Часы сломались!

Часы сломались!

         Так ли уж плоха бессонница?  Почему каждый год белеют зайцы, а птички улетают на юг? И что будет если наши биочасы дадут сбой?

Обладатели внутренних часов – растения, животные и человек сами по себе очень сложно устроены. Мало того, что они состоят из множества разнообразных клеток, тканей, органов, так еще в каждой клетке могут быть часы, а многочисленные процессы в организме также имеют каждый свою цикличность. Вот и получается, что в одном организме уйма часов. Одни считают секунды другие – минуты, а некоторые считают месяцы или годы. Сколько ни изучали эти часы ученые, а выявить единый центр, управляющий всеми ритмами, не удалось. Так и существуют две точки зрения на механизм часов.

Согласно первой, многочисленные часы организма согласовываются между собой благодаря действию синхронизаторов и составляют целую циркадную организацию. То есть в организмах высших животных и человека физиологические часы отдельных элементов какой-либо системы (например, нервной) идут независимо друг от друга. В соответствии с этим представлением каждый отдельный процесс должен быть обусловлен своим ритмом. Если исследовать растения, то можно убедиться, что и в отдельных частях может существовать независимый внутренний ритм. Так, даже у двух супротивных листьев можно изменить начало ритма и, таким образом, рассогласовать периодичность их движений. Для этого нужно поместить один из листьев на несколько дней в условия иного светового режима. Например, нарушить чередование света и темноты. Столь же независима у растений периодичность процессов, специфичных для разных органов. Так, цикличность движения листьев и выделяемые ими капельки воды (гуттация) не синхронны между собой.

Отсутствие синхронности внутренних суточных колебаний в отдельных частях организма становится еще более отчетливым, если снова обратимся к изучению животных и человека. Оказывается, отдельные функции в их организмах приспосабливаются к новому циклу «свет – темнота» с разной скоростью. Так, при ночной работе ритм многих функций организма человека длительное время сохраняется прежним, несмотря на полное нарушение ритма сна. Это должно, в свою очередь, приводить к физиологическим нарушениям, что обычно и наблюдается. Может, например, произойти наложение друг на друга ритмов деятельности желудка и печени. Такого рода аритмия неминуемо окажется причиной гастрита, а то и язвы желудка. При менее длительных нарушениях суточного режима понижается работоспособность, ухудшается самочувствие.

Возможен и другой взгляд на согласование часов в организме. Сравним, например, физиологические часы с системой – часовой механизм и присоединенное к нему реле. В лаборатории такой прибор используется для автоматического чередования света и темноты, высокой и низкой температур, периодического включения разной аппаратуры или сигналов тревоги. Ведь ничего не стоит подсоединить массу всевозможных реле к одним часам. Тогда получится, что одни и те же часы руководят многими, даже не согласованными друг с другом процессами, запуская их в разное время и с разной периодичностью. Не правда ли, такая гипотеза кажется несколько изящней первой. Во всяком случае, она много экономичней. К сожалению, нельзя сказать, что она верней.

Пока остается неясным, какая из двух указанных моделей соответствует физиологическим явлениям – часы с несколькими реле или несколько физиологических часов для каждого управляемого процесса. Требуются дальнейшие исследования. А потребность обязательно и быстрее разобраться в этом теоретическом споре возникла в последние 30 – 40 лет. Как это ни неожиданно, но от его решения зависит разработка методов лечения десинхронозов – болезней, вызванных нарушениями суточного ритма или быстрыми перемещениями людей на дальние расстояния. Причин этого может быть великое множество и, соответственно, методов лечения уже придумано не меньше. Прежде всего, способность перестраивать ритм вслед за изменением природного цикла смены света и темноты снижается со старением организма. Тогда проявляется и бессонница и подавленное состояние и плохая приспособляемость организма к любым жизненным изменениям, или даже перестройкам режима дня.

Но оказывается, что бессонница это не так уж и плохо. Сокращение продолжительности сна как способ лечения десинхронозов давно взят на вооружение медиками. Например, есть такой метод – управление временем сна, проще – лечение бессонницей. Пациент встает в 2 – 3 часа ночи и больше не спит. Поначалу ему это дается трудно, но вскоре, через 2 – 3 дня таких ранних подъемов пациент начинает чувствовать себя все лучше. К нему возвращается бодрость, снижается раздражительность. Правда, такое лечение нельзя проводить долго. Обычно лечащийся на собственном опыте подбирает соотношение отрезков времени с укороченным сном и обычным для сохранения хорошего самочувствия.

