НЕЛЕГАЛЬНАЯ ДРЕВЕСИНА: КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ

Тема борьбы с нелегальной древе­синой давно уже стала не местной и не российской — это проблема мировая. Она заботит всех — и серьезный бизнес, и государственные органы — лесохо- зяйственные, силовые, надзорные и контрольные. Волнует она и местное население таежных регионов, и, ко­нечно, общественные природоохранные организации. С недавних пор неожи­данно к поиску решений этой проблемы подключилась Торгово-промышленная палата (ТПП) России, точнее ее Коми­тет по природопользованию и экологии, возглавляемый Юрием Шуваевым. Неудивительно поэтому, что семинар в Иркутске, созванный по инициативе WWF России и ТПП, вызвал большой интерес среди представителей россий­ских и китайских таможенных струк­тур, рядовых офицеров региональных таможенных управлений Сибири, Дальнего Востока и Северо-восточного Китая, природоохранной общественно­сти и лесного бизнеса. Присутствовали также представители Министерства юстиции Лесной службы США — глав­ного потребителя китайской продукции из нашего леса.

По традиции мы публикуем наиболее существенные фрагменты дискуссий и презентаций, прозвучавшие на семи­наре.

экология и бизнес НЕЛЕГАЛЬНАЯ ДРЕВЕСИНА: КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ

Елена Копылова, WWF-IKEA.

Проблема нелегальных лесозаготовок - это вопрос не только лесного сектора. Все мы знаем о процессе FLEG (Право­применение и управление в лесном сек­торе), в рамках которого объединились многие страны и бизнес-структуры, политики и органы управления, и в нем нелегальная древесина — один из глав­ных объектов общего внимания. Наши методические пособия по нелегальной древесине для инспекторов и таможен­ников недаром пользуется большим спросом. Поскольку 30 % нашего леса идет в Китай, здесь представлена очень солидная делегация из Китая. Отноше­ние к проблеме незаконного оборота древесины меняется в мире и в наших двух странах. Многое делается в сфере законодательства, и сегодня мы хотим еще раз призвать всех объединить усилия в преодолении этого тяжелого порока в наших экономических связях.

Юрий Шуваев, ТПП России (Ко­митет по природопользованию и экологии).

ТПП в последнее время уделяет боль­шое внимание вопросам легальности экспорта древесины. В Сибири и ДВ достаточные запасы спелой древеси­ны, но осваиваются они всего на 30 %. Большая часть все еще экспортируется в круглом виде, мы много леса теряем от нелегальных рубок, пожаров и болезней. Виды нелегальных рубок разнообразны — без документов, заготовка гражданами для своих нужд, под видом санитарных рубок, заготовка редких и запрещенных видов.
К сожалению, в законах нет четкого определения и понятийного аппарата, а значит и требовать ответа с нарушителей сложно. Здесь велики коррупционные риски. Заготовитель, с одной стороны, рискует при нарушениях, с другой - у него велик соблазн при слабом или отсутствующем контроле. Контролем занято несколько ведомств, но взаимо­действие их слабо, ответственность раз­мыта, поэтому результатов мало. Нужно стремиться к выполнению всех междуна­родных соглашений, совершенствовать систему лесоуправления, в том числе с учетом недавнего распоряжения Пре­зидента. Создание отдельного органа лесного хозяйства при Правительстве — это, прежде всего, повышение ответ­ственности за сохранение и рациональ­ное использование лесов.
Хочу отметить, что применение аэрокосмического мониторинга пока не стало эффективной системой, дающей реальный результат. Крупные компа­нии пытаются применять спутниковый контроль, но большинство пока уходит от этого, поскольку такой контроль за­кроет лазейки к нелегальному лесополь­зованию и получению скрытых доходов. Как-то в Забайкальском крае я спросил владельца леса, сопровождающего ле­совоз на границу без документов, но вместе с ГАИ — как вы будете оформлять на таможне лес? Он сказал - без очереди! Комментарии излишни. После этого ГАИ лес не сопровождала, это было за­прещено. Полностью это искоренить нельзя, но некий порядок мы навели, именно во взаимодействии.

Александр Мотовилов, департа­мент лесного хозяйства СФО.

