Победы и вызовы монгольского экологического движения

Цэцэге Мунхбайяр, глава Движения реки Онги, беседует с местными жителями.

        Долгие усилия общественного экологического движения Монголии наконец привели к победе. Высший Суд Монголии обязал Правительство ввести в действие запрет на горнодобывающую деятельность на речных и лесных территориях согласно апелляции, поданной активистами, которые заявляют, что хрупкая природа страны находится под угрозой из-за бездумной горнодобычи.

Постановление суда в явной форме возлагает на Правительство вину за провал в введении в действие закона от 2009 года, запрещающего горнодобывающую деятельность в речных бассейнах и лесах.

Согласно Конституции, монгольское Правительство обязано защищать окружающую среду страны, однако, как заявляют активисты из-за попустительского, дружественного к горнодобытчикам законодательства, за последние два десятилетия высохли десятки рек и озер.

Запрет 2009 года был подготовлен рядовыми членами Парламента и был принят, несмотря на оппозицию со стороны правительства. Многие иностранные инвесторы ожидали, что закон, который высмеивался, как "полусырой", будет отозван на текущей сессии Парламента.

«Закон направлен на борьбу с отрицательными последствиями золотодобытческой мании – сотни рек и тысячи гектаров леса прекратили свое существование из-за нескольких килограммов золота», говорит Байярсайхан Гаридхуу, один из законодателей, подготовивших оригинальный вариант закона.

Вероятно, в ближайшие два десятилетия Монголия станет одной из наиболее быстро растущих экономик, так как она разрабатывает свои огромные запасы урана, угля, меди и золота.

Одно из крупнейших в мире месторождений меди на Ою Толгой в пустыне Гоби планируется к запуску в 2012 году, а в конце этого года парламентарии, как ожидается, обсудят инвестиционное соглашение в миллиард долларов по угольному проекту Таван Толгой.

Однако, некоторые иностранные инвесторы беспокоятся, что «популистское» законодательство перед грядущими в следующем году парламентскими выборами может подорвать доверие к стране.

В то время как в результате запрета были закрыты несколько маленьких приисков, гораздо большее их число продолжают действовать, поскольку Правительство заявляет, что не может себе позволить компенсации владельцам за их закрытие.

Однако, Байярсайхан отклоняет этот аргумент. Он уверен, что ущерб, нанесенный экосистеме Монголии, намного перевешивает затраты на компенсации. «Мы должны серьезно обсудить это, – говорит он. – Даже если мы даем им компенсацию, они должны заплатить за ущерб, который они нанесли».

Это решение суда стало победой Цэцэге Мунхбайяра, активиста Объединенного движения монгольских рек и озер, который подал апелляцию в Верховный суд после того, как разбирательства по делу были прекращены в районном и городском судах.

«Мы на 100 процентов уверены в том, что эта борьба – действительно правильная, поэтому мы целый год боролись на всех уровнях судебной системы. Верховный суд является последней инстанцией, поэтому правительство обязано обеспечить выполнение закона», говорит Мунхбайяр.

По сообщению: Халиун Байярцогт,
По информации Reuters Africa

Из истории монгольского экологического движения

Новая монгольская Конституция провозгласила «построение гуманного и демократического общества» для своего народа в 1992 году и согласно «Закону о неправительственных организациях», который был принят в 1997 году, каждому человеку гарантируется право на собрания и свободное общение с другими.

Мониторинг и оценка состояния окружающей среды, проведенные в последние два года, показали хрупкость монгольской природы и злоупотребления против окружающей среды, связанные с человеческой деятельностью. Сегодня мы сталкиваемся с такими вызовами, как деградация пастбищ и земель, вырубка лесов, горнодобыча, сокращение биоразнообразия и загрязнения воздуха и воды в городах, которые оказывают негативное влияние на благополучие людей по всей стране. Например, исследования, проведенные в 2010 году, показали, что за последнее время высохло более 4000 рек и ручьев, а лес, покрывавший 12,5% территории страны в 1991, теперь покрывает только 8,1% от общей площади Монголии. В соответствии с докладом Объединенного Земельного Фонда, 3598,2 га земли в областях со значимыми водными ресурсами было загрязнено. Из них на 5 га – непосредственное загрязнение поверхностных и подземных вод, 3526 га – подверглись воздействию горнодобывающей и промышленной деятельности, и 37 гектаров было загрязнено другим образом. Это же исследование показывает, что на кустарных скальных золотых приисках в восьми провинциях Монголии нелегально используется ртуть. Ртуть загрязняет более чем в 200.000 тонн шлама и 37,35 га почвы, особенно в провинции Гоби, что оказывает серьезное отрицательное воздействие на здоровье и благосостояние людей и животных, а также на окружающую среду.