Очень популярно при нарушении суточных ритмов появившееся недавно светолечение. Особенно оно уместно там, где затягивается зима с ее длинными ночами. Освещение в наших комнатах не сравнимо по яркости с солнечным, и у людей в той или иной мере развивается зимняя депрессия. Вот ее то и можно лечить дозами яркого света. А можно просто увеличивать искусственно продолжительность светового дня. Несмотря на кажущуюся безобидность такого лекарства, светолечением следует заниматься под присмотром врача. Вообще интересующимся именно разными способами лечения и разными типами людей по их биоритмологической организации стоит почитать книжку сибирского ученого А.А. Путилова «Совы, жаворонки и другие». Нужно заметить, что кур и индеек этим способом оздоравливали и повышали их продуктивность давно. Об этом мы еще поговорим ниже.

Произвольное изменение соотношения света и темноты это сильно воздействующий фактор на практически любой организм. Кроме того, это еще и сигнал для перехода от сезона к сезону. Зайцы белеют не потому, что снег выпал, а птички улетают на юг, не потому что холодно стало. Все они ориентируются по очень точному датчику времени - изменению соотношения длины дня и ночи. А с выпадением снега зима может и опоздать на месяц-полтора. Организм можно «обмануть» несмотря на столь точный сигнал, и, тем самым сильно навредить ему. Это происходит с помощью обычной электрической лампочки. Вспомним, к осени постепенно сокращается день и удлиняется ночь. Деревья по этому сигналу постепенно изменяют ход своих физиологических процессов, готовят свои организмы к зиме. У них отмирают и сбрасываются листья и, поскольку процесс фотосинтеза затухает, то снижается интенсивность усвоения и транспорта питательных веществ. Все деревья у нас традиционно готовятся к зиме, а один тополь в городе, например, оказался вблизи уличного фонаря. Мощный фонарь продляет этому дереву светлую фазу суток и, тем самым, снижает темп подготовки его к зиме. Вот уже морозы наступают, а у тополя еще не все листья слетели, да некоторые так зелеными и остались. Если несколько лет будет сохраняться такая ситуация, то это дерево может погибнуть.

Это все были нарушения ритма по естественным причинам (за исключением бедного тополя), но не менее часты такие нарушения, которые обусловлены искусственными причинами. Последние занимают все большее место в нашей жизни. Они связаны с быстрыми перемещениями людей на дальние расстояния.

Появились эти болезни недавно, одновременно с созданием самолетов и скоростных железнодорожных линий.

При постоянном увеличении скорости средств передвижения пассажиры за малый срок преодолевают огромные расстояния, не имея возможности хотя бы частично приспособить свои внутренние часы к новому времени.

Современные воздушные лайнеры за несколько часов пересекают 5, а то и 6 часовых поясов. В результате у пассажиров возникает несоответствие между их внутренними часами и местным астрономическим временем. Когда человек перелетает из Восточного полушария в Западное, ему хочется днем спать, а ночью есть. Он чувствует себя точно так же, как те пчелы и скворцы, которых использовали для доказательства пригодности внутренних часов при ориентации или поиске пищи. В отличие от животных, человек понимает, что произошло, и быстро изменяет свой образ жизни применительно к новым условиям. Но его организм бунтует, и долгое время оказывается как бы расщепленным на бодрствующий мозг и спящее тело и наоборот.

При переезде в области с иным поясным временем нарушается деятельность различных функциональных систем организма, появляется усталость, расстройство сна, пищеварения. Эти ощущения хорошо знакомы жителям Сибири и Дальнего Востока, которым приходится выезжать в Европейскую часть страны. За рубежом появился даже специальный термин – «болезнь бизнесменов» – людей, которые в частых поездках пересекают часовые пояса и поэтому страдают десипхронозами.

К настоящему времени появилось много экспериментальных данных, свидетельствующих о том, что при пересечении нескольких часовых поясов в короткий срок у человека происходит рассогласование суточных ритмов физиологических функций. У такого человека меняется кровяное давление, появляются скачки температуры. Особенно существенные нарушения появляются в психике. Не то чтобы в результате дальней поездки человек стал психически неполноценным, а просто сон его становится тревожным, нарушается внимание, память. В связи с этим утвержден ряд правил, ограничивающих длительность полета и регламентирующих продолжительность отдыха после него. Особенно это важно для летчиков, так как возникающие при пересечении поясных широт физиологические и психические аномалии у экипажа самолета могут сказаться на безопасности полета.