Дистанционный мониторинг в 2009 году проводился филиалами Рослесин- форга в Сибири на площади 15 млн га в Иркутской области, в Бурятии — на 4 млн. га, в Красноярском крае — 15 млн га и по Томской области на площади 10 млн. га. Выявлено 97 мест рубок с нарушениями и незаконных. Ориен­тировочно 160 тыс кубов вырублено незаконно. По результатам натурных проверок обследованы все 97 случа­ев, подтвердились только 18. По всем субъектам подтверждено 105 тысяч из 400 выявленных — подтверждаемость составила 26 %
В регионе созданы рабочие группы, межведомственные комиссии и лесная милиция в 6 субъектах. Действовало 277 патрульных групп. Департамент направил в Рослесхоз перечень мер по предотвращению незаконного оборота древесины. Предложено организовать лесоторговые площадки в местах пере­сечения дорог с применением электрон­ных технологий, с помощью клеймения бревен на лесосеках. Организовать пун­кты обмера и учета древесины, единую электронную базу данных. Сократить до минимума количество мест приема и отгрузки, требовать ежемесячной отчет­ности. Привлекать СМИ к освещению работ по этой тематике. Предоставлять переработчикам древесины приоритет­ное право на получение лесов в аренду. Органам власти субъектов заключать межрегиональные соглашения о со­вместном контроле. Надеемся, что наши предложения будут учтены в новых нор­мативных документах.

Александр Егоров, Главное управ­ление организации таможенного контроля ФТС России.

Российский лес покрывает 60 % ки­тайской потребности, и это не может не провоцировать поток нелегальной древесины. Поэтапное повышение по­шлин вызвало изменение структуры экспорта, однако результаты пока не­достаточны из-за отложенного дальней­шего повышения пошлин. Есть факты определенного лукавства экспортеров, когда делают примитивную обработку прямо на лесосеках только для ухода от пошлин.
Самые распространенные нарушения таможенных правил — недостоверное декларирование пород и объемов, поддельные ФСС. (фитосанитарные сертификаты). 186 уголовных дел та­можнями было возбуждено в 2008 году, 457 — в 2009. Это при явном сокраще­нии объемов экспортного леса. Острая проблема — ограниченная пропускная способность некоторых пунктов на границе, отсутствие надлежащего обо­рудования для контроля. ФТС подгото­вило 4 методики проведения измерений. До сих пор действуют ОСТы и ГОСТы советских времен, которые не согласу­ются с современными методиками. Это усложняет работу. Мы считаем важным создать единую методику проведения из­мерений для всех структур и компаний.
В Иркутской области проводился экспе­римент с использованием электронного  поштучного учета лесоматериалов. Он завершен, но новшество в других та­можнях не прижилось из-за отсутствия законодательного требования для участ­ников ВЭД применять эту систему - нет необходимости нести добавочные за­траты. К тому же простую бирку тяжело считывать. Но надо внедрить сквозной учет как стратегическое направление в борьбе с незаконным оборотом древе­сины.

Чжан Шулун, Главное таможенное управление КНР.

экология и бизнес НЕЛЕГАЛЬНАЯ ДРЕВЕСИНА: КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬМы сильно зависим от импорта лес­ного сырья, и это порождает незаконные механизмы в лесном рынке. Для импорта определенных пород древесины нужно получать лицензию. По исчезающим видам — нужно получать отдельное разрешение специального органа при Госсовете КНР, под его надзором прово­дится и весь таможенный и карантинный контроль. По обработанной древесине нужна обычная импортная лицензия, если это не редкие породы СИТЭС. В 2004 году был дополнен каталог редких и исчезающих пород древесины. Такая работа с тех пор проводится каждый год. Китайские предприятия-переработчики круглого леса обязаны предоставить документ о происхождении сырья, и только после этого они получают разре­шение на дальнейший экспорт готовой продукции. Мы планируем составить черные списки нарушителей таможен­ных правил и конвенций.

Виталий Акбердин, Агентство лес­ного хозяйства Иркутской области.

Область имеет 2.5 млн человек насе­ления на 71.4 млн га лесов (92 % террито­рии). В штате у нас 430 государственных лесных инспекторов. Раньше было 7 тысяч человек. Предоставлено в аренду 16 млн га, 1048 договоров аренды. Рас­четная лесосека позволяет готовить 55 млн ежегодно. На деле — 21 млн кубоме­тров заготавливают. 3.5 млн — в процессе рубок ухода. Стратегия — увеличение переработки низкотоварной древесины.
Фактически объемы незаконных рубок значительно выше официальных данных, иногда на порядок. Но оценить истинные объемы трудно. Можно лишь оценить неучтенную при заготовках древесину. Всего незаконного леса об­ласть производит вероятно до 2.5 млн кубов. По данным же спутникового мониторинга наблюдается снижение этих объемов. 2773 случая незаконных порубок выявлено за 2009 год, ущерб — 1 млрд 17 млн руб. Сертифицировано более 4 млн га лесов. Предполагается разработать программы отслеживания цепей поставки древесины, планируем вернуться к созданию лесной биржи. 

