однако в «отсталой» России все эти технологические, да и идеологические чудеса будущего прививаются крайне медленно и плохо...

Источник: gazeta.eot.su.