Вот и опять мы вернулись к теме десинхронозов. Уже понятно, что десинхроноз это фазовая рассинхронизация каких-то внутренних ритмов, вспомним тараканов в опытах Дженит Харкер, которые запутались в соотношениях фаз у двух одновременно работающих часов. То же и у пассажиров быстрых транспортных средств. Вспомним, из множества уже приведенных здесь примеров, только орангутан не пострадал, ибо везли его очень неспешно, и обезьяна успевала вовремя перестраивать свой режим дня, адаптируя все свои суточные ритмы. Десинхронозы происходят при любом изменении датчика времени, будь то удлинение или укорочение периода или даже сдвиг фазы при нормальном 24-часовом периоде, хотя бы и на час. Как мы помним, при этом у любого организма проявится длительный период синхронизации к новому датчику времени, в течение которого организм станет заново согласовывать все свои ритмы, предварительно разрушив их. А ведь у человека только циркадных ритмов более сотни, выше мы говорили, что практически все его физиологические процессы совершаются с этой периодичностью и определенным образом связаны друг с другом по фазе. А кроме суточных имеется большое число коротких ритмов, о которых тоже уже шла речь, да еще некоторое количество инфрадианных, вспомните, мы уже упоминали эстральный цикл. И все их приходится восстанавливать, согласовывать по частоте между собой и с суточными. Если особь здорова и ничего ей не мешает, нет дополнительных нагрузок в виде болезни, утомления, нервных срывов, то с такой работой она справится в отведенный срок. Если же организм болен или ослаблен, то согласование и восстановление ритмической системы может затянуться, и какие-то системы или органы могут пострадать. Вот вам и результат десинхроноза. Бизнесмены же, а также крупные спортсмены и артисты страдают особенно сильно, даже будучи совершенно здоровыми. Ведь прилетев в другой часовой пояс, они не задерживаются там надолго, например, более тех необходимых для окончания перестройки 17 суток, а перелетают дальше. Организм прибывшего разрушает все свои ритмы и начинает работу по восстановлению и согласованию всей системы под новый датчик времени. А его хозяин, не дожидаясь конца этой работы, уже полетел дальше. В новом же месте пошла работа по согласованию к новому датчику, а процесс приспособления к предыдущему еще далеко не закончен. Вспомним, что там происходило у таракана, запутавшегося в показаниях сразу двух часов? Так и летает человек по делам или гастролям, нигде не успевая адаптироваться. Биоритмологическая система его долгое время остается рассогласованной и состояние здоровья все более ухудшается.

Большинство граждан ведут оседлый образ жизни, крайне редко подвергая опасности разрушения свою биоритмологическую систему, правда и им не уйти от особенностей своего времени. Так Российское государство по экономическим соображениям уже много лет ставит массовый опыт на своих гражданах. Оно переводит население то на «зимнее», то на «летнее» время. С точки зрения хронобиолога – это быстрый скачок в соседний часовой пояс, то есть сдвиг фазы ритма на час и, связанный с появлением такого нового датчика времени, переходный период ритма. Прекрасно поставленный массовый опыт, проводимый дважды в год над всем население страны. Уже накоплено огромное количество данных сего эксперимента, и можно обнародовать результаты. Однако граждане беспокоятся о своем здоровье, спрашивают правительство, обращаются к врачам. Врачи пожимают плечами, дескать, наверху виднее. Правительство же отвечает, что срок в один час небольшой, времени на адаптацию много (целых полгода до следующего сдвига времени), так что для здоровья оно и незаметно, и доводит до нашего сведения самое важное – результаты экономических расчетов того, как мы все за это время разбогатели. Общество перестает волноваться, а напрасно. Во-первых, в правительстве, как правило, нет специалистов по биоритмам и нет желания к таковым обратиться за разъяснениями. Поэтому в ход пускают проверенный способ общения с массами, то есть отвечают не на заданный вопрос, а на удобный для ответа. Обеспокоенному обществу предлагают положительный и впечатляющий ответ на экономический вопрос вместо медицинского. Между тем, опыт ставится массовый и результаты на такой представительной выборке вполне определенные, подсчитать их не составляет труда. Это и производится при каждом переходе на новое время специалистами кардиологами, психиатрами, да и просто работниками «скорой помощи». Они вам ответят, что после каждого перехода в течение 15 – 17 суток (вот вам критический период!) наблюдается громадный наплыв пациентов к этим специалистам с жалобами на сильное ухудшение состояние. Можно получить ответ и без специалистов, просто посчитав статистику смертей в обычные дни и в такие переходные. Конкретный же человек в большинстве своем ничего и не почувствовал, возможно, не пришло в этот раз его время. К переходу он оказался совершенно здоров, не переутомлен и вполне благодушен.

Лев Ердаков