Евгений Забубенин, ИКЕА.

ИКЕА - это 278 магазинов во многих странах мира. Компания потребляет около 12 млн кубов в год. Требования лесной политики группы ИКЕА более жесткие, чем законодательство многих стран — поставщиков леса. Прежде всего —приоритетное получение дре­весины из устойчиво управляемых и сертифицированных массивов. Если нет — древесина должна иметь докумен­тальное подтверждение легальности и отсутствия в партии древесины, посту­пившей из ЛВПЦ или из мест, где есть неразрешенные социальные конфликты. Кстати, Евросоюз планирует принять закон типа американского акта Лэйси в 2015 году. У компании есть несколько групп лесных аудиторов для контроля своих поставщиков, но проблемы на российско-китайской границе остаются и у нас.

Цзинь Чжунхао, GFTN-China (Все­мирная сеть по торговле сертифици­рованной лесопродукцией).

Наше отделение в Китае создано в 2005 году. Его задача — координация между предприятиями, торгующими сертифицированной лесопродукцией. Мы приглашаем мелкие перерабаты­вающие предприятия присоединяться к нашей инициативе для повышения уровня ответственности и оказания информационной поддержки. В рамках нашей инициативы «Зеленое дерево» готовится законопроект, чтобы все про­давцы лесоматериалов в Европе были обязаны подтверждать законность про­исхождения древесины. То же самое уже сейчас требуют импортеры в США по акту Лэйси. Китайские поставщики заинтересованы в учете этих высоких требований.

Александр Воропаев, Ассоциация ответственных лесопользователей.

В Забайкальском крае китайский предприниматель скупает краденый лес оптом и экспортирует его совершенно официально. Это мы остановить никак не можем. Государственная и корпора­тивная политика закупок может быть шагом в этом направлении. На это также направлены международные инициати­вы типа FLEG, сертификация, нацио­нальные механизмы подтверждения ле­гальности. Широкое развитие получили и корпоративные политики, подобные политике группы ИКЕА. К ним присо­единилась Норвегия, разрабатываются в других странах Европы, в Австралии и в Китае. Не все государственные по­литики закупок лесопродукции одина­ковы. Большинство прямо ссылается на действующие системы сертификации и стандарты, вводится требование эколо­гической устойчивости лесопользования в местах происхождения древесины. Появляются в этих документах и соци­альные аспекты, предусматривающие защиту интересов местного населения.

Елена Кравченко, Главное управ­ление таможенных расследований ФТС России.

экология и бизнес НЕЛЕГАЛЬНАЯ ДРЕВЕСИНА: КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬПримерно треть уголовных дел у нас возбуждается по факту контрабанды леса в Китай. Контролем и борьбой с незаконным вывозом леса должны за­ниматься многие ведомства кроме ФТС — Россельхознадзор, Лесная и налоговая службы, Росприроднадзор. Известная модель — фирмы-однодневки, которые могут легально действовать несколько месяцев. Часть валюты от сделок остается за рубежом, счета обнуляются и следы этих фирм исчезают. Распространены поддельные ФСС, контракты и докумен­ты о происхождении - легализация леса происходит задолго до его поступления на пункт таможенного контроля. Для ухода от уголовной ответственности ча­сто используют вывоз мелкими партиями —до полутора миллионов рублей. Нужно ввести в УФНС фактическую проверку участников ВЭД. Нужна единая меж­ведомственная информационная база. Целесообразно ввести лесоматериалы в перечень стратегических материалов.

Павел Трушевский, ООО «Лесная сертификация»

Когда импортеры просят подтвердить легальность, россияне не понимают, чего от них хотят. У нас ведь все вывозится легально. Причина в разном понима­нии термина легальности. Кроме того, китайские компании, как правило, не интересуются происхождением древе­сины. Да пакет документов и не может подтвердить источник древесины. Тем не менее, в Китае уже 1300 сертифи­катов цепи поставок, в России — всего 136. Это примечательно. В России большой дефицит сертифицированной древесины, хотя очень большие площа­ди сертифицированы. Сертификация лесоуправления много дороже, чем цепи поставок. Наши предприятия не будут сертифицироваться, пока китайские покупатели не начнут поощрять продав­цов сертифицированной древесины. Но даже если Китай начнет массово ее тре­бовать, наши сертифицирующие органы не в силах быстро сделать прорыв для многих компаний — нас мало в России.