«Закон о полезных ископаемых Монголии» был принят в 1997 году и правительственная «Золотая программа» была начата вскоре после этого. Правительство заботило только то, что горнодобывающий сектор вносил наибольший вклад в монгольскую экономику, оно игнорировало вопросы разрушения среды, вызванного горнорудным бумом. Из всей территории, разрушенной горнорудной деятельностью, рекультивировано было только 5 гектаров. Правительство выдавало тысячи и тысячи лицензий без какого бы то ни было мониторинга и контроля. В соответствии с Законом о полезных ископаемых Монголии, «разведочные» лицензий дают право их владельцам на разведку полезных ископаемых, а «эксплуатационные» лицензии дают право заниматься горнодобывающей деятельностью и добычей полезных ископаемых. Если все 4700 выданных лицензий по геологоразведке и горным разработкам, покрывающие 71.107.888,66 га, или более 45% территории Монголии, будут использоваться для горнодобычи, вся нетронутая природная красота монгольской земли будет уничтожена в ближайшее время. Эксплуатационные лицензии были выданы во многих критически важных областях, включая обширные земли водоразделов, ареалы обитания редких и исчезающих видов флоры и фауны, а также районы исключительной природной красоты, в результате чего непоправимый вред наносится природной среде Монголии и будущим поколениям монгольского народа. Сегодня 15 стратегических месторождений готовы к разработке. Более 3000 лицензий на горнодобычу выданы юридически запрещенным 1782 горнодобывающим компаниям

Экологические НКО по-прежнему сталкиваются с тем, что решать эти проблемы приходится в условиях, когда горнодобывающие компании с иностранными инвестициями лоббируют свои интересы во всех руководящих органах и промывают мозги местным жителям.

Бум добычи полезных ископаемых в Монголии в последние 20 лет создал серьезные проблемы загрязнения водных объектов и привели к экологическому ущербу. Бум в этом секторе привел к созданию более 100.000 кустарных приисков, что привело к росту проблем бедности и разрушению окружающей среды в Монголии.

Ухудшение состояния окружающей среды, вызванное безответственной горнодобычей, стало главной причиной появления многих местных движений по защите рек и охране земель. Движение реки Онги, которое зародилось в ответ на ухудшение состояния окружающей среды и видимый упадок речного бассейна Онги, заняло лидирующую позицию среди местных движений. Они показали нам и всему миру, что монголы могут защищать и бороться за свою землю. В 2006 году Движение реки Онги инициировали акцию по лоббированию принятия указа о «запрещении горных работ в верховьях рек, охранных зон водоемов и лесных массивах». Лоббирование было успешным, и указ был переработан в законопроект (который был назван «закон с длинным названием»), и позже девять парламентариев, таких как Б. Батерденэ, внесли его на рассмотрение в Парламент Монголии.

Для того чтобы закон был принят, представители монгольских экологических движений организовали множество акций, таких как сбор подписей и отправка петиции в Парламент, показ семи телевизионных программ, отправка писем и текстовых сообщений членам парламента местными жителями. Вместе с национальными и международными организациями они провели более ста мероприятий в поддержку принятия закона. Но эти действия были недостаточными, чтобы он прошел и Парламент пригрозил задержкой в его принятии. Из-за этих проблем представители монгольских экологических НКО и движений вышли на демонстрацию в Сухэ-Баторе и организовали голодовку. В конце концов, закон был окончательно принят 16 июля 2009 года. К сожалению, правительство Монголии медлило с реализацией закона. Только 254 скальных золотых прииска в нескольких областях были закрыты в рамках реализации закона. Экологические НКО и движения по-прежнему проводят демонстрации в поддержку реализации «закона с длинным названием» на всей территории страны.

Горнодобывающие компании, деятельность которых запрещена в соответствии с этим законом, требуют от правительства выплаты им пособий, в то время как экологические организации требуют от Правительства привлечения этих горнодобывающих компаний к финансовой ответственности. В июле 2010 года представители «Реки Онги» и других движений и НКО успешно лоббировали включение нескольких статей (отсутствующих в «законе с длинным названием») в главы 4 и 32 «Закона об охране окружающей среды». Статья 32 Закона об охране окружающей среды гласит, что граждане и неправительственные организации имеют право подать в суд на гражданина и организацию за причинение ущерба окружающей среде, и в то время это было действительно важно для общественных организаций…

Экологические НКО признают, что для защиты окружающей среды Монголии им необходимо объединиться. На сегодняшний день существует множество известных и активных движений и союзов, таких как «Объединенное монгольское движение рек и озер», «Объединенная Коалиция экологических движений», «Национальное движение в защиту реки Туул» и «Союз юристов по охране окружающей среды».

В ноябре 2008 года все экологические НПО Монголии провели свою первую встречу и создали Монгольский экологический гражданский совет с целью объединить усилия природоохранных общественных организаций. Совет разработал стратегию по укреплению и координации деятельности экологических НКО и сотрудничеству с монгольским Правительством и международными организациями.

Д.Ганболд
Перевод: Эрденечимег Манджаа
А.Заступенко