Роки Пиаджонни, Министерство юстиции США.

Поправками 2008 года к Закону Лэйси в США введен обязательный по­рядок указания страны происхождения и законности для ввозимых растений так же, как ранее было для животных. Запрещается фальшивая маркировка и ложное декларирование. Умысел для закона Лэйси — это грань между уго­ловным преступлением и гражданским правонарушением. Любая подделка документов по этому закону - тоже уго­ловное преступление. Но факт подделки надо установить юридически.

Николай Шматков, WWF России.

Российский лесной сектор ориенти­рован на экспорт. Звучало в дискуссиях, что через свои законы США и Европа нам диктуют правила поведения. На самом деле речь не о диктате, а о том, что это просто рынок, который можно или получить и сохранить, или потерять при неучете чужих законов. В Евросоюзе подобные законы тоже готовятся, это может быть даже еще строже. Они будут готовы либо с ноября этого года, либо со следующего апреля. Со временем все поставщики будут должны демон­стрировать легальность поставляемой продукции.

Александр Борзин, Иркутская ТПП

Действующий закон о техническом регулировании требуют унификации и утверждения методик измерений. Но пока проблема открыта - единой методи­ки нет. У таможенников сложилась прак­тика требовать завышенных объемов. Те, кто декларирует реальные объемы, рискуют потерять время в ожидании вагонов, досмотра, теряют валютную выручку. В итоге на складах получается дисбаланс между документами и ре­альным лесом, возникают и проблемы с налоговыми органами. Предлагалось прикладывать к таможенной декларации документ, показывающий реальный объем декларируемых лесоматериалов. И это кое-где уже работает, появилось больше порядка. При пересчете объема леса в вес таможенные органы требуют использовать свой коэффициент, отлич­ный от коэффициента, используемого железной дорогой. Это тоже большая проблема

Алексей Карасов, Центральное экспертно-криминалистическое та­моженное управление ФТС по Иркут­ской области

Круглый лес всегда идет партией, таможенная специфика ориентирована на это. Декларация оформляется после загрузки вагона, таможня не присутству­ет при этом - не хватит таможенников на все 650 площадок области. Поэтому мы подготовили стандарт по измерениям и контрольную методику. Он учитывает принцип выборочности контроля. Сей­час закон допускает использование двух методов обмера. Об этом много дискус­сий, но таможня обязана основываться на прямых измерениях. Взять ГОСТ 2708-75 по обмеру стволов при учете нормального сбега. Он занижает объем на мелкой древесине, но у нас он всегда завышает, потому что мелкой у нас нет.

Алексей Вайсман, TRAFFIC

В Приморье 6 пород редких дере­вьев, введенных в коммерческий обо­рот — диморфант, бархат, кедр, сосна могильная, пихта цельнолистная. Но самый важный из них кедр — основа кедрово-широколиственных лесов, которые обеспечивают устойчивость популяции тигра. А леса эти сокращаются неумолимо, даже по официальным отчетам. На деле сокращение идет в три раза быстрее - лесники не учитывают вы­явленные самовольные рубки. Решение было единственное — включить кедр в Конвенцию СИТЭС. Порода полностью соответствует критериям. Мы думали о втором Приложении, но там процедура более сложная. 3-е Приложение носит заявительный характер, распростра­няется только на кедр, вывозимый из России. Мы долго вели переговоры, но в итоге добились своего при поддержке МПР. 16 июля он включен, и с 14 октября решение вступает в силу. Любой вывоз кедра можно будет осуществлять только при наличии разрешения СИТЭС. Это надо делать в Москве, собрать немало документов, подтверждающих легаль­ность заготовки, причем отдельно на каждую партию. Это касается бревен, пиломатериала, фанеры и щепы, но не распространяется на шишки и орехи, на продукцию глубокой переработки (мебель)

Михаил Лежнев, ООО «Дата Скан Технолоджис»

Мы 20 лет занимаемся системами автоматической идентификации то­варов. Предлагаем автоматическую идентификационную систему сквозного учета леса с маркировкой, это контроль и регистрация перевозимых бревен и бревен на складах. Используются бирки со штрих кодом и идентификационным номером, специализированное оборудо­вание для измерения. Сканер считывает с этой бирки всю информацию. Данные попадают в компьютер беспроводным способом. При перевозке леса водитель имеет карту со всей спецификацией в электронном виде с микрочипом. Лучше всего это использовать для ценных пород и высоких сортов древесины, поскольку метод затратный. Это исключает подлог по занижению сортности при деклари­ровании.
Есть метод радиочастотной иденти­фикации, он используется для контроля передвижения контейнеров. Это воз­можно и для контроля вагонов с лесом. Можно регистрировать и кодифициро­вать каждое бревно.

Стив Юбенкс, Лесная служба США

Мы реализуем свой комплекс мер по борьбе с нелегальными рубками леса. Прежде всего, нужно иметь договор на заготовку, который учитывается в базе, с границами лесосеки и разрешенными объемами. Нужно маркировать грани­цы лесосеки и деревья. И вторая часть — контроль перемещения древесины, система расследования нарушений и санкций, жесткие стандарты, отчет­ность и кадры. Раз в два года прово­дится инспекция процедур по всей цепи заготовки и обработки древесины. Транспорт должен передвигаться по определенному маршруту. Выборочные проверки проводятся неожиданно. ин­формация хранится в нескольких базах данных. Все это прописано в договоре о заготовке. Маркировка бревен - краской и клеймом. Каждое клеймо уникально для одного аукциона и договора на заго­товку. Используем бумажные накладные на торец каждого бревна, с передней части машины, это документ строгой отчетности, хранится в сейфе. Там вся информация о месте заготовки, времени и контракте, подделать это невозможно, номера уникальны. При проверке лесо­возов проверяется не менее 2 % от всей древесины, все документируется.
Если выявляется несоответствие по лесовозу, водитель несет личную ответ­ственность. Когда бревно доставлено на переработку, один сегмент накладной отрывается для учета на лесопилке, остальные возвращаются в лесную службу для хранения. По накладным мы знаем последовательность поступления древесины на переработку. В 80-х годах у нас было много нелегальных заготовок на западе. Тогда и разработали эти про­цедуры контроля в естественных лесах. Теперь можем сказать, что у нас нет нелегальных рубок — меры наказаний очень жестки.

Николай Гиряев, ООО «Здоровый лес».

Наша компания разработала осно­вы дендрохронологических методов | идентификации места происхождения древесины для осуществления таможен­ного контроля. Принято считать, что после первой перепродажи установить место происхождения невозможно. На самом деле наши методики позволяют это делать на любой стадии переработки и перепродажи по годичным кольцам. Точность — до лесотаксационного вы­дела. Оборудование и приборы делает немецкая фирма. Метод сертифициро­ван в России. Высокочастотный сканер с камерой снимает информацию с образца
и вносит данные в компьютер.

* * *
Участники семинара посетили тамо­женную площадку одной из компаний, отправляющих лес в Китай. В ходе дискуссии на площадке высказывались претензии к неоднозначности инструк­тивных и методических материалов по способам обмера древесины при таможенном досмотре. При одних и тех же исходных данных обмера можно ис­пользовать 5-6 разных методов подсчета объема древесины, и в итоге получить разницу до 30 %. Это создает возможно­сти для манипуляций у хозяев площадок и складов и у таможенников. При этом представители китайских таможенных служб отмечали, что у них существует единый стандарт для определения объ­ема ввозимой древесины, и при расчетах и определении платежей они учитывают только свои данные. То, что записано в российской декларации, для них ничего не значит.

Китайцы, как правило, отправляют из России уже собственный, купленный здесь лес, то есть экспортируют сами себе. Это позволяет манипулировать декларируемой информацией, занижая объемы для снижения платежей на российской стороне, и завышая при перепродаже в Китае. В то же время не­возможно представить себе ситуацию, чтобы российский экспортер выступал в Китае и в качестве импортера — нас туда не пускают. На вопрос о том, ведет ли таможня накопительный учет по лес­ным декларациям, которые реализуются по множеству таможенных деклараций одной компанией, ответ был отрица­тельный — такой учет таможня вести не в силах. И это большая лазейка для ле­гального вывоза неучтенной древесины.

Завершая семинар, Юрий Шуваев от­метил, что подготовленные по его итогам рекомендации для заинтересованных государственных органов будут направ­лены также в соответствующие подраз­деления ФСБ и МВД, в Федеральную налоговую службу, органы контроля и надзора и Федеральное собрание. Только общими усилиями всех структур можно выполнить данные Президентом поруче­ния, навести порядок в лесопользовании и на лесном рынке.

Анатолий Лебедев, Иркутск-Владивосток